Любовь к детям в психологии

Все о психологии мужчин в любви к вашим детям и к малышам от прошлого брака

Достаточно часто можно услышать от женщин, что мужчина очень любит малышей от прошлого брака, а к их детям относится не совсем, так как хотелось бы. Может быть, все дело в самой психологии мужчин? И есть ли выход в такой ситуации?

Итак, как же проявляется любовь мужчины к детям от прошлого брака и как к вашим детям, которые не являются ему родными?

Наверное, данное убеждение, связано с опытом женщин, которые жили как с отцом своих детей, так и с их отчимом. Также существует распространенное мнение о том, что мужчинам дети не очень интересны до того момента, как с ними можно будет о чем-то, что самому мужчине интересно, поговорить.

Конечно, часто мужчины начинают более интенсивно общаться с детьми, когда те вступают в переходный возраст, ведущей деятельностью которого являются общение со сверстниками и освоение социального мира.

Во многих семьях, особенно в нашей стране, где на поверхности модели семейного устройства кажутся патриархальными, отец в большей степени, чем мать, отвечает за освоение социального мира, за уверенность в себе, за социальный успех. В то же время матери больше сосредоточены на том, чтобы научить своего ребенка общаться в контексте близких эмоциональных отношений, лучше чувствуют нюансы общения на интимной дистанции.

Однако все вышесказанное совершенно не означает, что психология мужчин в любви к детям может повлиять на него непредсказуемо. Все вполне логично и, к сожалению, ваши дети не интересуют мужчин до того, как они вырастут. Современные мужчины, в отличие от своих «братьев по полу», живших в прошлом веке, более феминизированы, если под феминными качествами подразумевать и частоту, и качество контактов с детьми.

Всевозрастающее количество отцов, которые начинают заниматься продажей детских автомобилей и яростно борются за право общаться со своими малышами, лишний раз это подтверждает. Хотим мы этого или нет, но существует тенденция движения к тендерному психологическому равенству, пока слабая, но постепенно набирающая обороты.

Тендер, напомню, это социальный пол. Как мужчины, так и женщины, являющиеся таковыми по своему физическому полу, могут демонстрировать как мужские — маскулинные, так и женские — феминные качества в разных пропорциях. Мы видим мужественных женщин и женственных мужчин, это означает, что их физический пол и социальный могут не совпадать, и это совершенно нормально.

Как в мужчине, так и в женщине есть разные части с психологической точки зрения. В каждой женщине есть внутренний мужчина, и в мужчине также есть внутренняя женщина. Вопрос в том, в какой степени они проявлены.

Так вот, психология мужчины сейчас гораздо чаще и активнее вступает в контакт со своими детьми, интересуются их жизнью, участвуют в их воспитании. Все чаще начинают общение с малышом с самого момента его рождения — когда присутствуют на родах вместе с мамой ребенка. В том случае, когда мужчина интенсивно участвует в жизни своего ребенка, он не может не быть привязан к нему, не может не испытывать чувства любви и симпатии.

В том случае, если его отношения с матерью ребенка портятся, он не переносит это на ребенка. Чаще женщины начинают настраивать своего сына или дочь против отца, вступая с ним в своеобразную коалицию «против папы дружим».

Мужчины также могут делать это, если остаются жить с малышом, а мать выставляют из семьи. Но психически здоровые люди, как правило, способны разделять свои отношения с супругом или супругой и отношения с детьми.

Поэтому любовь отца, который был вовлечен в общение со своим ребенком, при расставании с его мамой никуда не исчезает. Добавляется лишь страдание, связанное с тем, что отец не может видеть ребенка так часто, как ему хотелось бы.

Вам кажется, что психология мужчин в любви к детям от прошлого брака очень сложна и не вы не способны ее понять, и мнение о том, что мужчина любит детей от любимой жены, фактически свидетельствует о том, что, если мужчина разлюбил женщину, значит, он автоматически разлюбит и детей, которые были рождены в браке с этой женщиной. Оно верно лишь для тех мужчин, которые и до развода не были привязаны к детям. Те мужчины, которые до развода испытывали чувство любви к детям, вряд ли его утратят.

Также это убеждение говорит о том, что если мужчина вступает в брак с женщиной, у которой уже есть дети от других отношений, и он эту женщину любит, то и детей он тоже полюбит. Конечно, это неверно.

Существует достаточно много мужчин, которые, будучи влюблены в женщину, не могут наладить контакт с ее детьми от других отношений. Может примешиваться чувство ревности, поскольку ребенок является постоянным напоминанием о другом мужчине. Может возникать чувство тревоги, мужчине может казаться, что у него не получится установить контакт с ребенком.

Также могут возникать трудности в отношениях, обусловленные конкуренцией за внимание матери, которые мужчине часто сложно преодолеть, поскольку он просто не знает, как это сделать.

Таким образом, можно лишь утверждать, что любовь к женщине может помочь преодолеть трудности установления контакта с ее детьми от предыдущих отношений.

Но вряд ли можно говорить о том, что любовь к женщине автоматически переносится на ее детей, главным образом потому, что ребенок рождается при участии двух людей. Мало кто любит вспоминать о том, что его любовь когда-то была близка с кем-то другим.

Чем рискуете вы, малыш и мужчина

Чем вы рискуете, если верите в то, что мужчины любят детей от любимой жены? Во-первых, тем, что вам будет казаться — раз он любит меня, то примет и моего ребенка. Женщины часто так говорят, и женщинам часто так говорят другие женщины. Конечно, если он любит вас, то он будет стараться. Но это совершенно не значит, что у него сразу все получится.

Когда вы не знаете, как добиться любви мужчины к детям и когда в голове царит это убеждение, женщина может занимать совершенно неправильную пассивную позицию, отпуская все на самотек и не участвуя никак в процессе установления отношений между своим новым любимым мужчиной и своим ребенком или детьми. Ей может казаться, что все должно произойти само собой.

Еще один момент риска заключается в том, что, с одной стороны, это прекрасно, а с другой — может стать помехой. Женщина, которая сильно любит свое дитя, уверена в том, что оно прекрасно и все должны любить ее ребенка и быть заинтересованы в нем. Конечно, с этой установкой нужно расставаться в той ее части, которая касается других людей.

Для вас ваш ребенок самый лучший, самый умный, самый красивый. Но для всех остальных людей он просто ребенок, один из многих. Точно так же, как и вы не доллар, чтобы нравиться всем, ваш ребенок также не может нравиться всем абсолютно.

Если вы начинаете так думать, то рискуете начать обижаться на мужчину, который не будет вести себя так, как, вы считаете, он должен себя вести.

У мужчины может не быть опыта общения с детьми или не быть опыта общения с детьми неродными, этот опыт он начинает получать вместе с вами, и ему нужна ваша поддержка, а не затаенные обиды.

Во-первых, чтоб наладить взаимопонимание в семье необходимо помнить о том, что отношения между мужчиной и вашими детьми, если они ему не Родные, нельзя пускать на самотек и совсем никак в них не участвовать.

