Отношение славян к женщинам

Женщина в славянской традиции

В христианской традиции женщина исконно считается сосудом греха, особенно, уж извините, в «эти самые дни», когда ее даже в церковь запрещено пускать. Религиозный базис мусульманства, как известно, от христианского особенно не отличается, хотя эти ребята все всегда любили возводить в абсолют. Вот и женщина у них фактически занимает место рабыни, даже после смерти (кому интересно – читаем в Торе о пэри, куда сии прекрасные создания перекочевали из народного персидского эпоса). А какое отношение к женщине было у наших Предков? Нужно сказать, что кардинально противоположное.

Женщина у древних славян почиталась, как земная богиня. И это закономерно, ведь в традиции славяно-ариев у каждого человека есть две пары родителей – двое земных (земные родители) и двое небесных (боги-родители). Женщина – суть земная богиня, воплощение тепла и света. Женщина у славян с той самой минуты, как она считается женщиной, а именно – с 16 лет, с периода «не весты» (до 12 лет она чадо, с 12 до 16 – веста), приобретала особое к себе отношение. Не в том смысле, что все всегда ей делали поблажки, ведь труд женщины не менее сложен, чем у мужчины, пусть и не такой рискованный, если брать в расчет войну (фактически – главное предназначение мужчины наряду с продолжением рода).

Женщины древних славян представляли собой сначала потенциальных, а потом и реальных матерей, продолжательниц Рода. Так может ли славяно-арий относится к той, кто будет под сердцем носить его детей, как к рабыне? За подобные слова славянские мужчины без лишних разговоров выхватывали ножи и либо отрезали языки тем, кто посмел о подобном заикнуться, либо принимали глубочайшие извинения. Женщина древних славян – это то, за что мужчина мог принять смерть без раздумий (наравне с Родиной, разумеется). Это хранительница домашнего очага, та, кто не позволяет тьме проникать в обитель света, милое и нежное существо, которое достойно обожествления.

Но нужно понимать, что высокий статус славянской женщины, как земной богине, требовал соблюдения особых норм поведения. До периода замужества женщине покровительствовала Лада, богиня чистоты, красоты и живого мира во всех его проявлениях. Женщина в замужестве попадала «под крыло» Макоши, супруги Сварога, матери всех богов, воплощавшей в себе идеалы материнства и наставничества. Женщина у славян исконно почиталась своеобразной аллегорией земной мудрости, но горе той, что не соответствовала этому идеалу. Конечно, речь идет не о том, что если девушки все никак не давалась вышивка, то ее «гнобили» все, кому не лень. И, кстати, такого быть не могло, потому что белая кровь славянских женщин подразумевает совершенное чувство прекрасного, а генетическая память не может подводить.

Ключевой добродетелью женщины у древних славян считалась верность. Женщина предназначалась одному мужчине и должна была быть верна ему до конца своей земной жизни. Смерть мужа на войне не становилась исключением. Вместе с тем, вопреки тысячу раз оболганным и перевранным утверждениям Ибн Фадлана, наши предки не хоронили живых жен вместе с усопшими мужьями. Это чушь, которая родилась в головах язычников-христиан, не осознающих, что значит фраза «принести свою жизнь в жертву усопшему». А речь идет о том, что жизнь продолжается, но женщина лишь обязуется всегда помнить о своем избраннике.

Измена наказывалась изгнанием, что исконно у славян считалось хуже смерти. Однако современной истории не известен ни один исторический факт, который описывал бы измену славянской женщины, даже в фольклоре об этом нет ни слова. Хотя, для сравнения, сказания, эпосы и хроники любой европейской страны подобными фактами усыпаны как ночное небо – звездами! Женщину «порченную», то есть познавшую мужчину до замужества, замуж никто никогда не брал. Исключение могли составлять случаи актов насилия. Но тогда перед свадьбой волхвы проводил над женщиной соответствующие обряды очищения, чтобы ее будущий ребенок был стопроцентно ребенком будущего мужа (подробнее читайте в наших материалах, посвященных энергетической структуре человеческих тел, во соответствии с традициями славяно-ариев). Однако в любом случае такой союз назывался не Любомир, а брак (откуда и проистекает одно из современных значений этого слова).

Так или иначе, но славянская женщина считалась воплощением всего самого чистого и прекрасного, что есть в природе. Ее ценили, любили и уважали, с младенчества до седины. И она вела себя соответствующе – была кротка, мудра, спокойна и рассудительна. В общем – полная противоположность современным «дивам», особенно из категории селебрити. И добродетель верности в этой аналогии занимает особое место.

radogost.ru

Отношения славян с соседними народами и племенами

Византийский император Маврикий писал о славянах так: «…Ведя разбойничью жизнь, они любят совершать нападения на своих врагов в местах лесистых, узких и обрывистых. С выгодой для себя пользуются засадами, внезапными нападениями и хитростями ночью и днем, выдумывая многочисленные уловки. Пребывая в состоянии анархии и взаимной вражды, они ни боевого порядка не знают, ни сражаться в правильном бою не стремятся, ни показаться в местах открытых и ровных не желают. Они вообще вероломны и ненадёжны в соглашениях, уступая скорее страху. » Эти слова являются всего лишь мнением императора и его нельзя считать объективным, однако исходя из того, что в "Повести временных лет" перечисляется большое количество народов, которые платили Руси дань, такой подход славян к ведению боевых действий был эффективным. Среди таких народов, которые платили дань Руси, были чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печора, ямь (емь), литва, зимигола, корсь, нарома, либь (ливы). Часть перечисленных племен не была связана с Русью, и относились эти племена не к славянским.

Во времена Великого переселения народов наши предки продвинулись к западу, северу и югу до берегов Балтийского, Адриатического и Эгейского морей, что составляет большую территорию, поэтому соседей у славянских племён было много. С запада с ними соседствовали германские племена. На северо-востоке Европы со славянами соприкасались так называемые балты: литовцы, латыши, пруссы, ятвяги. Это очень древние народы, заселившие прибалтийскую территорию, когда оттуда ушел ледник. Они заняли пустые места и распространились довольно широко, примерно от сегодняшней Пензы и до Щецина. Северо-восточнее жили финские племена. Их было много: и суоми, и эсты, и «чудь белоглазая». Последних так прозвали в Древней Руси. Дальше жили зыряне, «чудь заволоцкая» и много других народов.

Самым диким из соседивших со славянами племен было финское племя. Учёные предполагают, что оно состояло из монгольской расы. В пределах современной России финны жили с незапамятной поры, подчиняясь культурному влиянию соседствующих с ними племён. Делясь на много маленьких народов (чудь, весь, емь, эсты, меря, мордва, черемиса, вотяки, зыряне), финны занимали своими редкими и малыми поселениями лесные пространства всего русского севера. Они быстро подчинялись более культурным пришельцам и сливались с ними, или без заметной борьбы уступали им свои владения и уходили от них на север или восток. С постепенным расселением славян в средней и северной России масса финских земель переходила к славянам, и в славянское население мирным путем вливался обруселый финны. Лишь изредка там, где финские жрецы-шаманы поднимали свой народ на борьбу, финны становились против русских. Но победа была на стороне славян.

