Отношение турецких мужчин женщинам

Характер турецкого мужчины

Сколько стран, столько и разнообразных обычаев. Однако самое главная и примечательная особенность каждой страны – это ее народ. Также как и в других странах, в Турции люди отличаются своим особым, неповторимым колоритом. На вид они такие разные, среди них есть и блондины с голубыми глазами, и рыжие, и жгучие брюнеты, некоторые так похожи на африканцев, а другие – на европеоидов, однако же всех их объединяют особенности характера. И нас, женщин, знающих толк в мужчинах, в первую очередь, интересует характер турецкого мужчины.

Итак, характер мужчины-турка можно назвать достаточно противоречивым. Не зря ведь эта страна находится как бы на пересечении Востока и Запада, как раз между Европой и Азией. Турки очень чтят свою страну и отзываются о ней как о великой державе, однако в то же самое время прекрасно понимают, что среди самых сильных стран Турции нет. Они очень горды за себя и свой народ, как все мусульмане, но страдают неким комплексом неполноценности из-за того, что им приходится ехать в Европу на заработки и подчиняться там чужим указаниям. Потому в них всегда борется дух противоречия, с одной стороны превознося свой народ и страну, а с другой – порицая их.

Понятие дружбы у турок очень субъективное и находится под влиянием эмоций. Однако свое мнение он не станет менять по нескольку раз за день. Турок не будет скрывать, если он считает человека своим врагом, а если признает его своим другом, можно не сомневаться в его честности. Турки горды и падки на лесть, потому нередко завести дружбу с ними пытаются люди лицемерные, пользуясь ею в своих целях. Турецкие мужчины не выносят критику, даже если она объективна, сказанная неосторожно, она может испортить дружбу. Также и в споре, отметая все аргументы и здравую логику, турок всегда будет придерживаться своего мнения.

У турецкого народа отменное чувство юмора. Их искрометная сатира считается одной из самых лучших во всей Европе. Они с легкостью шутят о себе и критикуют свою страну, однако это позволено только им самим. Они ни в коем случае не потерпят критики и насмешек от иностранцев.

Турки очень скрупулезно относятся к понятию доверия. Чувствуя отсутствие доверия к нему, турок раздражается и злится, может даже отказаться иметь какие-либо общие дела с вами. И наоборот, понимая, что вы ему доверяете, он возлагает на себя определенные обязательства. Однако это не означает, что он безоговорочно будет держать свое слово. В нем всегда присутствует некий фатализм, в его понимании все зависит от воли Аллаха. Потому чаще всего во всех его действиях сквозит неторопливость, небрежность и необязательность в выполнении каких-либо дел или поручений. Даже обещание сделать что-то завтра, вовсе не означает уверенность в этом, а скорое только вероятность. Так принято в Турции с давних времен, потому злиться и обижаться за это не стоит, а ваш гнев может добиться только презрения в глазах турка.

Турецкий народ очень гостеприимен. Даже не очень хорошо зная иностранца, после нескольких встреч они могут пригласить его к себе в гости. Единственное, чего они могут опасаться – это политических неприятностей, потому, если они уверены, что этого удастся избежать, у иностранца есть отличный шанс прочувствовать на себе всю силу турецкого гостеприимства.

К женщинам турецкие мужчины относятся как собственники. Если уж они завоевали сердце дамы, то считают ее полностью своей. Они очень ревнивы и крайне вспыльчивы, потому ни за что не позволят своей женщине разговаривать с другими мужчинами. Считают себя лидерами в отношениях и любят, чтоб им беспрекословно подчинялись. Многим женщинам вполне нравится быть ведомыми и всю ответственность возлагать на мужские плечи.