Психология мужчин, тем более в любви к деткам — это загадка для многих женщин. Прежде чем как-либо поступить много раз подумайте. Мужчине, может быть, нужны ваши поддержка и внимание, и, если это так, ему обязательно нужно помочь. В конце концов, он не виноват в том, что появился в вашей жизни уже после того, как появился малыш от другого мужчины.

Прежде чем начать давать ему эту поддержку, необходимо вспомнить о том, что ребенок появился в вашей жизни раньше, а это значит, что ему принадлежит приоритет и он для вас остается на первом месте.

Не нужно оставлять детей жить с бабушками и дедушками, чтобы наладить свою личную жизнь, — это ошибка, которая впоследствии отзовется негативно. Не нужно делать вид, что ребенок для вас не слишком важен, чтобы завоевать мужское внимание и привязать мужчину к себе.

Важно, чтобы мужчина понимал, что ваш ребенок для вас очень важен, любим, нужен вам. Отчасти он будет перенимать ваш стиль общения и поведения с вашим ребенком, подражание — это базовый механизм адаптации к ситуациям, в которых не совсем понятно, как себя вести. Так будьте хорошим примером для подражания!

При этом важно, чтобы и мужчина не чувствовал себя обделенным вашим вниманием, если ребенок имеет приоритет по порядку появления в вашей жизни, это не значит, что это нужно постоянно подчеркивать.

Чтобы не возникало конкуренции между мужчиной и вашим ребенком, необходимо четко понимать, что в семье как системе существует ряд подсистем, в частности, супружеская и детско-родительская. Важно разделять эти подсистемы и общаться на разных уровнях.

Не стремиться превратить отчима в родителя слишком быстро, выделять специальное время для общения с детьми как своими собственными, так и совместными. А также выделять специально и осознанно время для супружеского общения, дел, которые касаются только вас и вашего мужчины и не имеют никакого отношения к детско-родительской подсистеме.

В самом начале спокойно отмечайте про себя, возникают ли у мужчины трудности при вступлении в контакт с вашим ребенком, и если да, то какие. Чтобы понять, каким образом вы можете на это повлиять, необходимо понимать, на что именно вы будете влиять.

Лучше всего записывать то, что вы пронаблюдали, и затем обратиться к семейному психологу вместе с ребенком и новым мужем. Можно также поговорить с мужем, узнать о том, как он видит ситуацию и что в ней ему хотелось бы изменить. После того как вы это узнаете, вы сможете понять, что сами со своей стороны можете сделать, чтобы ситуация изменилась.

А если ваш новый муж, любящий вас, безо всяких дополнительных мер полюбил ваших родных, но неродных для него детей, остается только порадоваться за вас и пожелать вам, чтобы так было всегда!

Овен — гороскоп на сегодня

Весьма велика вероятность того, что ваши усилия все же приведут вас к какому-то результату. Если вдруг обнаружится, что результат-то совсем не тот, который вам нужен, постарайтесь все же принять его как должное.

Что бы между вами сегодня ни произошло – оно лишь еще больше сблизит вас. А значит, вам любые неприятности и препятствия в жизни нипочем, пока вы вместе. Так, один прутик сломать просто, а целую их связку – практически невозможно. Ваш тандем – та самая связка прутиков. Во всяком случае, в этот день.

В этот день в вашей интимной жизни произойдет нечто такое, о чем вы некогда уже слышали или читали. А может, нечто подобное уже происходило с вами – только очень давно. Постарайтесь вспомнить о том. как следует поступать в подобных ситуациях и не растеряйтесь.

Повсюду носите с собой красную ручку и находите возможность исправлять чужие ошибки. Восстановите собственное чувство достоинства, преизрядно пострадавшее от подобного обращения в школе. С особенным усердием охотьтесь за документами, принадлежащими старшему поколению, особенно противным личностям, напоминающим учителей, завучей и директора вашего достопамятного учебного заведения.

Сегодня вам предстоит довольно долго разбираться в том, что вы хотите сделать, что вам нужно сделать, а что нужно сделать прямо сейчас, отложив раздумья до более подходящего времени. Звезды рекомендуют вам осуществить правильную расстановку приоритетов, даже если это окажется непростой задачей.

Собираясь идти в ресторан с романтическими целями, будьте заранее готовы к компромиссу по вопросу выбора того, что вы будете кушать, а главное — пить. Если вам звезды рекомендуют рыбу, а вашему спутнику более по душе окажется баранья нога, которая, мало того, что ее ну никак не съесть одному, еще и требует красного вина, в то время как вам-то больше подойдет белое, а пить вы и вовсе намерены были шампанское, поскольку повод для ужина к нему обязывает — могут возникнуть проблемы.

Нынче не забывайте о свежих овощах и фруктах: они обязательно должны быть на вашем столе. Вовсе не обязательно употреблять их в большом количестве: один — два фрукта в день позволят вашему кишечнику нормально работать.

allforlady.info

Родители и любовь к ребенку

Любовь к детям чаще провозглашается, чем реально происходит.

Мама любящая, папа ответственный. При этом, как родители, они невнимательны, и на фоне этого дочка выучила обиды и активно ими пользуется. Девочка ведет себя нехорошо, но ее поведение спровоцировано родителями. Родители же ее поведение — подкрепляют.

Зачем мы хотим детей? Здесь я могу сказать только за себя. Для меня мои дети — это возможность создать прекрасную вселенную. Когда маленьким был я, я мог не много, но уже и тогда я хотел, чтобы жизнь была всегда светлой, большой и красивой. Она тогда и была такой, но — не всегда, и не всегда это зависело от меня. А теперь я большой и сильный, и дети — мои, совсем мои!, и теперь никто, пока отец этих детей я, никто не вмешается в их жизнь. Я мечтал, что жизнь может быть светлой, разумной и красивой — пожалуйста, я могу создать такую жизнь своим детям, я могу воспитать их так, что они будут делать такую жизнь дальше! Если вы тоже мечтали о чем-то подобном или немного о другом — не важно! — вы можете эту мечту подарить своим детям.

Но большое число людей живут совсем по другому, и дети им не нужны. Или просто мешают.

Само по себе рождение ребенка вовсе не гарантирует, что родители его будут любить. Еще в два столетия назад дети, если только это не королевские дети, нередко воспринимались как «расходный материал». Любить детей было не принято, каждая семья решала этот вопрос индивидуально. Рождение «нездорового» ребенка, а точнее его выживание было практически не реально, да и для семьи это было накладно.

Сегодня не любить детей — неприлично. Больше того, сегодня ребенок для большинства женщин становится важнее мужа, муж оказывается иногда полезной, а иногда тяжелой необходимостью, чтобы ей родить и растить ребенка. С другой стороны, сегодня любовь к детям чаще провозглашается, нежели реально происходит. Кроме того, и сама любовь бывает самого разного рода и качества: любовь отцовская отличается от любви материнской, любовь к ребенку бывает мудрой и недалекой, может быть недостаточной, а может — избыточной. Любовь родителей к детям бывает как разумной, так и ошибочной, как мудрой, так и недальновидной. Гиперопека — неудачный вариант родительской любви. А как удачнее? Смотри Модели воспитания

С другой стороны, горячая родительская любовь совсем не гарантирует, что ребенок получит достойное воспитание. Горячая родительская любовь не всегда мудра, и когда ребенок например у тревожной мамы становится суперценностью, высока вероятность, что вырастет истеричный, капризный ребенок.