Тоже происходило и с литовскими племенами, которые составляют особую ветвь арийского племени и уже в глубокой древности заселяли те места, где позднее их застали славяне. Поселения литовцев занимали тогда бассейны рек Немана и Западной Двины и от Балтийского моря доходили до реки Припяти и истоков Днепра и Волги. Отступая постепенно перед славянами, литовцы сосредоточились по Неману и Западной Двине, в дремучих лесах ближайшей к морю полосы, и там надолго сохранили свой первоначальный быт.

Если по отношению к финским и литовским соседям славяне чувствовали свое превосходство, то иначе было дело с хозарами. Кочевое тюркское племя хозар прочно осело на Кавказе и в южнорусских степях и стало заниматься земледелием, разведением винограда, рыболовством и торговлей. Зиму хозары проводили в городах, а на лето выселялись в степь к своим лугам, садам и полевым работам. Так как через земли хозар пролегали торговые пути из Европы в Азию, то хозарские города, стоявшие на этих путях, получили большое торговое значение и влияние. Когда в VIII веке некоторые русские племена (поляне, северяне, радимичи, вятичи) были покорены хозарами, хозарское иго не было тяжелым для славян. Оно открыло для них легкий доступ на хозарские рынки и втянуло их в торговлю с Востоком. Многочисленные клады арабских монет, находимые в разных местностях России, свидетельствуют о развитии этой восточной торговли в VIII—X веках. В именно эти века Русь находилась сначала под прямой хозарской властью, а затем под значительным хозарским влиянием. В X веке, когда хозары ослабели от упорной борьбы с новым кочевым племенем — печенегами, русские стали сами нападать на хозар и много способствовали падению Хозарского государства.

Часто нападали на Древнюю Русь печенеги – «…союз племён, образовавшийся в заволжских степях в результате смешения кочевников-тюрков с сарматскими и угро-финскими племенами». Русская земля подвергалась нашествиям печенегов 915, 920, 968 годах.

К Древней Руси тяготели так называемые половецкие города: Балин, Чешуев, Сугров и Шарукань. В связи с тем, что эти города населяли в основном христиане, то понятна их духовная близость к русскому народу. Славянское влияние распространялось и на Тамань, Северный Кавказ, где кабардинцы усвоили русскую письменность. На самом юго-западе Руси, в междуречье Днепра и Прута, восточные славяне смешивались с романизированными потомками древнего геттодакийского населения края. Это были далекие предки влахов.

К числу соседей и сожителей русских славян принадлежали варяги. Они жили «за морем» и приходили к славянам «из-за моря». Такие выходцы стали появляться в IX веке среди славянских племен на Волхове и Днепре, на Черном море и в Греции в виде военных или торговых дружин. Они торговали или нанимались на русскую и византийскую военную службу или же просто искали добычи и грабили, где могли. С середины IX века среди наших предков было так много варягов, что к ним славяне уже привыкли, и варягов можно было бы назвать прямыми сожителями русских славян. Они вместе торговали с греками и арабами, вместе воевали против общих врагов, иногда ссорились и враждовали. То варяги подчиняли себе славян, то славяне прогоняли варягов «за море», на их родину. Бытует мнение, что первые русские князья были родом из варяжских племён. В летописях сказано, будто новгородцы приглашали на свой престол князей в момент образования Руси. В итоге три брата пришли княжить в древнеславянских городах. Старший Рюрик сел в Новгороде, средний Синеус — на Белоозере, а младший Трувор — в Изборске.

По другим сведениям первые князья были по происхождению руссами – выходцами из племени, которое сделало своим промыслом набеги на соседей. В свое время русы, побежденные готами, бежали частично на восток, частично на юг — в низовья Дуная, откуда они пришли в Австрию. Русы грабили своих соседей, убивали их мужчин, а захваченных в плен детей и женщин продавали купцам-работорговцам. Обороняться от русов, оказавшихся жуткими разбойниками, славянам было трудно. Неравная борьба длилась долго и закончилась в пользу русов, когда к власти у них пришел Рюрик.

«Согласно летописи о Рюрике и его родственниках, он умер в 879 году, оставив сына, которого звали Игорь, по-скандинавски Ингвар, то есть «младший». Поскольку Игорь, по словам летописца, был «детескъ вельми» («очень мал»), по смерти Рюрика власть принял воевода по имени Хельги, то есть Олег. Олег с воинами двинулся к Киеву. Тогда там жили славяне и стояла небольшая русская дружина Аскольда. Олег выманил Аскольда и вождя славян Дира на берег Днепра и там предательски убил их. После этого киевляне без всякого сопротивления подчинились новым властителям. Это произошло в 882 году».

Помимо военных действий славяне вели и мирное сотрудничество с соседями. Например, упомянутых выше печенегов в 944 и 971 киевские князья Игорь и Святослав Игоревич водили в походы на Византию и Дунайскую Болгарию. Восточнославянские племенные союзы вели оживлённую торговлю со своими соседями. Именно в VIII – IX веках в результате этого зародился знаменитый путь «из варяг в греки», который способствовал не только торговым контактам славян с окружающим миром, но и связывал воедино сами восточнославянские земли. На этом пути возникали крупные славянские городские центры – Киев, Смоленск, Любеч, Новгород, которые играли позднее столь важную роль в истории Руси.

Нельзя оставить без внимания Русско-византийскую войну 941—944 годов. До этого времени вышеупомянутый Олег уже водил свою дружину на Константинополь столицу Византии. Это делалось с целью обеспечить для русского купечества безопасность торговых путей как на Восток, так и на Балканский полуостров и овладеть важными в военно-стратегическом смысле территориями — устьем Днепра, устьем Дуная, Керченским проливом. Олег тогда в 911 году подписал с Византией мирный договор, по которому русские обязывались помогать Византии в борьбе против её врагов. Так, например, вместе с византийцами, наши предки ходили в Италию. Но после смерти могучего воителя Олега созданное им государство стало распадаться: восстали древляне, к границам Руси подошли печенеги. Игорю и русской верхушке удалось предотвратить распад. Русские владения подступали вплотную к хазарским границам, к византийским колониям в Крыму и Причерноморье. Это вызвало негодование в Византии. К тому же местное купечество требовало от императора отменить льготы для русских торговцев. После тяжёлых кровопролитных боёв византийцы признали владение Русью рядом новых территорий в устье Днепра, на Таманском полуострове.