Как правило, турецкие мужчины не любят умных женщин. Они предпочитают, чтобы женщина не обладала особым интеллектом или же тщательно скрывала его в присутствии мужчины. Турки не из тех мужчин, которые оценят в женщине целеустремленность и самостоятельность. Им нужна та, которая сможет спокойно заниматься домашними делами и создаст нормальную семейную жизнь. При этом круг общения для жены турецкого мужчины может состоять только из женщин. Общаться она может с ними только в светлое время суток и даже тогда обязательно должна спросить разрешения у мужа.

www.allwomens.ru

Русские жены для турецких мужчин. Будьте счастливы, женщины!

Русские невесты. Турецкие женихи

Турецкие мужчины любят иностранок. Очень!

Популярны пляжные романы с пышными блондинками. И даже секс-туризм — стамбульцы и измирцы едут за этим в Анталию.

Но здесь же и серьезные отношения, дети, создание дома и пр.

В течении 4-5 месяцев, не сильно напрягаясь, изучал тему. Беседовал с разными турецкими знакомыми, новыми и давними. Читал записи в форумах, особенно в женских. Направленно глядел по сторонам.

Вот итог бесед и наблюдений.

Оговорка сразу: «Не во внешности дело». Ну не подтверждается приоритет красоты славянской или германской. Красавиц и без иноземок них в Турции море, включая местных блондинок, русых и рыжих. Турецкий народ ведь комплексный и сборный. Кого только нет у истоков, а уж славянских корней сколько угодно.

А по ухоженности, воспитанию и обеспеченности лучше и не сравнивать. В среднем, конечно. Есть и местные курицы, не приведи, Господи! Ну а про провинциальных русских, белоруссок и прочий Казахстан и так понятно.

Есть и повод для гордости – русские барышни в предпочтении. Просто л идершы среди невест!

Под русскими имеется в виду весь пост-советский котел. Так что правильнее – русскоязычные .

И сразу – красивые, образованные, столичные барышни местному контингенту мужчин почти не знакомы. Касается не только русских. Поскольку именно они на контакт с местными Дон Жуанами идут не сильно охотно. У этих дев другие приоритеты и пожелания. Кстати, напрасно не идут (об этом позже) .

Поэтому разговор главным образом пойдет про средне-миленьких провинциалок.

Итак, на основе опросов и выборок составился список причин того, почему турецкие мужчины сильно увлечены иностранками

Иностранные женщины выглядят и распознаются по сравнению с обычными турецкими женщинами как «особенные». Отчасти по внешности — одежда, макияж, прически… Но главное – поведение и менталитет. В этом наборе главное — установка иностранок на серьезную работу по строительству семьи.

Это не случайно. Для многих турецких дам свадьба – это финал и результат девичества, красоты и усилий родителей. Мы много работали и вот оно — свадьба!

Все, приехали, дальше не заморачиваемся. Пусть муженек работает и приносит деньги, не забывает про подарки и не мешает общаться с подругами. Для иностранок же свадьба – это начало создания гармоничной семьи.

Иностранки прибывают в Турцию, не обремененные собственным семейством и его проблемами. И не тянут за собой ворох родственников и вынужденных транс-семейных отношений. «Семейный багаж» сильно напрягает турецких мужчин , а деться от него некуда. Традиции, ну…

3. Это красивый, древний обычай!

Иностранными женщинами легко манипулировать. По крайней мере, поначалу. В том числе в навязывании им собственных предпочтений. Под предлогом национальных и религиозных «традиций».

Пример: современная образованная турчанка в жизни не наденет красную ленточку вокруг талии на свадьбе. Такой вот есть древний символ девственности. Ее это обидит. А иностранка – легко. Будучи убежденной в неизбывности обычая.

4. Я русски язык не хорошо понимаю!

Языковый барьер помогает мужикам вуалировать свою недалекость и необразованность. Все списывается на языковое недопонимание. Вот вроде и очевидно, что не Эйнштейн, а вдруг «я чего-то не догоняю…»

Некоторые упоминают культурно-исторический аспект, связанный с османскими гаремными обычаями. «Мы, турки-османы, завоевываем, подчиняем и управляем прочими народами» И уж, конечно, их женщинами. Такой вот фантомный комплекс завоевателя!