Вопрос не в том, что детям не нужна любовь родителей — вопрос в том, какая любовь нужна нашим детям и что кроме любви им от нас необходимо.

Любящие родители, заботливые и ответственные, терпимые и готовые им многое простить — одновременно с этим могут быть безразличны к их интересам и потребностям, глухи к их в том числе разумным просьбам и одновременно не требовательны там, где требовательность необходима. Не единой любовью воспитывается ребенок, от родителей требуется еще и мудрость, и культура. По хорошему — и хорошее педагогическое образование.

В любом случае важно помнить: сам по себе недостаток родительской любви катастрофой не является. Как писал Талейран, в его время родительская любовь была скорее исключением, нежели правилом, но на этом историческом фоне из маленьких детей вырастали те, кто составил цвет эпохи Просвещения.

Виды любви к ребенку

Источники любви к ребенку

Чувство любви родителей к детям — не врожденное. У матерей оно, тем не менее, включается чаще и проще, основой его являются:

  • детские игры по типу «Дочки-матери», моделирующие заботу о ребенку,
  • встроенные в культуру естественно звучающие внушения: «Вот будет у тебя ребенок, будешь его любить и о нем заботится. Сколько ты хочешь детей?».
  • импринтинг (запечатление) сразу после родов. Если матери в течение нескольких часов новорожденного кладут на грудь, чувство любви к ребенку формируется практически сразу. Если ребенок попадает к маме спустя несколько дней, чувство «мой родной» у мамы формируется слабее и позже.
  • В чем провляется любовь родителей к детям?

    Определить родительскую любовь непросто. С одной стороны, есть некоторые принятые действия, которые считаются проявлением родительской любви (радоваться при виде, скучать в отсутствии, кормить, давать деньги и учить жизни). С другой стороны, есть живая родительская душа, которая чувствами и планами устремлена к любимому ребенку. С третьей стороны, есть объективка: сколько конкретно времени родители уделяли ребенку, какого качество было между ними общение, каков результат их общения и взаимодействия. С четвертой — душа и сознание ребенка, который что-то чувствует и что-то думает по поводу собственных родителей, причем то, что он думает и чувствует, может более определяться его настроением, нежели действиями родителей.

    В любом случае, в анализе родительской любви важен язык, на котором она доносится до ребенка. Какие же языки родительской любви?

    • Время — один из важных языков родительской любви.

    Если мама приходит всего за час до ужина, то она уже не может этого ребенка ничему научить. Она только будет говорить: «быстрей, повернись, вот это не трогай, вот это вот давай я сама – оно горячее». И тогда вот такого милого процесса — вместе чего-нибудь поделаем, для папы вот сейчас приготовим вкусненькое — его уже не получается, т.к. нужно просто следить за временем. Если вы берете на себя вот этот проект -научить ребенка готовить или научить ребенка помогать, вы закладываете заранее эти лишние полчаса или час так что бы у вас это шло спокойно от души, и тогда вы можете быть сколько угодно доброй и можете говорить: ну разлилось — ничего страшного, бери тряпочку, все будет хорошо. Это тоже способ оставаться с детьми друзьями. И никогда не начинать раскручивать да в какие моменты мы вдруг перестаем быть друзьями или другими словами перестаем быть в хороших отношениях и каждый ноет что-то свое.

  • Любовь к ребенку на языке поведения
  • Пишет Татьяна Розова:

    На Дистанции, когда обсуждали Любовь, прозвучала такая фраза: “Когда ты смотришь на ребенка, ты видишь в нем будущего человека”. Я задумалась (не в первый раз), а что же я понимаю под словом “Любовь”? И как я смотрю на своих детей?

    Кто же она такая и с чем ее едят?

    Мне ближе всего определение, которое я видела у Марины Цветаевой: “Любить — это значит смотреть на человека, и видеть его таким, каким его создал Бог, но не осуществили родители”. Определение очень красивое. Но я долго не могла понять — чего же мне в нем не хватает? И, кажется, поняла. Это определение влюбленности. А чтобы оно стало определением любви, в него нужно добавить действие. Действие, которое начинается с вопроса: “А могу ли я что-то сделать для этого человека, чтобы приблизить его к этому совершенному образу?”

    Время от времени я так стараюсь смотреть на своих детей. Это не легко. Но это очень помогает снять заслонку материнской всеобъемлющей, всепрощающей, всеохватывающей и чрезмерно заботливой любви, которая не всегда идет исключительно на пользу любимым чадам.

    Если папа и мама могут взять на себя обязательства перед ребенком, даже еще перед не родившимся, и эти обязательства выполнять — они ребенка любят. Если не готовы взять обязательства, все остается на уровне слов и переменчивых чувств, тут о любви говорить труднее. См.>

    Родительская любовь глазами детей

    ???????Что дети считают родительской любовью? Мы проводили пилотажное исследование: большинство детей в возрасте от 5 до 10 лет на вопрос «В чем для тебя проявляется любовь родителей? Когда ты чувствуешь, что родители тебя любят?» после того, как понимают вопрос (это бывает не всегда просто) отвечают: «Когда родители мне покупают то что я хочу» и «Когда родители мне разрешают то, что я хочу».

    Некоторые дети любят обвинять родителей, что те их не любят, любят неправильно или недостаточно. Как относиться к подобным обвинениям? См.>

    www.psychologos.ru

    Любовь детей к родителям

    Папа поучает своего трёхлетнего сынишку: «Юра, ты папу и маму не любишь, ты любишь только себя, конфеты и шоколадки!». А Юра говорит, поправляет папу: «Ещё печеньки!»

    Такое специально — не придумаешь!

    Родители вас любили. Теперь ваша очередь любить родителей!

    Любовь детей к родителям — это забота детей о родителях, когда делается все, что необходимо, и делается с радостью. Это необходимая физическая и материальная помощь и это моральная поддержка плюс все необходимые знаки внимания.

    Рождаясь, дети своих родителей еще не любят. Рождаясь, дети любят своих родителей не больше, чем вы любите есть яблоки. Ваша любовь к яблокам проявляется в том, что вы их с удовольствием едите. Любовь детей к родителям проявляется в том, что они родителями с удовольствием пользуются.

    Природной, биологической основы любви детей к родителям нет: есть запечатление, есть привязанность, но любовь к родителям генами не передается.

    В отношениях родитель-ребенок биология работает только в одну сторону — родитель старается довести ребенка до самостоятельной жизни. Все. В обратную сторону биология не смотрит вообще, после половой зрелости детей биологические функции родителей закончены. Дальнейшие отношения детей и родителей — это уже не биологические, это уже социальные и лично-психологические отношения.

    Здесь есть опасность: если вы всерьез поверили, что дети любят вас просто по праву вашего родительства, вы рискуете так и не научить их любить. Вы рискуете воспитать ребенка, который только похож на любящего. «А ты мамочку любишь, да? А покажи, как ты её любишь?» — эта игра родителей с ребенком увлекательна для обоих сторон и скорее полезна, но она одна еще мало что даст.