Таким образом, близкое соседство с другими народами оказало воздействие на внешнюю и внутреннюю политику славянских племён, а впоследствии и государства. Частые набеги на славян помогли образованию славянских городов, которые сначала служили крепостью, огораживающей население от разорителей, а после стали новыми культурными и торговыми центрами. Мирное сотрудничество с иноплемённиками открыло для наших предков такие новые возможности, как появление торговых путей, новых территорий, а также совместная борьба против врагов. В результате военных столкновений, которые не всегда оказывались выигрышными для славян, наши предки многое теряли, но и приобретали опыт в боевых действиях и также совершенствовали своё умение в ведении сражений. Подводя итог рассмотрению проблем взаимодействия и взаимоотношений славян с соседями, можно посчитать, что сотрудничество с другими народами, так или иначе, шло славянам на пользу, в некоторых случаях усиливая темп их развития.

biofile.ru

О женщине — хранительницах Рода славянского

Друзья, хотелось бы с вами поговорить о… Любимой, Единственной, Желанной, Самой самой, о той, из-за которой мы не спим ночами, боготворим и восхищаемся, страдаем и умираем, боремся и побеждаем… о Женщине, Славянской Женщине…

Но почему наши мудрые предки уделяли такое особое значение привлекательности женщин, женскому умению привлечь и удержать любимого? Почему женщине так уж необходимо быть чаровницей. Все из-за женского кокетства, легкомыслия, из-за «врожденного» желания нравиться, — скажете вы. Конечно, и поэтому тоже. Но давайте заглянем в глубину веков, может там найдется ответ.

Язык – главный носитель духа народа , его традиций и истории, поэтому путем выяснения его глубинных смыслов историки, ученые докапываются до истины. Давайте и мы обратим внимание на самое женское по сути, самое дорогое для каждого человека слово «мать». Исконной древнейшей индоевропейской формой его является слово «матэр». В некоторых однокоренных корнях эта форма прощупывается и поныне, например, в словах «материя», «материк», «матерый» («матерой»). По мнению исследователей слово «матерый» («сильный, крепкий, здоровый, старый») образовалось невероятно давно и косвенно говорит о том, какое высокое положение занимала женщина-мать в древности.

Дело в том, что в древнейшие времена женщина была объектом поклонения со стороны мужчины. Женщина рожает детей . Издревле символ женского начала выражал идею плодородия и жизни. В традиционной славянской вышивке сохранился ромбовидный знак, разделенный на четыре части с четырьмя точками. Именно в него славяне вложили суть плодородия — этот знак, обозначает одновременно и засеянное поле, и женскую беременность. Вся жизнь нашего далекого предка была пронизана ощущением единства с Богами. Обнимая любимого, славянская женщина порой отождествляла себя с Землей, когда-то вступившей в брак с Небом. Людская любовь ощущалась продолжением любви Богов. И благоговейное отношение к Земле-Матушке, кормящей и плодородной, порождало такое же отношение к людской женщине, ее удивительной возможности рожать детей.

В те отдаленные времена славяне жили большими родовыми общинами. Жизнь каждого человека определялась жизнью его рода – большой семьей из нескольких поколений родственников. Жили они большой семьей из нескольких поколений родственников под общей крышей или же в тесном соседстве, вместе трудились, вместе потребляли продукты своего труда, вместе отдыхали, соблюдали обычаи. Соответственно, жизнь рода являлась определяющей для жизни отдельного ее члена. Для людей, живущих в таких условиях, самым главным было существовать в ладу друг с другом и с Матушкой-Природой.

Из века в век переходил славянский традиционный уклад семьи. Главой такой семьи, по словам историков, был мужчина — «большак», «старшой» (у русских), «домачин», «госпадарь», «главатарь». Его жена, главная женщина в семье, ее называли «большуха» («старшая»). Всем хозяйством в доме и другими «женскими» делами заведовала именно большуха. И в этих вопросах глава семьи не мог ничем распоряжаться без ее согласия. Уважение и почет большухе оказывали все женщины и мужчины рода. Как уже говорилось, в традиционной семье не было униженного положения женщины, мнение женщины было уважаемо, и положение ее зависело от ума, интуиции, силы духа, хозяйственности и трудолюбия. Случалось даже, что после смерти большака, энергичная большуха нередко становилась главой рода, причем при наличии взрослых сыновей, имеющих свои семьи. Большак и большуха руководили трудом родственников, и сами были первыми в работе, показывая пример во всем. Но высшей властью в роду был семейный совет, на котором решались все вопросы, касавшиеся жизни рода: хозяйственная деятельность, обряды, вопросы брака. И на этом совете мужчины и женщины имели равные права.

Наш далекий пращур, в первую очередь, осознавал себя членом определенного рода и всю свою жизнь чувствовал его мощную поддержку, помощь в трудных ситуациях. Не было в таком роду ни одиноких стариков, ни брошенных детей. По законам древних славян род нес ответственность за каждого своего члена: возмещал обиженному или платил штраф. Затем дома, конечно же, доставалось провинившемуся: впредь не срами рода! И помогало! Человеку было стыдно перед всем родом – как перед живущими, так и перед умершими и теми, кто еще не рожден. Ведь, по поверьям древних славян, твой Род – это не только ныне здравствующие родственники, но и множество твоих предков и будущих потомков.

Надо сказать, что по старинным представлениям славян, родственниками не рождались. Новорожденный ребеночек для этого должен был пройти обряд принятия в семью, должен был быть признан Родом. Интересно, что этот ритуал практически полностью сохранился до наших дней, и выполняется всеми нами по советам наших старших членов семьи: бабушек и дедушек. Здесь речь идет о первом купании новорожденного в розоватой водичке самой старшей в роду женщиной, приготовлении кроватки (его места) мужчинами, застолья многочисленных родственников. Пройдя этот обряд ребенок становился членом многовекового крепкого Рода, из которого практически ни что не могло его вырвать. Даже смерти это было не под силу, ведь, как считали наши прапрадеды, умершие предки продолжают жить рядом с живыми, помогая и храня их от беды. И по древним народным представлениям предки обращаются за помощью, с просьбами людей к Богу, являясь посредниками между людьми и Богами.

Шли века, род переставал быть важнейшим фактором, определявшим жизнь каждого человека. Но родство, родственные связи оставались и остаются самыми крепкими и особыми. Случись беда, к кому человек обращался за помощью? К родным. Вспомните, какая необъяснимая атмосфера царит за большим столом собравшихся родственников, какие внутренние нити связывают близких людей даже на расстоянии. Ведь не даром же сохранились обряды принятия новорожденного в род и невесты при замужестве (переход в род мужа). Получается, исходя из древнеславянского мировоззрения, что Род – это не только и не сколько общественная организация, не только биологическое (родственное) объединение, а некая сила-сущность, поддерживающая человека во всех мирах славянского мироздания, поддерживающая, как и в жизни, так и внутри самого человека, в виде неиссякаемого источника глубинной силы, необъяснимой интуиции, мудрости и знаний предков.

Вся жизнь наших предков была посвящена процветанию Рода . Это было основной ценностью и критерием поступков. И каждый наш далекий пращур чувствовал ответственность за свой род. Именно поэтому мужчина — добытчик и защитник, а женщина отвечает за сохранение жизни, сохранение лучшего, что присуще определенному Роду. В единстве женского и мужского начала сохранялась мощь и сила славянского народа, народный дух.

Познакомившись немного с жизнью древних славян, с их пониманием Рода, возможно и Вам удалось, хоть на минуточку, ощутить свои вековые корни, силу своего Рода. Но вернемся подробней к женщине, к функции, заложенной в нее природой.