Турецкие мужчины, как правило, собственники и ревнивцы. Многим иностранкам льстит такое отношение и внимание. Ревнует, значит, я ему не безразлична. В общем, все к обоюдному удовольствию.

Начатую в 6 пунктах тему продолжим, разберем каждый пункт.

Как написано вначале, наши и европейские барышни.. Ну те, которые столичные, с приличным образованием, знанием языков, карьерой, красотой и прочими звездными атрибутами не сильно интересуются турецкими кавалерами.

Их предпочтения лежат в Лондонах и на «Лазурках». Это объяснимо и сложившимися представлениями и слабым пониманием турецкой реальности. Да, похоже, и лондонско-кап’дазюрской тоже…

А суровая турецкая реальность на фоне экономического бума и стремительного обогащения местных деловых людей такова. Богатых, образованных и без предрассудков все больше. Помимо пляжных героев на один вечер или сезон, а то и альфонсов, или торговцев и слесарей, желающих жену-иностранку, интерес к «экзотике» жив и силен у очень состоятельных представителей местного истеблишмента.

Мои местные знакомые этой категории заблудились в непонимании социально-культурной структуры нашего примитивного общества и ее дамского сословия. Еще и языковый барьер…

Языка не понимаешь, и минская простушка не отличается от роскошной петербурженки. Причем первая при этом гораздо более податлива и скромна в желаниях.

Все. Разовью тему в следующем посту… Будет конкретная история!

domsovet.ru

Одних девушек сменяют другие, и вот уже конец сезона, улицы курортных районов пустеют, и у молодых людей появляется больше свободного времени для того, чтоб продолжить летние романы уже в переписке. Одни выбирают себе даму сердца и заводят с ней по-настоящему серьезные отношения, многие же переписываются сразу с несколькими девушками в надежде получить от какой-нибудь из них приглашение посетить ее в родной Норвегии или Германии. В туризме множество молодых людей мечтают во что бы то ни стало попасть в Европу, и готовы ради этого жениться на женщине вдвое старше себя. Среди них встречается много жиголо, живущих за счет одиноких состоятельных женщин из Европы.

Влияние национального менталитета на каждого турка очень велико, вне зависимости от его происхождения и воспитания. Центральная составляющая турецкого менталитета – это честь («намус»). Честь женщины заключается в ее непорочности, то есть, до замужества – в девственности, а после – в верности мужу. Честь мужчины – это честь женщин его семьи: матери, сестры, дочери, жены. Поэтому женщина должна вести себя так, чтоб не подвергать свою честь опасности, мужчина же следит за тем, чтоб никто не посягал на честь женщин его окружения, а сами женщины вели себя подобающим образом.

В былые времена утрата чести считалась невыносимым для семьи позором. Муж, заставший жену на месте преступления, должен был защитить свою честь, убив и ее, и обидчика. Хотя в наши дни подобные случаи, как и случаи многоженства, описываются в турецких газетах как пережитки прошлого, намус, как часть менталитета, никуда не исчез.

Намус не запрещает мужу быть неверным жене. Кроме того, в наши дни верность одного партнера другому зависит, прежде всего, от его моральных принципов – в этом турки нисколько не отличаются от европейцев.

Однако, не стоит вешать ярлыки сразу на всех турецких мужчин, точно так же, нельзя обо всех западных женщинах говорить как о легкодоступных и вульгарных, коими их считают турки.

Большинство современных европейских мужчин считает, что они не должны показывать своих чувств, что настоящий мужчина никогда не плачет, что делать комплименты женщине, даже когда она действительно их заслуживает – излишне, что уборка, готовка, мытье посуды и воспитание детей – не мужское дело, а выходные предназначены для того, чтоб проводить их в обществе своих друзей за кружкой пива.