    Если ребенка не учить дружить, сотрудничать, а позже — любить, ребенок чаще всего вырастает обыкновенным эгоистом, не умеющим любить никого, кроме себя.

    А иногда такого, который и даже и себя не любит. Если девочка любит только кушать пирожные, злословить с подружками и себя жалеть, такую толстую и никому не нужную — как вы думаете, любит ли она себя?

    Если ребенок не умеет любить, он может пользоваться родителями и когда-то играть с ними в игру «Я вас не люблю»: если например это прикольно, выгодно или этим можно им отомстить. Самый распространенный способ не любить родителей — предъявлять им претензии за то, что родители им (детям) что-то не додали^.

    С другой стороны, именно личный интерес ребенка можно использовать для того, чтобы дети старались наладить хорошие отношения с родителями. Сообразительные дети с раннего детства понимают, что хорошо относиться к родителям — выгодно. Так меньше с ними конфликтов, они больше разрешат и дадут больше денег. Иногда это некоторым детям приходится прямо объяснять: с родителями лучше дружить. Часть детей, взрослея (и иногда с помощью объяснений самих же родителей), понимают, что их отношение к родителям является примером (образцом) для их собственных детей, и если они хотят, чтобы их любили собственные дети, им нужно показать пример любви к своим родителям.

    Как правило, наши дети будут относиться к нам так, как мы относимся к своим родителям. Где-то родителей содержат в почете и достатке до самой смерти, где-то отвозят в лес и там оставляют, где-то съедают, но во всех случаях дети знают — это также и их судьба через несколько десятков лет. Когда эти дети подрастают и становятся родителями сами, они, элементарно заботясь о себе, о своем будущем, стараются хорошо (иногда и с любовью) относиться к своим родителям — подают своим детям пример.

    Дети будут вас любить — но будет попозже, когда вы их этому научите. Чтобы дети быстрее научились любить своих родителей, их нужно этому просто учить.

    Умение любить — это определенная высота личности. Эту высоту можно взять, эту высоту нужно взять, но точно что нельзя делать, это полагать, что умение любить свалится на наших детей само по себе, без нашей о том заботы.

    Если вы день за днем будет кормить ребенка вкусной кашей, все, чему научится ваш ребенок — это кушать кашу.

    Умение любить — это определенный уровень культуры и понимание, что такое любовь.

    На простой вопрос «А почему ты думаешь, что ты свою маму — любишь?» — дети отвечают очень по-разному. «Потому что мне очень приятно, как мама меня целует!» (девочка 8 лет). «Потому что я все ем, что мне мама дает» (ответ подростка 14 лет). Может быть, это уже является подарком для мамы — съесть все, что она положит на тарелку, но кажется, что большинство детей так и не начинают понимать, что любовь — это дающее отношение.

    Любовь — это желание подарить другому человеку лучшее, что есть у тебя.

    Любовь — это настоящий интерес к другому человеку, а не только когда тебе от него что-то нужно.

    Любовь — это радость от возможности позаботиться о любимом.

    Будет ли у детей такой уровень культуры, начнут ли дети понимать, что такое любовь, и будут ли родители достаточно достойны и интересны для того, чтобы дети их любили — зависит от родителей. Все начинается — с родителей, с того времени и сил, которые они готовы выделить своим детям. С той квалификации, которую они, как родители, имеют; с того образа жизни, который они ведут — и с тех образцов отношений, которые они своей жизнью демонстрируют своим детям. Если для вас самих естественно о ком-то любить и заботиться, если для вас самих это доставляет искреннюю радость — вы уже этим подаете своим детям замечательный пример.

    Дети начинают любить родителей, когда родители любят с ними разговаривать и играть, когда целуют их с утра и ведут тихие разговоры вечером, перед сном, когда у родителей озаряется лицо каждый раз, когда ребенок к нему подбегает, когда ребенок понимает, что родители о нем действительно заботятся.

    Осознавать, что на самом деле дети вас не вполне любят, что дети только вами с удовольствием пользуются — осознавать это не очень приятно, и большинство родителей, у которых симпатичные детки, предпочитают верить в то, что дети их все-таки — любят. И во-многом они — правы: что бы ни говорили ученые биологи, в любовь детей к родителям верить стоит, хотя бы из педагогических соображений.

    Когда в это верят родители, в это легче начинают верить дети. А любовь во многом начинается — с веры. Любовь детей к родителям, по крайней мере вначале, это скорее выученное поведение, которое формируется по всем законам формирования выученного поведения: легкое начало, внушения, профильная деятельность, подкрепление профильной деятельности, еще раз внушения. — и результат внушений — вера.

    Ребёнок не глухой и не слепой. Он слышит и видит, что у всех есть мамы, что мама это всегда хорошо, что мама все знает, всё умеет, что маму надо любить, что дороже мамы ничего нет, что родная мать это святое и аналогичные педагогические внушения. Так формируется принятое в общество поведение хорошего ребенка в отношении к «любимым родителям». Интересно, что при благоприятных обстоятельствах это в конце концов в любовь к родителям действительно превращается. Внешняя деятельность интериоризируется во внутреннюю деятельность. Но — нужно время. И правильные внушения.

    Дети начинают любить родителей, когда они начинают верить, что они родителей любят. А вера приходит вместе с внушениями, вместе с подкреплениями заботливой активности детей, вместе с интерпретацией их действий как проявлений любви.

    У мамы день рождения, дочка час лазила по интернету, нашла красивую картинку для открытки маме. В этом можно увидеть лишь то, что дочка любит лазить по интернету, а можно поблагодарить доченьку за то, что она такая внимательная и заботливая.

    В ситуации, когда за сделанное можно и укорить, и поблагодарить, мудрые родители обычно торопятся благодарить и не торопятся критиковать.

    Пришел я домой, прошу дочку: «Родная, накорми меня, пожалуйста!» Она берет тарелку, бросает туда гречку, ставит в микроволновку, включает, убегает. — Ну, назвать это ужином… Но вместо того, чтобы сердиться, что тебе сделали не все и на стол не накрыли, найди возможность поблагодарить за то, что сделано. Похвали при маме: «А меня сегодня маленькая хозяйка покормила, она заботливая, вся в тебя!»А чтобы делать такие позитивные переводы, родители сами должны верить в то, что дети их любят. Всегда легче, внутренне легче воспитывать детей, когда родители верят, что дети их любят. Воспитывать детей — работа непростая, иногда тяжелая, но если родители верят, что дети их любят, все идет легче.

    Чтобы дети начали любить родителей, дети должны учиться заботиться о многих других людях.

    Родители, которые умеют любить сами, заботятся о том, чтобы их дети умели любить. И они заботятся о том, чтобы дети любили и их тоже — не потому, что им жутко необходима любовь их детей (такие родители могут быть вполне самодостаточными людьми), а потому, что их дети должны быть любящими людьми, должны уметь любить. И они их обучают любви, приучают к любви — и на любви к домашним цветам и лесным растениям, на любви к домашним животным, и на любви к бабушкам и дедушкам, и на любви к родителям (к себе).