Испокон веков главным требованием к женщине было рождение здоровых и крепких детей. Только сильная и здоровая женщина способна сделать это. Современная наука и медицина добились огромных успехов в охране материнства, в снижении детской смертности. Но сколько еще женщин, которые не могут иметь детей, сколько рождается ослабленных детей. Очень много, и с каждым годом еще больше.

Результаты современных научных исследований говорят, что проблема № 1 не рак и сердечно сосудистые заболевания сами по себе, а ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ НЕЗРЕЛОСТЬ, являющаяся основным поставщиком, как этих, так и других недугов. Оказывается причина в стрессе, и самая большая опасность грозит наиболее слабому звену жизни — зарождающемуся существу. А стрессовых факторов, способных навредить будущему ребенку, очень много. Но природа мудра, и физиологически ЗРЕЛЫЙ организм не только не погибнет, но и не заболеет. А вот слабого физиологического незрелого ожидают всякие напасти. Даже если они минуют его в детстве, что случается редко, то обязательно дадут о себе знать позже. К тому же, когда физиологически незрелый организм вырастит и достигнет половой зрелости, он сам становится своеобразным стрессовым фактором, и может оставить после себя только физиологически незрелое потомство. Неутешительная картина. И происходит это потому, что подавляющее большинство женщин сегодня не готовы стать матерями, не готовы благополучно выносить и родить здорового ребенка. Не готовы физически — не подготовлено тело, не развиты мышцы родовых путей, низкий иммунитет, не готовы психологически – депрессии, страхи, неумение владеть своим внутренним состоянием, своими эмоциями, неумение строить взаимоотношения с мужчинами, а главное, не готовы духовно – нет осознания своего предназначения, нет ответственности, нет духовной силы, веры. А главное, родив ребенка, женщина передает все это и ему, все дальше — в будущее.

Порочный круг, каждый виток которого увеличивает неблагоприятные последствия! Но разорвать такой круг женщины в силах, надо только захотеть.

Древние наши предки , похоже, могли предвидеть такие последствия. Поэтому, преклоняясь перед женским началом, они одновременно предъявляли к женщине высокие требования, заботясь и оберегая физическую и духовную красоту будущих поколений.

Причем современные ученые утверждают, что именно женщина хранит «золотой фонд» генов своего народа, нации, расы: мужчина, как биологическое существо, наиболее подвержен всяческим изменениям.

К тому же именно женщина, как это не странно слышать современному человеку, оказывается в большей степени носительницей древней мудрости своего Рода. Народная мудрость хранит свои знания в песнях, пословицах, поговорках, в обычаях, традициях, передававшихся из поколения в поколение. Вспомним, что основная часть русских былин написана все-таки со слов «сказительниц». А песни, частушки, наполненные народным духом, которые поют наши бабушки, собираясь вместе. А сколько магической силы, зашифрованных знаний и смыслов неразрывно связано с сохранившейся народной одеждой, ее отделкой, вышивкой, цветовым сочетанием. Именно женщины через века любовно и бережно пронесли и сохранили тонкие особенности своего национального костюма.

А потешки, пестушки и колыбельные , которыми мамы и бабушки до сих пор лелеют своих детей и внуков, даже не подозревая какие фундаментальные основы закладывают. «Бабушкины» сказки несут в себе глубочайшие смыслы, символические образы и тайные знания. Это не просто древний миф, переставший быть священным, это настройка генетической программы ребенка, часть его первичного посвящения в определенные тайные знания миропонимания славян. Очень важно, что окутаны ласковой стихией народного слова дети именно от рождения, в самые главные периоды своей жизни, периоды удивительного развития человеческого мозга, периоды становления основных психофизических функций, познавания мира, закладки сути личности, ее миропонимания и мироощущения. И с древнейших времен эта важная функция принадлежит всем женщинам рода (мамкам, бабкам, теткам), и только женщинам.

Все это говорит о том, что древние люди хорошо осознавали функцию женщины, как хранительницы Рода, и вполне сознательно стремились сохранить и сберечь самое ценное, чем обладал народ, стремились оградить будущее от всякого посягательства и вреда.

Для этого женщину защищали и оберегали различными способами. Женщина носила много украшений. В те далекие времена любые украшения носили функцию оберегов, защищая самые уязвимые части тела. Одежда женщины имела также ярко выраженный защитный магический характер соответственно различным жизненным, бытовым ситуациям и определенным ритуалам, в частности вышивка на одежде.

Интересен, например, головной убор замужней женщины, женщины, о которой нужно заботится, чтобы она стала матерью, родила здоровых, крепких детей. Любой головной убор замужней женщины обязательно покрывал все волосы, это связано с верой в магическую силу волос. Считалось, что по волосу можно нанести большой урон человеку. Поэтому волосы замужней женщины тщательно покрывались «повоей» (озн. «покрывало», «полотенце», «платок»). Другая разновидность головного убора «мужатой» женщины – кика, «рогатая» кика. Да, не удивляйтесь, на этом головном уборе над лбом женщины торчали рога. Огромный, могучий бык-тур был посвящен Богу Перуну и его рога означали мужское начало, способное уберечь от опасностей как среди людей, так и от вредоносной силы. Помимо этого в этих рогах был заключен еще и другой смысл, уже женский – смысл плодородия, связанный с почитанием нашими предками коров, крупного рогатого скота. Издревле наши пращуры считали коров подателями удачи, счастья, достатка, плодородия и жизни. Заметим, что старые женщины переставали носить рогатую кику, сменив ее на безрогую или просто на платок.

Чего только не придумывали наши пращуры для защиты женщин, но самое главное женщина должна была сама знать и уметь многое. Для этого ей нужно было иметь кроме крепкого физического здоровья, еще и мощную жизненную силу, «ведать» многими знаниями, обладать мудростью и интуицией.

Поэтому с детства женщину готовили к своему предназначению. С младенчества детей вводили в мир сказок, верований, традиций – ребенок проходил духовную школу, которую в свою очередь он передавал своим детям и внукам. Во всевозможных потешках, присказках, поговорках, сказках содержатся уроки для их слушателя, психологические и бытовые, заговоры на крепкое здоровье ребеночка, его красоту, ум, счастливую судьбу. Они формировали (формируют и до сих пор) нравственные привычки, отношение к важнейшим аспектам народной духовной жизни, воспитывали настоящий славянский дух. Помимо общего в вопросах воспитания, многие прибаутки, потешки, игры, заговоры мальчиков и девочек обязательно отличались. Девочкам нужна красота, здоровое потомство, любовь и забота о ней мужа, красивым народным образом девицы являлась яблонька — плодовое дерево, именно садовое, за которым надо ухаживать, заботиться, оберегать. Мальчикам необходима сила, выносливость, крепость тела и духа, именно все то, что присуще дубу – священному дереву славян. В сказках тоже девочка или мальчик подсознательно прочитывал различную символику, разный смысл, воспринимали по-разному уроки сказки. Как только ребенок обучался ходить, он начинал приобретать опыт общения, игры со всеми детьми от мала до велика. Игры, танцы физически развивали, закаляли ребенка, готовили его тело соответственно половому предназначению. Лет с 5-7 от роду славянских детей приучали к хозяйственным работам. Девочка в этом возрасте выпрядала свою первую нить. Это событие сопровождалось магическим обрядом: нередко первую нить хранили до дня свадьбы, чтобы одеть ее как пояс под платьями. Согласно верованиям наших пращуров, эта нить была неприступным оберегом против сглаза, порчи и всякой нечисти.