К счастью, подобных случаев, как и случаев многоженства, в наше время остается все меньше и меньше, можно сказать, единицы, и в турецкой прессе они освещаются как преступления и из ряда вон выходящие явления.

vk.com

Отношение турецких мужчин женщинам

Манера турецких мужчин улыбаться всем и всему, зазывать в гости или в свои магазинчики — да так умело, что попавшемуся и не выпутаться, — известна всему миру. Особенность ведения дел по-турецки такова, что грань между чисто деловым партнерством и гостеприимством уловить невозможно. Поэтому они совершенно искренне — в ответ на заверения, что покупать ничего у них собираешься, — зовут просто попить вкусного ароматного яблочного чаю, холодного ли, горячего, по вашим предпочтениям. Могут долго показывать свои семейные фото, рассказывать разные случаи из жизни, а потом пригласят посмотреть город или какую-нибудь достопримечательность. Мужчинам в некоторых домах или местах торговли по-старому обычаю принято предлагать пить кофе и курить одну за другой трубки, так что за этими приятнейшими из занятий вполне можно провести весь день. Тем более что завтра вас снова позовут.

Где лукавство турка, а где его искренняя, неподдельно дружеская заинтересованность вами — не получится понять, но именно это и подкупает. Турецкий мужчина до глубокой старости — будто хулиганистый подросток, заигрывающий с тобой, которого ты мечтаешь “поймать” на каком-нибудь его проколе.

1. 80% процентов турецких мужчин считают себя секс-гигантами. Остальные 20% ни разу не слышали этого слова.

2. 70% турецких мужчин брюнеты. Среди них процентов 20 с зелеными глазами.

3. В Турции нет ни одной женщины-парикмахера или женщины-официантки.

4. Все турецкие мужчины с обрезанием, даже те, что не мусульмане.

5. Турецкие мужчины любят футбол. Они на него молятся. Это традиция.

6. Турецкие мужчины любят жениться на иностранках. Это модно, да и дети красивые получаются.

7. Турецкие мужчины прекрасно готовят. Жрут тоже неплохо.

8. Для любого турецкого мужчины семья превыше всего. Невеста на третьем месте после семьи и футбола.

9. Классический турецкий мужчина предпочитает чай водке.

10. Турецкие мужчины пьют ни чуть не хуже русских, но чаще блюют.

Спасибо сказали: 1270 раз(а)

Найди меня у пропасти стоящей, И посмотри в зеленые глаза. Они такие, как у ведьмы настоящей, В них окунулся — нет пути назад!

Группа: Заслуженный админ

Турецкие мужчины уверены, что русские женщины у себя на родине обделены любовью своих алкоголиков-мужей и приезжают в Турцию исключительно с целью восполнить этот досадный пробел. Желающих помочь нашему русскому женскому горю, поэтому много.

Спасибо сказали: 5082 раз(а)

отдельное спасибо за такую фоточку моего любимчика

Опыт — изучение исключений

??????? ??????? ???????? ??? ???????

Спасибо сказали: 7000 раз(а)

Отношение к женщине

травы и специй, которые помогают турецким мужчинам удерживать гаремы

После кемалистской революции многоженство в Турции было официально запрещено законом. Однако среди имущих слоев населения оно продолжает сохраняться. Тем более что полигамия допускается – если не поощряется – мусульманским духовенством, которое больше чтит каноны пророка Мухаммеда, чем законы основателя Турецкой Республики Кемаля Ататюрка. А ислам разрешает иметь до четырех законных жен.

Этим правом особенно широко пользуются деревенские богатеи. Таким путем они получают несколько пар добавочных рабочих рук. При этом, однако, только первая жена считается по гражданскому кодексу законной; остальные живут в доме как работницы – они заняты на полевых работах и на кухне.