    Обычно удобнее, когда мама приучает детей любить папу, а папа приучает детей любить маму.

    А если бы вы любили своих родителей?

    Некоторым детям повезло вырасти такими, что они сами поняли необходимость учиться любить. И даже если родители специально не учили их любить и не подавали им соответствующего примера, такие дети начинают любить и своих родителей, и других достойных пожилых людей, считая это свои долгом — не тяжелой ношей, но долгом достойным и радостным.

    А когда-то приходит время, когда дети становятся совсем взрослыми людьми, а наши родители становятся совсем как дети. И тогда нам нужно уже о них заботиться.

    www.psychologos.ru

    Понятие любви к детям в отечественной педагогике XX века Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

    Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Сечина Ксения Александровна

    В статье раскрываются смыслы любви к детям в различных направлениях отечественной педагогической мысли XX века, а также в трудах отдельных педагогов, таких как А.С. Макаренко и В.А. Сухомлинский

    The concept of love to children in Russian pedagogy of the XX century

    The article reveals the senses of love to children in different directions of Russian pedagogical thought of the XX century, as well as in the works of the individual educators such as A.S. Makarenko and V.A. Sukhomlinsky.

    Похожие темы научных работ по народному образованию и педагогике , автор научной работы — Сечина Ксения Александровна,

    Текст научной работы на тему «Понятие любви к детям в отечественной педагогике XX века»

    ?2. Mitrakhovich, V. A. The specific characteristics of military society // The education and the science. The Proceedings of the Ural branch of the Russian Academy of education. — 2007. — № 5 (47).

    3. The military encyclopedia / Ed. K.I. Velichko. — V. 7. — St-Petersburg, 1912.

    4. Savin, Y. V. The social education of military men in the condition of the military reform : Dis. . Ph. doc.: 13.00.02. — Moscow, 2003.

    5. Serebryannikov, V. V., Deryugin, Y. I. The Army Forces of Russia: the condition and perspectives of overcoming the crisis (the social-political cut of the contemporary military society). The analytic report. -Moscow, 1998.

    6. Dubogray, E. V. The family and the social position of an officer // The sociological researches. -2003. — № 12.

    7. Mikhaylyonok, O. M. The Russian Army: the social inequality and the social dynamics // The social-humanitarians knowledge. — 2006. — № 4.

    8. Sorokin, P The social stratification and mobility // Pitirim Sorokin. A man. The civilization. The society. (The series «The thinkers of the XX century»). — Moscow, 1992. The material is placed in Internet at the address: http://www.sociology.mephi.ru/docs/sociologia/html/sorokin_soc_mobile_forms_fluc.html.

    Понятие любви к детям в отечественной педагогике XX века

    Ключевые слова: любовь; любовь к детям; педагогические смыслы любви; понятийный аппарат педагогики; воспитание в коллективе; парная педагогика; гуманность.

    X.A. Sechina*. The concept of love to children in Russian pedagogy of the XX century.

    Keywords: love, love for children, pedagogical meanings of love, the conceptual apparatus of pedagogy, education in the collective; pairing pedagogy, humanity.

    В историко-педагогическом аспекте XX в. представляет собой особый интерес: в нем сфокусированы специфика дореволюционной, советской и постсоветской педагогики, разнообразие гуманистических направлений, а также тенденции жестокости и насилия над детьми. Под этим углом зрения феномен любви к детям почти не исследован. В современном образовании и воспитании наблюдается возрождение в сознании педагогов понятия любви с православных и гуманистических позиций начала XX в., что является важным фактором личностного роста учителя, и появление в связи с этим новых подходов и концепций воспитания учащихся в отечественном образовании.

    Понятие «любовь к детям» использовалось и используется до сих пор в самых разных педагогических учениях и системах. И содержание этого понятия, и его собственно педагогические смыслы, определяемые преимущественно ответом на вопрос, как именно осуществляется любовь к детям в процессе воспитания и обучения, также различны. О любви к детям так или иначе говорят все педагоги, но педагогический смысл её, фиксируемый более конкретными, операциональнотехнологическими и не столь эмоционально-метафоричными терминами, при этом неодинаков. Следовательно, различен и теоретический статус понятия любви к детям. Хотя тема любви к детям в отечественной истории педагогики специально не исследовалась, косвенно она так или иначе затрагивалась и затрагивается.

    Издавна известно, что без любви человеческая жизнь обессмысливается, лишается особой радости, духовности, нравственно-эстетического восторга, здоровой страдательности, подвижничества, героизма, патриотизма и т.д., и т.п. Ясно, что речь идет не о «любви к варенью», а о любви именно как о духовном феномене. Если по разным причинам любви к ребенку нет, то последний, по сути, несчастен или, во всяком случае, обделен величайшим на земле счастьем — любовью взрослых.

    *Сечина, Ксения Александровна, аспирант кафедры педагогики, Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина. Адрес почтовый (рабочий): 19бб05, г. Санкт-Петербург, Пушкин, Петербургское шоссе, д.10, телефон (рабочий): 8(812)4б5812б, e-mail: [email protected]

    *Sechina, Xenia Alexandrovna, postgraduate, Leningrad State University named after A.S. Pushkin, department of pedagogy. Work address: Petersburg highway, 10 — 19бб05, Pushkin, Saint-Petersburg; telephone (work): 8(812)4б5812б, e-mail: [email protected]

    Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России М 4 (44) 2009

    Идея любви к детям была нами специально изучена с применением различных методов историкопедагогического исследования, включая контент-анализ и сравнительно-сопоставительный анализ: 1) в православной и официальной российской педагогике начала XX в.; 2) в трудах представителей либерально-гуманистического направления в отечественной педагогике начала XX в.; 3) в контексте революционных философско-педагогических установок 1918-1921 гг., т.е. в годы так называемого «революционного романтизма»; 4) во взглядах Антона Семеновича Макаренко и Василия Александровича Сухомлинского; 5) в педагогических направлениях 90-х гг., в рамках которых отечественными педагогами были разработаны «новые концепции воспитания».

    Анализ этих направлений в изучении феномена любви к детям предварён исследованием сугубо философских подходов к пониманию любви как таковой, т.е. независимо от «детского» и педагогического аспектов в трактовке ее сущности. В процессе этого исследования сформулировано положение о том, что на педагогическое отношение к вопросу о любви к детям вполне могло повлиять — и повлияло в действительности — то, что в литературе любовь рассматривается весьма широко. В философско-мировоззренческом, в религиозном (православном) аспекте любовь выступает и как Бог, и как Дух, и как хитрость природы в целях этического побуждения к воспроизводству человеческого рода; в психологическом аспекте любовь выступает и как чрезвычайно субъективное, неустойчивое чувство, состояние, и как непременная нравственно-эстетическая основа подлинного творчества, профессионализма; в аксиологическом — как абсолютная ценность в жизни человека, в то же время не могущая быть критерием серьёзной научной оценки деятельности людей. Рассуждения о любви могут и «заболтать» дело, и поднять его до поэтических и романтических высот, и приблизить данное дело к его истинному глубинному онтологически-гуманистическому базису.