У славян существовали «женские дома», где старшие женщины обучали девочек женским премудростям, женской магии, ремеслу (ткачеству, прядению), лечению, умению вести дом. Этнографы замечают, что такие дома очень напоминают избушку Бабы Яги. Сказки достаточно часто рисуют нам примеры такой «инициации» женщин. Пройдя ее, т.е. после обучения в таких тайных домах, девушка становилась внутренне сильнее (научалась чувствовать силу и помощь Рода), утончалась ее интуиция, умение ей пользоваться, девушка становилась физически, психологически и духовно готовой к взрослой жизни, замужней жизни, рядом с мужем и его родней, быть матерью.

Заметьте, что помимо таких практических и, безусловно, необходимых в семейной жизни умений, как домовитость, трудолюбие, умения прясть, ткать, вышивать, обязательно женщина обучалась лечению и магии. Женская магия, любовная магия испокон веков заключалась в умении приворожить и удержать любимого. Женское начало всегда стремиться к мужскому. Без мужчины женщина – пустоцвет. И инстинкт женщины, материнский инстинкт, инстинкт сохранения рода заставляет женщину хотеть быть рядом с таким мужчиной, от которого будут сильные и красивые дети. Для этого любовная магия существует и до сих пор, для того, чтобы «мой суженный смотрел только на меня, не замечая никого вокруг». Ведь сила женщины — в любви. Рядом любимый – и женщина счастлива. Ее душа поет, и женщина наполняется здоровьем и духовной силою. Наши прапрабабушки были именно такими, не даром практически все женщины в те времена дремучей старины были «ведуньями», ведали непонятными умениями и таинственными знаниями. Героини волшебных славянских сказок подтверждают нам это. Вспомним Василису Премудрую, Елену Прекрасную, Царь-Девицу и других, наделенных вещим умом, волшебною силою, властью над природными стихиями, неписаной красотою, женственностью, физическим совершенством и духовной проницательностью. И все это они отдают своему возлюбленному герою. Так и наши необыкновенные прабабки, обладая своей особой, женской по сути силой, чародейной силой, использовали ее лишь в пределах семьи, дома, для защиты своих детей, мужа, своей любви, своего счастья, т.е. в пределах своего бабьего царства. Но именно это и делает женщину настоящей женщиной, хранительницей Рода, хранительницей самого дорогого, что есть у каждого человека – жизни на Земле.

Современная цивилизация развивалась под мужским влиянием, по законам мужского развития и восприятия. Это создавало женщине необходимость внешне подстраиваться под мужские законы, что во многом служило разрушительно для внутреннего мира женщины. Сегодня многие женщины понимают и чувствуют это, и стремятся вернуть свои УТРАЧЕННЫЕ возможности — удивительные возможности. Удивительны они тем, что естественны и гармоничны для женщины, женской физиологии и психологии, тем, что в каждой женщине они есть, они существуют, генетически присущи, они — глубины, они – сила и суть самой женщины.

Мы возьмем на себя смелость предложить читательницам путь возвращения своих естественных возможностей (один из многих возможных) — психофизическую славянскую гимнастику «Стоячая вода», сохранившуюся до наших дней и собранную автором Адамовичем Г.Э. по крупицам. Это драгоценное наследие наших предков, ценное тем, что создано специально для женщин, в полном соответствии с женским развитием и восприятием, энергетическими возможностями женщины, ее духовной эволюцией и предназначением – хранительницы Рода.

rodoswet.ru

Здравые отношение мужчины и женщины у славян.

Секреты, которые мужчина и женщина должны знать друг о друге.

1. Мужчина и женщина ищут в отношениях внимания к себе. Любое неудовлетворение в отношениях возникает из-за того, что одна из сторон не получает внимание от партнера.

На самом деле есть два внимания. Женская форма внимания, когда человек полностью внимает собеседнику, т.е. без сопротивления воспринимает образ, переданный ему собеседником, и мужская форма внимания — вовлечение в какой-то процесс. В этом случае человек полностью вовлечен, и не отвлекается ни на что другое.

2. Между мужчиной и женщиной существует канал отношений, чувственная связь. При разрыве отношений связь остается и вызывает страдания у одной стороны и накачку энергией для второй. Пока связь существует, партнеры попеременно меняют направление движения энергии по этому каналу. Следовательно, то один, то второй чувствует себя то лучше, то хуже партнера.

Но оттуда ни звука, никакого шевеления.

А когда доносятся слухи о том, что партнеру везет?! Внутри начинают кипеть обида, месть, желание рвать и метать!

А) Осознать, что ваша связь – самостоятельная единица Вселенной. Точно также, как труба вашего пылесоса. Труба есть и она присоединена к вам. Связь в виде трубы всегда будет искать момент, чтобы дать вам знать о себе. Для этого труба будет вызывать негативные чувства и отток энергии.

С) А вы помните про Секрет Ноль? В этих отношениях вы удовлетворили потребность предков? Если нет, то на место этого партнера придет такой же.

3. Мужчина должен развестись с мамой прежде, чем решит жениться на женщине.

Будучи мальчиком он привязан к ней первые двенадцать лет жизни. Дальше связь ослабевает, но всегда ли она рвется?

Мать передает сына в руки отца. Теперь мужчина ответственен за мужчину. Так мужественность переходит от отца к сыну.

Но в наши дни не всегда все так гладко.

Но она не хочет этого знать – она Мать и больше всех любит свою кровиночку!

Подсознательно она хочет быть нужной и востребованной хотя бы ему, потому что чувствует себя полным Ничтожеством. И растит себе подобного.

Ну и что! – скажет она. — Пока я жива он будет под моей защитой и полностью обеспечен.

Так и хочется спросить: А когда вас не станет, ему тоже пойти за вами в иной мир?

4. Женщина всегда будет хотеть лишить мужчину мужественности, чтобы он не достался другой.

Так растет его мужественность.

СИДИ ДОМА И ОХОТЬСЯ, ПОЗНАВАЙ ОТСЮДА!

Так она лишает его мужественности, потому что теперь он не может ей отказать – будет скандал: “Как? Ты хочешь мне изменить? Тогда проваливай насовсем!”

Он соглашается остаться рядом и потихоньку становится ей сынком, а она ему – мамой.

Какой же выход из этой патовой ситуации? Он в Пятом секрете:

5. Мужчина растет в статусе только лишь на любви его женщины. Этих женщин у него две: мама и жена. Если мужчина не растет в статусе, значит, любви к нему нет.

Рост в человеческой повседневной жизни выглядит, как переход от одного статуса в другой.

Поддержку он может взять только у женщины, которая силой своей веры покажет ему, что он сильный и чудесный.