    Несмотря на большое разнообразие трактовок феномена любви, в самом понимании любви мы выделяем две основные взаимосвязанные тенденции: 1) тенденцию субъекта любви (кто любит) к «отдаванию себя» объекту любви (кого, что любят); 2) тенденцию субъекта любви к обладанию объектом любви. В связи с этим «любовь» мы рассматриваем как такую устремленность, страсть человека к человеку или к любому другому объекту любви, которая выражается в желании одновременно обладать объектом любви и служить ему. Существует необозримая масса всевозможных уклонений то в сторону обладания, то в сторону служения.

    Апостол Павел, например, акцентирует момент служения, указывая, что «Любовь долготерпит, милосердствует; Любовь не завидует, Любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде (а сорадуется Истине), все покрывает, всему верит, всё переносит» (1 Кор. 13:4-7).

    Проблематика обладания остро и полно проявляется в половой любви. Гениальна по своему значению в истории этого вопроса теория андрогинов, созданная в античности. Согласно этой теории, древние люди были двуполыми существами, которые пребывали в состоянии вечного блаженства. Раздосадованные Боги разрубили эти существа на мужскую и женскую половины и раскидали их по свету. С тех пор люди по своей природе несчастны и одиноки без своей второй половины, и поистине счастлив тот, кому удается ее найти. Миф об андрогинах объяснял любовь как стремление к обладанию некой целостности, гармонии противоположных начал. Впоследствии это учение развивали в своих трудах Н.Л. Бердяев, Н.Лосский, В.Розанов, В.С. Соловьев и др.

    Является ли любовь страстью? Изучение соответствующих текстов показывает, что это всё-таки по преимуществу страсть. Последняя может, в силу разных причин, исчезнуть, когда кто-то кого-то или что-то «разлюбил». Но очень часто любовь уходит в глубины души человека, занятого обычными, повседневными вопросами. И вдруг свершается какая-то беда с объектом «былой» страсти, и человек вновь, пусть уже с изменившимися личностными возможностями, резко осознает, как несказанно дорог ему этот объект, скажем, родина, взывающая к защите.

    Если без любви нет полноценной жизни в мире людей, а возможно, отчасти и в животном мире, тем более любовь нужна в педагогической деятельности. Русская православная педагогика неуклонно следовала идеологии, букве и духу любви к детям. Человек как таковой достоин любви, ибо в нем, даже в самом падшем, есть образ и подобие Божие, а дети, особенно в раннем возрасте «духовного первородства», по В.В. Зеньковскому, еще ближе к Богу, чем взрослые [4, с. 67].

    Хотя ребенок или, как выражался Н.Ф. Федоров, «евангельское дитя» [12, с. 75] по своей внутренней духовной жизни — образ и подобие Божие, православная педагогика не только не исключала, а даже предполагала совмещение любви и некоторого насилия. Физические наказания ребенка не противоречат любви к нему, они скорее свидетельствуют о неравнодушии к детской судьбе, ибо опасно именно равнодушие как одна из психологических форм жестокого обращения с детьми. Вместе с тем важно, чтобы наказания не приобретали характер издевательства над личностью ребенка, не превращались в избиение его, в вымещение на нем жизненных неурядиц и страхов родителей, вообще педагогов.

    Но в содержательном пространстве российской православной педагогики имела место и тенденция категорического отвержения физических наказаний. Идея любви к детям сохранялась, однако питалась больше новозаветными аргументациями, чем ветхозаветными постулатами. Подчеркивалось, что истинная любовь не нуждается в применении силы. В нормативно-правовом аспекте эта позиция победила, что выразилось в отмене физических наказаний в школе.

    Нами установлено, что чем дальше педагогика уходила от концептуально-логической увязки смысла любви к детям с религией и церковью, тем меньше педагоги обращались непосредственно к термину «любовь». А если всё-таки обращались, то при этом либо переосмысливали своё отношение

    к православной церкви и даже евангельским каноническим текстам, что было характерно для Л.Н. Толстого, либо выдвигали идею о создании «новой религии» (К.Н. Вентцель), либо делали упор на таких понятиях, как «долг», «справедливость» и т.п. (П.Ф. Каптерев, А.Н. Острогорский и другие).

    Явное отодвигание термина «любовь к детям», «любовь к педагогической деятельности» обусловлено не только возрастанием роли светского, а то и атеистического начала в духовнонравственном воспитании молодых поколений, но и всё большим проникновением в педагогику научнопозитивистских воззрений, нацеленных на дальнейшее развитие педагогики посредством более строгих и конкретных понятий, применения педологических методов изучения детей (В.Мёйман, А.Нечаев).

    В 20-30-е гг. XX в. все эти мнения встретились с жестким прагматизмом классовой борьбы, со спешно создаваемой системой спасения беспризорных детей от голода, от преступного пути жизни. И хотя утверждалось, что если бы у большевиков не было любви к человеку, то не было бы и социалистической революции, всё же социально-педагогическая действительность в то время была слишком тяжелой, порой страшной и трагической, чтобы исходить прямо из постулата «любви к детям».

    А.С. Макаренко как раз и не исходил. Он полагал, что понятие «любовь» находится как бы на поверхности теории и практики воспитания тогда, когда личность и деятельность воспитателя ограничивались рамками «уединенного деятеля» в системе «парной педагогики». Воспитатель, по Макаренко, — «живой деятель, цель которого служить регулятором внешних по отношению к нему и к воспитаннику хозяйственных и бытовых явлений. Воспитывает не воспитатель, а среда. В живом быту коммуны воспитанник не должен чувствовать себя объектом воспитания, он должен ощущать прикосновения точной логики нашего общего хозяйства и требования здравого смысла, которые предъявляются к нему со стороны различных сторон нашего быта» [6, с. 168-170].

    Теоретико-методологический статус понятия любви к детям у Макаренко довольно низок. Макаренко не склонился ни к сентиментализму старой религиозной педагогики, ни к психолого-педагогическому «реализму» педологии. Он создал свой понятийный аппарат коллективистической педагогики.

    А.С. Макаренко отнюдь не отрицал колоссальную значимость любви к детям, но он перевел этот, в общем-то, эмоционально-духовный термин на конкретный язык своей новаторской педагогики, в понятийном аппарате которой доминировали буква и дух воспитания в коллективе и через коллектив, взаимной ответственности личности и коллектива, всестороннего развития личности, завтрашней радости, перспективных линий, параллельного педагогического действия, авансирования личности, труда и игры и т.п. Система базовых понятий педагогики А.С. Макаренко и их особенности фундаментально раскрыты в работах А.А. Фролова и других известных, в т.ч. иностранных, макаренковедов.

    Напротив, труды В.А. Сухомлинского изобилуют терминологией и пафосом любви. Уже на первых страницах книги «Сердце отдаю детям» Сухомлинский несколько раз употребляет слово «любовь» либо его синоним — «привязанность» [10, с. 3-7].

    При этом Сухомлинский четко выделяет в любви, с одной стороны, служение учителя детям, а, с другой — момент «своих» детей — «своих» в том смысле, что он с первых дней пребывания ребенка в школе до получения аттестата зрелости поднимается с ним со ступеньки на ступеньку, непосредственно заботится о его умственном, нравственном, эстетическом, эмоциональном, физическом развитии, имеет с ним общие духовные интересы, передает ему свои духовные богатства [10, с. 3-11].

    У В.А. Сухомлинского термин «любовь» концептуально, а не просто эмоционально связывается и с личностью учителя («Что значит хороший учитель? Это прежде всего человек, который любит детей.» [8, с. 42]) и вообще с отношением человека к самому себе и всему миру. По убеждению Сухомлинского, «.пусть дети твои любят красоту. Пусть ребенок любит все живое и красивое. «Любите маму», — говорит учитель, и сразу становится близким ребенку. Атмосфера любви к книге, уважения к книге, благоговения перед книгой — в этом заключается сущность школы и педагогического труда. Я — преподаватель литературы и, признаюсь, влюблен в свой предмет. первый источник, питающий детскую любовь к знаниям, — это высокая интеллектуальная культура учителей, и прежде всего директора школы. Радуюсь, что моя любовь к слову передается детям, захватывает их мысли и чувства» [8, с. 38,41,48,174].

    Возвышая значимость любви для всего педагогического процесса, выдвигая на передний план самое понятие любви, Сухомлинский говорит вместе с тем и о справедливости, гуманности, доброте, чуткости, заботливости и т.п. Он подчеркивает, что все эти понятия отнюдь не являются абстрактными. Будучи включенными в реальную педагогическую культуру, в реальный образовательно-воспитательный процесс, они, несомненно, свидетельствуют о любви учителя к детям, к педагогической профессии. В.А. Сухомлинский, следовательно, подобно другим педагогическим мыслителям педагогически конкретизирует феномен любви. Так, совершенно ясно, что выражением любви является доброта. Но что такое доброта в отношении учителя к детям? В.А. Сухомлинский пишет: «Доброта — это не тон и не специально подобранные слова. Подлинный воспитатель — всегда человек широко эмоционального диапазона, он глубоко переживает и радость, и огорчение, и тревогу, и возмущение. Если дети чувствуют в этих человеческих страстях своего наставника правдивость — это и есть настоящая доброта» [9, с. 3].

    О справедливости Сухомлинский пишет, что она «основа доверия ребенка к воспитанию. .Чтобы быть справедливым, надо до тонкости знать духовный мир каждого ребенка. Вот почему дальнейшее воспитание представлялось мне как всё более глубокое познание каждого ребенка» [8, с. 83].

    По Сухомлинскому, «научиться любить детей нельзя ни в каком учебном заведении, ни по каким книгам, эта способность развивается в процессе участия человека в общественной жизни, его взаимоотношений с другими людьми. Но по самой природе своей педагогический труд —

    Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 4 (44) 2009

    повседневное общение с детьми — углубляет любовь к человеку, веру в него. Призвание к педагогической деятельности развивается в школе, в процессе этой деятельности» [8, с. 25].

    Это очень важный тезис В.А. Сухомлинского. Мы его воспринимаем следующим образом: разумеется, любовь — это отчасти дар свыше, на что указывали многие мыслители, но в определенной степени (в какой именно — неизвестно никому) любовь есть следствие социального научения, результат относительно управляемого «погружения» человека в культуру общества. Благодаря этому «погружению», т.е. своей неизбежной связи с культурой, человек научается или должен научаться любви к ближнему и дальнему, к малой и большой родине, к самому себе, к свободе, к книге и т.п.

    По нашему убеждению, акцентирование Сухомлинским идеи и понятия любви в педагогике -это уникальное явление в советской и постсоветской педагогике. В 80-х гг. появилась так называемая «педагогика сотрудничества», официально провозглашенная и описанная впервые в «Учительской газете» в виде отчетов о встречах учителей-экспериментаторов (Ш.А. Амонашвили, И.П. Волков, Е.Н. Ильин, В.А. Караковский, С.Н. Лысенкова, Л.А. Никитина, Б.П. Никитин, В.Ф. Шаталов, М.П. Щетинин и другие) [11]. В этих отчетах с особой силой говорилось о личности ученика, о ее свободе, спонтанности, субъектности, демократизации и гуманизации, о всестороннем и гармоническом развитии заложенных в каждом ребенке творческих сущностных сил, о необходимости замены «мероприятийной» воспитательной работы постоянно действующей стратегией педагогической поддержки и т.п. Значительно возвышены были идеи парного диалога с учителем, самовыражения, саморегуляции и неповторимости личности. При этом парадоксально: о любви почти ни слова. Вместо этого доминировал тезис: «Уважением к ребенку научим его уважать самого себя

    — тогда он будет уважать других». По поводу данного тезиса известный критик «педагогики сотрудничества» Б.Т. Лихачев заметил: «Но в школьной практике учителя нередко сталкиваются с ситуацией, когда при всем их уважении к детской личности она не хочет уважать других, куражится, наглеет, издевается над сверстниками, взрослыми, становится хулиганствующей. В этих случаях очевидна необходимость педагогического воздействия, требования, наказания» [5, с. 423].

    Свою основную задачу педагоги-экспериментаторы видели в разработке конкретных приемов и методов, которые учитывают особенности именно детей, делают их обучение более комфортным и интересным. В контексте нашего исследования особую ценность представляет вывод Ш.А. Амонашвили о том, что «методы, приемы, способы, формы обучения и воспитания, пройдя через душу педагога, согретую любовью к детям и наполненную чувством гуманности, становятся утонченными, гибкими, целенаправленными и потому эффективными. Нельзя говорить об эффективных методах воспитания и обучения, если неизвестно главное: каков человек педагог, который будет пользоваться этими методами, какая у него душа и какое сердце» [1, с. 11-12]. В другом направлении современной гуманистической педагогики, которое получило название «педагогика ненасилия» (В.Г. Иванов, А.Г. Козлова М.Л. Лезгина, В.Г. Маралов, В.А. Ситаров и др.) сущность любви к детям отразилась в понятии «ненасилие».

    В.Г. Маралов и В.А. Ситаров определяют любовь как «усиление личностного начала в каждом ребенке». Только любящий педагог стремится произвести значимые изменения в своих воспитанниках, предоставляя им возможность самоопределиться и самореализоваться [7, с. 100-101].

    Особо хочется выделить раздел «Здоровьесберегающая функция учительской любви» в книге

    В.С. Безруковой о современном уроке [2]. По мнению, В.С. Безруковой, любовь является не только залогом душевного здоровья педагога, но и выступает гарантом профессиональной успешности .

    Современное гуманистическое воспитание нацелено на гуманизацию межличностных отношений учителя и ученика. Данная цель может быть реализована только при учете личностных и индивидуальных особенностей обоих субъектов образования. «В процессе воспитательного взаимодействия педагог должен быть нацелен на то, чтобы узнать и принять воспитанника таким, каков он есть, помочь осознать цели развития. и способствовать их достижению., не снимая при этом меру ответственности за результаты.» [3, с. 56]. По нашему мнению, данное определение полностью вмещается в понятие «любовь к детям». Оно базируется на идеях гуманистической психологии, предметом изучения которой служит целостный человек в его высших, специфических только для человека проявлениях.