Женщина не слабее мужчины. Просто она понимает, что ее мужчине необходимо чувствовать себя героем, когда он путешествует по просторам ее пока еще неисследованной вселенной.

Как только женщина прекращает давать внимание и любовь мужчине, его рост в статусе останавливается. Можно много упрекать мужчину за отсутствие роста и денег, но причина в женщине, которая не дает ему любви.

6. Любовь – это стремление развить своего партнера. Если партнер не желает вашего развития, он вас не любит.

Что хочет сказать этим человек, произносящий такое? Он просит дать ему Внимание.

Потому что им обоим выгодно оставаться ранеными детьми и играть в роли своих неудовлетворенных предков:

Один –жертва, другой – палач. Один – ничтожество, другой – превосходство.

Очнется, увидит, что путь к свободе открыт и сбежит!

7. Мужчина служит женщине каждым своим действием, даже негативным: пьянством, бездельем, побоями. Мужчина – зеркало женщины, в котором отражается все то, что она о себе не хочет знать.

8. Чтобы мужчине победить женщину, ему нужно выиграть битву в ее глазах, чтобы женщине победить мужчину, ей нужно проиграть ему.

Это значит, что женщина хорошо себя чувствует, когда может распахнуть свою душу широко-широко, а для этого ей нужно позволить себе довериться миру, принять его, не желая перемен.

А мужская энергия вертикальна, и мужчина чувствует себя прекрасно, когда, возвышаясь, как крепкое дерево, проникает глубоко корнями в землю.

Мужчина питается от женской энергии, как дерево питается от земли.

В эти минуты женщину трясет, как горы во время подземных толчков и она чувствует глубоко спрятанную тревогу. С каждой победой над мужчинами-деревьями тревога растет и от этого растет усталость. Победы уже не радуют, потому что на этой земле уже давно никто не хочет селиться.

Женщина, которая проигрывает мужчине, всегда победительница. Ее энергия спокойна и уравновешена. К ее территории многие присоединяются и жизнь становится все более и более многообразной.

9. Мужчина мечтает превратить свою женщину в Королеву, а женщина мечтает о готовом Короле.

10. Мужчина должен понимать, что его интонации влияют на состояние женщины. Ведь она любит ушами. Поэтому мужчина должен уметь любить голосом, заботясь о своих интонациях.

Обычный мужчина даже не предполагает, что его слова и интонации – это тот ветер, который может напугать женщину. Женщина может испугаться настолько, что спрячется и откажет мужчине во Внимании.

А без ее Внимания, он прекращает рост в статусе.

Король дарит тепло. Король – это мужчина-Солнце, а Королева – это цветок, наслаждающийся Солнцем и ласковым ветерком.

vl-club.com

Интимные отношения славян: как на Руси любви предавались

В исторических трактатах Европы, Востока и Азии сохранилось множество сведений об интимной жизни народов, а вот о любовных традициях славян сохранилось очень мало сведений. Древние свитки, описывающие их интимную жизнь, веками уничтожались церковными деятелями, но это не означало, что на Руси секса не было.

«На сеновале». Художник Константин Трутовский . 1872.

До прихода христианства наши предки никогда не испытывали чувства стыда. Они не знали, что это такое. Более того, древние славяне относились к любым проявлением телесности и сексуальности как к увлекательной игре или как к трепетной драме, основные герои которой — боги, а потом уже все остальные, вроде людей. Судя по отзывам первых христианских летописцев, наши предки жили в таком разврате, что невозможно было даже подумать об этом, не получив небесной кары. Поэтому сведения о сексуальной жизни древних славян настолько скудны — не поднималась рука у первых монахов писать о таком разврате.

Праздник Ивана Купала на Руси сопровождался любовными игрищами

Посевная пора древних славян

На Руси девушек перед свадьбой лишали девственности волхвы.

Князь Владимир I Святославич.

Исповедь. С. Д. Милорадович.

Церковью был запрещено заниматься сексом стоя, т. к. возможность забеременеть в такой позиции снижалась. А это значило, что такое положение было «не для чадородия, а слабости ради». «Правильной» считалась только «миссионерская поза». Реакция народа на подобные запреты не заставляла себя долго ждать. В допетровскую эпоху была популярной поговорка: «Грех – когда ноги вверх, а опустил – Бог простил».

Сексуальные обряды и мифология древних славян

Соотносить свободу древних людей именно с сексом по меньшей мере странно. Точно так же они относились, например, к смерти. Отсюда зверские с нашей точки зрения ритуалы, жертвоприношения и инициации, каннибализм и массовые убийства. Практически все древние ритуалы (это касается не только славян, а вообще практически любых первобытных племен) имели характер своеобразной диалектической триады «жизнь — смерть — жизнь». Эта схема лежит в основе всех земледельческих культов, эротических культов плодородия, жертвоприношений, свадебных и других обрядов. Более того, она является схемой миропонимания древнего человека. Временный переход в другое состояние, будь то смерть или свальный грех, не воспринимался трагически ни убиваемыми, ни убийцами, ни насильниками, ни жертвами. Повторюсь ещё раз: наши предки не имели представления о том, что это может быть плохо. Они всего лишь старались соответствовать хаотическому и безжалостному ритму Вселенной, в которой они существовали, наблюдая за остальными живыми существами, за силами природы, за дикими зверями и птицами, насекомыми, грозами и огнём.

В своем стремлении к разврату и жестокости они не были ни развратными, ни жестокими. Они были частью мира, в котором жили, который пытались постичь, как дети постигают мир взрослых — подражая и повторяя.

По общественному устройству и поэтапному пониманию мира древние славяне ничем не отличались от любых других первобытных племён: они вовремя перешли от матриархата к патриархату, то есть от культа великой матери к культу отца. Существует мнение, что это произошло одновременно с осознанием непосредственного участия мужчины в зачатии. Если раньше древние люди не связывали половый акт с рождением ребёнка, то есть не относились к семени как к жидкости, зачинающей жизнь, то в определённый отрезок времени в головах наших предков сопоставились несколько фактов, и они поняли, что без участия отца в процессе зачатия новой жизни быть не может.

Таким образом, с момента перехода к патриархальному строю древние славяне постепенно изменяли все свои космогонические представления о сотворении мира и большинство богов заменили богинь в немногочисленном пантеоне. По новой версии первое божество разорвало хаос с помощью фаллоса, лишив пустой мир девственности и населив его живыми существами. Естественно, мужской репродуктивный орган стал наделяться новыми смыслами и отожествляться с космической силой рождения всего сущего. Славянское название фаллоса — гоило, что значит «оживлять, дарить жизнь». Отныне изображение мужского полового органа являлось символом упорядочивания хаоса, и статуи всех божеств древних славян стали выполняться в форме фаллосов с лицом бога или его атрибутом в верхней части колонны. Обычно такие деревянные скульптуры венчали шапки, что ещё больше делало их похожими на чёрные члены бога, взрывающие святую и непознанную землю.

Славянское название фаллоса — гоило,

что значит «оживлять, дарить жизнь».

Часто так изображали бога весны, солнца и плодородия Ярило. Корень «яр» до сих пор используется в русских, белорусских и украинских словах, обозначающих страсть и силу, а славянский глагол «ярити» означал движения, совершаемые мужчиной во время полового акта. Несомненно, Ярило — одно из самых фаллоктенических божеств в восточноевропейском пантеоне. Шуточные похороны Ярила, соломенной куклы с огромным фаллосом, сопровождались эротическими игрищами и оргиями. Ярилов день был одним из важнейших земледельческих календарных праздников (после прихода христианства он стал Юрьевым днём и превратился в церковный праздник). Остальные славянские боги тоже носили ярко выраженный фаллический характер. Будь то Сварог, отец-прародитель, который как раз и разогнал хаос и сотворил мир, бог солнца Даждьбог или Перун, бог грома и молний, — все они изображались в виде деревянных идолов.

Со временем фаллос наделили силой такой мощи, что им можно было осенять, лечить и снимать проклятия. В некоторых источниках есть версии того, что современные церкви своей купольной формой напоминают как раз те самые деревянные идолы. Впрочем, вряд ли это может кого-то оскорбить или обидеть, потому что нет ничего плохого в том, что древние наши предки ценили животворящую силу половых органов. О мозге и сердце они вряд ли знали, душу только начинали чувствовать внутри себя, таким образом, всё их мировоззрение крутилось вокруг простейшей животной силы плодородия. И это никоим образом не делает их варварами или развратниками. В этом не было стыда или греха, был лишь простительный страх перед смертью, танатосом и естественное желание противопоставить ей силу воспроизводства и жизни — эрос. То есть фаллос в прямом смысле разрывал хаос, беспощадную и глубокую черноту, в которой жили наши предки, передвигаясь ощупью сквозь непознанное.

Если славянский жених обнаруживал, что его новоявленная жена девственница, он в гневе мог отказаться от неё, ведь это значило, что бедняжка так никому и не приглянулась до свадьбы — значит, порченая. Девственность у древних славян не имела совершенно никакой ценности. Как только девочки вступали в период полового созревания, с них снимали детские рубашки и надевали понёву — своеобразную набедренную повязку, знак готовности вступления в активную половую жизнь. С этого момента девочка превращалась в блудницу. Но не в том смысле, к которому мы привыкли, а в смысле, что она могла блуждать, бродить, искать подходящего жениха. Причем чем больше у будущей невесты было партнёров, тем выше она ценилась, тем больше знала и умела. Что касается беременности — тут тоже было всё под контролем, славяне прекрасно разбирались в травах и знали такие надежные контрацептивы, которые нам и не снились. Половых инфекций тоже не существовало, как не существовало и осуждения. Так что незамужние девушки могли с радостью отдаться понравившемуся парню в любом удобном для этого месте.

Если иностранному путешественнику или христианскому летописцу нужно было представить наших предков в самом худшем виде, то нужно было обязательно описать дичайшие свадебные обряды. Как огромный парень со светлыми волосами и кожей цвета меди (буквальное описание типичной славянской внешности) в наброшенной на спину волчьей шкуре кидался в толпу девушек, пасущихся на лугу, и хватал самую привлекательную, после чего исчезал вместе с добычей, переброшенной через могучее плечо. Остальные же, ничуть не удивившись, продолжали куролесить на лугу, собирать травы, жечь костры и плести венки. Возможно, так оно и происходило. Однако, скорее всего, вор заранее договаривался с жертвой на одной из предыдущих «вечеринок» и такие дикие браки совершались по взаимному согласию. Однако умыкание невесты — это круто, зрелищно и эффектно. Поэтому их крали, а они подыгрывали, бледнея от счастья.

Чем больше у будущей невесты было партнёров,

тем выше она ценилась, тем больше знала и умела.

Это ритуалы, а сами браки заключались как раз на таких вечеринках — игрищах, где бродили блудницы из разных сел (к слову, им было лет по 12–14), выслеживая себе женихов, а женихи рассматривали невест во время танцев, оценивая их страстность и внешние данные. На таких игрищах, упомянутых у Нестора Летописца и в «Повести временных лет», юноши и девушки из разных сел танцевали на лесных полянах, заигрывая друг с другом, частично обнажаясь, переглядываясь и совершая страстные движения телами. Пары, сильно приглянувшиеся друг другу, уединялись, чтобы предаться любви и обменяться перстнями, сговорившись о следующей встрече, которая могла по совместительству оказаться свадьбой.

Когда юная жена переезжала в дом мужа, родственники провожали её так называемыми соромницкими песнями, в которых детально описывали ей будущую первую брачную ночь и вообще всё, что ждёт её в постели с мужем. Такие песни пели в русских, белорусских и украинских деревнях вплоть до конца XIX века, а по содержанию они были настолько неприличны, что бедные монахи отказывались передавать их текст в летописях, ограничившись лишь, подобно Нестору, фразами вроде «срамословят перед отцами своими».

Афанасьев писал, что смысл язычества заключается в обожании природы, в её одушевлении, обожествлении. Наши предки занимались земледелием, рассматривая изменения, происходящие в земле, как явления женского организма. Отсюда и выражение «мать сыра земля», которое понималось тогда буквально. Наши предки уже знали, что женщина плодоносит не сама по себе, для этого нужно участие мужчины, совокупление, некий сексуальный акт. И если нет стыда в материнстве, значит нет стыда и в акте совокупления. Таким образом, человеческая плодовитость и плодородие земли имели в сознании древних славян самую тесную связь. Силу растений и земли использовали для лечения бесплодия у людей и, наоборот, сексуальную силу человека очень часто направляли на стимуляцию сил земли. Особенно это касалось весенних ритуалов, чтобы пробудить землю от долгого зимнего сна, славяне веселили её, как могли, обряжаясь, заголяясь, смеясь.

Мужчины могли сеять зерно без штанов или вовсе обнажёнными, мастурбировать перед посевом, орошая землю спермой.

Особенно часто землепашцы любили заниматься сексом с женами и любовницами прямо на вспаханном поле, изливая при этом семя на землю, таким образом передавая ей свои силы, свою страсть. Известно, что такие ритуальные совокупления совершались на территории России и Украины вплоть до конца XIX века. Позже этот обычай немного упростился — пары просто катались по полю, имитируя половой акт. Мужчины могли сеять зерно без штанов или вовсе обнажёнными, мастурбировать перед посевом, орошая землю спермой. Если сеяла женщина, она выливала на вспаханную землю семя мужа. Во время засухи женщины выходили на поле и задирали подолы, показывая небу гениталии, чтобы небо возбудилось и оросило землю небесным семенем — дождём.

Выше уже шла речь о лесных сборищах молодёжи, на которых творили они разные непотребства. Со временем такие сборища перестали проводиться часто и стали чем-то вроде современных карнавалов. Самое веселье происходило, конечно, в весенне-летний период, в период священный, посевной. Оттуда всем известная ночь Ивана Купалы, Русальная неделя и многие другие русские праздники, связанные с пробуждением природы после зимней спячки.