    Обобщая все вышесказанное, отметим, что, во-первых, любовь в философских и педагогических воззрениях трактуется как смысложизненная ценность, без которой все на свете для человека утрачивает свою значимость; во-вторых, в педагогике собственно теоретический статус понятия «любовь к детям» не является достаточно высоким, так как построение различных педагогических систем предполагает определенное отвлечение от эмоционального содержания этого понятия и сосредоточение внимания на более строгом категориальном аппарате педагогического мышления, как это было характерно, например, для А.С. Макаренко. В-третьих, сегодня чувствуется некоторая ностальгия по понятию «любовь к детям», можно сказать, по возрождению того несколько романтического и поэтического пафоса любви к детям, который был присущ В.А. Сухомлинскому. Но совершенно ясно, что историко-педагогическое исследование любви к детям вполне актуально и в социальном аспекте, и в аспекте недостаточной научной разработанности этого понятия.

    1. Амонашвили, Ш. А. В школу с шести лет // Педагогический поиск / Сост. И.Н. Баженова.

    — М.: Педагогика, 1987. — С. 9-56.

    2. Безрукова, В. С. Все о современном уроке в школе: проблемы и решения. — М.: Сентябрь, 2006. — Кн. 3 : Здоровьеберегающий урок. — 304 с.

    3. Бордовская, Н. В., Реан, А. А. Педагогика : учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2000. — 304 с.

    4. Зеньковский, В. В. Психология детства. Екатеринбург : Деловая книга, 1995. — 347 с.

    5. Лихачев, Б. Т. Педагогика. Курс лекций. — М.: Юрайт, 1998. — 464 с.

    6. Макаренко, А. С. Очерк работы полтавской колонии им. Горького // А.С. Макаренко. Школа жизни, труда, воспитания. Учебная книга по истории, теории и практике воспитания / Сост. и коммент. А.А. Фролов, Е.Ю. Илатдинова. — Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии гос. службы, 2007.

    — Ч. 1. Деловые и личные письма, статьи 1921-1928 гг. — С. 165-173.

    7. Ситаров, В. А., Маралов, В. Г. Педагогика и психология ненасилия в образовательном процессе. — М.: Академия, 2000. — 216 с.

    8. Сухомлинский, В А. Павлышская средняя школа // Сухомлинский В. А. Избранные пед. соч.: в 3 т. / Сост. О.С. Богдановский, В.З. Смаль, А.И. Сухомлинская. — М.: Педагогика, 1980. — Т. 2. — 383 с.

    9. Сухомлинский, В. А. Разговор с молодым директором школы // Сухомлинский В.А. Избранные пед. соч.: в 3 т. / Сост. О.С. Богдановский, В.З. Смаль, А.И. Сухомлинская. — М.: Педагогика, 1981. — Т. 3. — С. 7-394.

    10. Сухомлинский, В. А. Сердце отдаю детям. 5-е изд. — Киев: Радянска школа, 1974. — 288 с.

    11. Учительская газета. — 1986. — 18 октября ; Учительская газета. — 1987. — 17 октября ; Учительская газета. — 1988. — 18 октября.

    12. Федоров, Н. Ф. Философия общего дела // Русский космизм: Антология философской мысли. — М.: Педагогика-Пресс, 1993. — С. 69-78.

    1. Amonashvili, S. A. In a school with six years // Pedagogical search / I.N. Bazhenov. — Moscow, 1987.

    2. Bezrukova, V. S. All of today’s lesson in school: problems and solutions. — Moscow, 2006. Book 3 : Health-saving lesson. — 175 p.

    3. Bordovskaya, N. V., Rean, A. A. Pedagogy. Textbook for high schools. — St. Petersburg, 2000. — 304 p.

    4. Fedorov, N. F. The philosophy of the common cause // Russian cosmism: An Anthology of philosophical thought. — Moscow, 1993.

    5. Likhachev, B. T. Pedagogy. Course lectures. — Moscow, 1998. — 464 p.

    6. Makarenko, A. S. Sketch of work of Poltava colony named after Gorky // A.S. Makarenko. School of life, labor, education. Textbook on the history, theory and practice of education / A.A. Frolov, E.Y. Ilatdinova. — N.Novgorod, 2007. Part 1. Business and personal letters, articles 1921-1928.

    7. Sitarov, V. A., Maralov, V. G. Pedagogy and psychology of non-violence in the educational process.

    — Moscow, 2000. — 216 p.

    8. Sukhomlinsky, V. A. Heart is given to children. 5-th edition. — Kiev, 1974. — 288 p.

    9. Sukhomlinsky, V. A. Pavlyshskaya school / Sukhomlinsky V.A. Selected pedagogical works : in 3 vol. / O.S. Bogdanovsky, V.Z. Smal, A.I. Sukhomlinsky. — Moscow, 1980. — Vol. 2. — 383 p.

    10. Sukhomlinsky, V.A. Conversation with the young director ofthe school / Sukhomlinsky V.A. Selected pedagogical works : in 3 vol. / O.S. Bogdanovsky, V.Z. Smal, A.I. Sukhomlinsky. — Moscow, 1981. — Vol. 3.

    11. Uchitelskaja gazeta (Teacher’s Newspaper). — 1986. — 18 October ; Uchitelskaja gazeta (Teacher’s Newspaper). — 1987. — 17 October ; Uchitelskaja gazeta (Teacher’s Newspaper). — 1988. — 18 October.

    12. Zenkovsky, V. V. Psychology of childhood. — Ekaterinburg, 1995. — 347 p.

    УДК 811.1 В.Н. Яковлева*

    Изучение проблемы мотивации самостоятельной учебной деятельности курсантов в процессе обучения иностранному языку

    Работа представлена кафедрой военной педагогики и психологии Санкт-Петербургского военного института внутренних войск МВД России. Научный консультант — заслуженный деятель науки РФ, доктор педагогических наук, профессор В.Я. Слепов.

    В статье анализируется проблема развития мотивации самостоятельной учебной деятельности курсантов в процессе обучения иностранным языкам в военном вузе, подводятся итоги опытноэкспериментального исследования данной проблемы.

    Ключевые слова: мотивация; самостоятельная учебная деятельность; готовность курсантов к самостоятельной учебной деятельности; коммуникативные, познавательные и профессиональные мотивы.

    * Яковлева, Валентина Николаевна, заведующая кафедрой иностранных языков Саратовского военного института внутренних войск МВД России, кандидат педагогических наук, доцент, Заслуженный работник высшей школы РФ. Тел. 8-452-26-41-03.

    * V.N. Yakovleva, Chief of the Department of Foreign Languages of the Saratov Military Institute for the Internal Troops of RF Ministry of the Interior, a candidate of pedagogical sciences, an associate professor, an honorary worker of the R.F Higher School.

    cyberleninka.ru