Вот, например, что пишет о ночи 24 июня игумен Памфил: «Мало не весь град взметётся и взбесится, стучат бубны и глас сопелий и гудут струны, жёнам же и девам плескание и плясание, главам их накивание, устам их неприязнен клич и вопль, всесквернённые песни, бесовская угодия свершахуся, и хребтом их вихляние, и ногам их скакание и топтание; туже есть мужем же и отроком великое прелщение и падение, но яко на женское и девическое шатание блудное им возърение, такоже и жёнам мужатым беззаконное осквернение и девам растление».

Известно, что подобные вакханалии совершались на Руси до XVI века и даже позже, несмотря на запреты церкви. Такие ритуалы имели огромное значение для наших предков, в первую очередь они несли очистительную функцию. Человек на одну ночь становился зверем, демоном, пускался во все тяжкие, рвал голос в диких криках, буквально катался по земле, исходя спермой и слюной, заходился в припадках истерического смеха, обливался слезами. Потеряв на время человеческое обличье, он должен был снова его обрести, омывшись в реке (недаром праздник Ивана Купалы переименовали потом день Иоанна Крестителя, потому что древнее славянское «купание» после разнузданной ночи — не что иное, как своеобразное крещение). Омытый, выпустивший демонов, он снова был готов к тяжелейшей работе в поле, и поле, орошенное его семенем и слезами, было оплодотворено и лежало под его плугом, подобно огромной женщине, покорно раскинувшись, вынашивая плод.

Подобные оргиастические ритуалы давали толчок силам природы, человек утрачивал свою индивидуальность и сливался с природой в единое живое целое, как будто изнутри подталкивая землю к плодородию, небо — к дождю, женщину — к рождению детей. Оргия давала древнему человеку возможность создать себя заново, снова выйти из чёрного хаоса плоти, из предформенного состояния сплет нных семян и ветвей, чтобы, омывшись утренней росой, родиться заново.

Наряду с энергиями огня и воздуха славянами очень ценилась очистительная и животворящая энергия воды. Небесная вода дождями лилась в земную — реки, озёра и родники, переливая с неба в землю божественную энергию и целебную силу. Вода очищала, исцеляла, оживляла, выталкивала всё нечистое, принимала всё доброе и святое. На воде гадали, ворожили, колдовали, на воду наговаривали, шептали и пели. Водой окропляли и орошали. В банях женщины рожали. Естественно, что и совокуплялись славяне чаще всего в воде. Летом устраивали на берегах рек или на плотах в озерах настоящие оргии, зимой тем же самым занимались в банях, в которых не было разделения на женские и мужские дни, поэтому совместное омовение очень часто сопровождалось сексуальными играми и оргиями. Такие оргии носили ритуальный характер — их устраивали либо в периоды засухи, чтобы растолкать, разбудить замершие силы природы, либо, наоборот, во время чрезвычайного природного буйства, чтобы самим зарядиться от могучего природного изобилия.

С древнейших времен славяне любили рядиться, изменяя свой внешний облик с помощью масок и звериных шкур, ярких тканей и лент. В основном ряженье носило обрядовый характер, но иногда славяне обряжались только, чтобы посмеяться. Смех, кстати, тоже носил сакральное значение для наших предков, особенно в совокупности с тем, над чем мы, например, смеяться не любим — со смертью и сексом. Отсюда шуточные похороны и сжигания различных кукол (похороны Ярила, маленькой куклы с сильно выраженным фаллосом, похороны Костромы, сжигание Масленицы, игры в умруна, когда хоронили живого человека и он потом со смехом воскресал и т. д.).

Чаще всего славяне использовали маски быков, козлов или лошадей. Это связано с тем, что этим животным приписывалась плодовитость и большая половая сила. Маска быка — один из древнейших символов славянской эротической игры, по мнению некоторых учёных, этот символ восходит к древнегреческой дионисийской традиции. Накинув на спину звериную шкуру и закрыв лицо маской, человек освобождался от моральных правил и норм, становился диким и мог творить непотребные вещи.

К слову о ряженых, сохранились упоминания об обмене одеждой женщин с мужчинами, или, попросту говоря, травестизме. Этот обычай тоже уходит корнями в глубокую древность и был распространён по всей Европе, начиная с античности. О его истинном смысле учёные ведут споры до сих пор. Одной из наиболее распространённых версий считается, что таким образом достигается полная неузнаваемость. С. В Максимов пишет об этом обычае, что когда мужчина и женщина, переодетые в одежду друг друга, начинают взаимодействовать, детей выталкивают из избы, потому что в игре они позволяют себе большие вольности.

Плодовитость животных, в которых рядились наши предки,

имела в их сознании крепкую связь с плодородием.

Переодевания в звериные шкуры, как правило, сопровождались теми самыми «бесовскими игрищами», о которых упоминали многие летописцы, и даже современные учёные в своих работах называли их варварскими и циничными, упоминая, что умышленно пропускают некоторые особо непотребные пассажи. Однако та распущенность, которая, по мнению некоторых исследователей, была присуща древним славянам, имела исключительно обрядовое значение. Подобные игрища проводились во время главных праздников, связанных с земледельческими циклами — посева и сбора урожая, днями зимнего и летнего солнцестояния. Плодовитость животных, в которых рядились наши предки, имела в их сознании крепкую связь с плодородием. Путем совершения таким обрядовых игрищ они стремились передать плодовитость этих животных земле, чтобы получить обильный урожай.

Полностью или частично обнажаясь, наши предки взаимодействовали с силами природы в ритуалах плодородия, во время посева и сбора урожая или со сверхъестественными силами, колдуя и ворожа. Нагота была одним из главных сакральных оружий славян, но при этом они, например, никогда не спали полностью обнажёнными, потому что боялись злых сил. Снимая с себя одежду, человек переставал быть человеком, сливался с природой, мог опять же воздействовать на неё изнутри. Увидеть цветущий папоротник в ночь Ивана Купалы можно было только обнажёнными; если девушка переночует голой в лунную ночь или пройдёт через поле под ярким солнцем в полдень, она может забеременеть. Девушки часто гадали на суженых, полностью раздевшись. Обнажённые мужчины, обвешанные зелёными ветками, «прогоняли змея» в обряде против засухи. Голые люди обходили деревни, оберегая их от эпидемий и болезней; женщины ходили обнажёнными вокруг своих домов, рассыпая зерно, тем самым уберегая домашних от нечистой силы.

Считалось, что хлеб должен сеять голодный, а лен — голый, чтобы вызвать сострадание у матери-земли, чтобы она захотела своих детей одеть и накормить.

Славяне обнажёнными катались по росе и купались в ледяных ручьях. Такие ритуалы носили не только магический, но и профилактический характер — благодаря им наши предки меньше болели. Голыми прыгали через костёр на праздники; обнажённые до пояса знахарки лечили детей, прижимая их к груди, ходили вокруг бани и шептали заговоры. Чтобы дети не кричали во сне, мать, раздевшись донага и распустив волосы, три раза перешагивала через колыбель.

Снимая одежду, славяне возвращались в ещё более древнее своё детство, когда нагота их была естественной, а потому они были ближе к природе.

www.stena.ee