По шариату, мужчине не стоит никаких хлопот развестись с женой: ему достаточно три раза сказать ей в присутствии двух свидетелей «ты свободна». По сути, это даже не развод, а отказ от жены, ее «отставка». После этого она должна собрать свои личные вещи и покинуть дом мужа. Взрослые дети остаются с отцом, а малолетних может взять мать. Инициатива при расторжении брака принадлежит мужчине. Женщина может развестись только с неизлечимо больным или потерявшим рассудок мужем. При дележе наследства женщина тоже неравноправна: она получает только половину того, что мог бы получить мужчина. Так было и в Турции.

С 1926 г. в Турции действует гражданский кодекс, начисто лишенный связи с шариатом. Его основой послужил переведенный на турецкий язык типичный образец буржуазного законодательства – швейцарский гражданский кодекс. Новый кодекс регулирует исходя из европейского права вопросы брака, развода, наследства, отношений частной собственности. Он не только запретил многоженство, но и уравнял женщину с мужчиной в вопросах развода и наследования имущества.

Хотя кемалисты возлагали большие надежды на новое законодательство, во многом оно осталось на бумаге. Сначала в новый кодекс стали вносить поправки, стараясь лучше приспособить его к турецким условиям. Так, наименьший брачный возраст, по кодексу, был вначале 20 лет для мужчин и 18 для женщин. Но то, что нормально для Швейцарии, не годилось для Турции, где жены в 13–14 лет вовсе не редкость. Брачный возраст был сперва снижен до 18 лет мужчинам и 17 женщинам. Но и это показалось недостаточным приверженцам традиций. Под их нажимом не устоял сам Ататюрк – брачный возраст был снижен еще раз: 17 и 15! Однако заключаются и более ранние браки, особенно в деревне: судья может дать разрешение на такой брак, если родители девушки (вернее, девочки) приведут «убедительные доводы». Кодекс остается кодексом, а в деревнях не так уж редко 12–13 — летние невесты печально слушают провожальные песни на своих девичниках.

В деревнях и провинциальных городишках не придают особого значения гражданскому браку. Здесь больший вес имеет мусульманское бракосочетание, совершаемое имамом. Только брак у имама освящает создание семьи, считают поклонники традиции. Но такой брак турецким государством не признается, он не законен. Мусульманские браки даже не учитывает официальная государственная статистика, поэтому она невольно занижает число совершаемых браков и численность супружеских пар. Дети от мусульманского брака, как и во многих христианских странах – от церковного брака, тоже не признаются законными турецким государством. В 1965 г. насчитывалось приблизительно 6 миллионов детей младше 10 лет, не имевших официально зарегистрированного отца. При этом дети, родившиеся «незаконно», без официальной гражданской регистрации супругов, воспринимаются общественным мнением не какими-то ущербными, а совершенно полноправными. Однако полноправие должно быть закреплено юридически, иначе это повлечет за собой осложнения в вопросах наследования и раздела имущества, собственности. Казалось бы, противоречие неразрешимо. Но государство снова идет на уступки мусульманским традициям. Регулярно, раз в пять-шесть лет, турецкий парламент принимает закон, объявляющий всех «незаконнорожденных» детей законнорожденными. Этот юридический акт вовсе не означает, что государство вновь признает законность мусульманского брака; оно лишь периодически как бы амнистирует всех нарушителей моногамии.

Итак, в деревнях запрещение многоженства нарушается нередко. Мужчина, как уже отмечалось, может иметь одновременно до четырех жен – именно этой цифрой ограничивает шариат число «законных» супруг. Брак с каждой такой женой заключается у имама. Но только одна из них может быть зарегистрирована в качестве законной жены в бюро гражданской регистрации браков. И вот вам новый парадокс: многоженец официально имеет только одну жену, а его полигамная семья таковой не считается.

В последнее время, правда, полигамия чаще всего ограничивается двумя женами, а общее число полигамных браков не превышает 10% всех случаев супружества. Такие данные приводят западные социологи и этнографы П. Стирлинг, Ж. Кюизенье и другие, изучавшие этот вопрос как в деревне, так и в городе.

Кроме моногамии или полигамии, своего гражданского или религиозного оформления браки в Турции различаются и другими особенностями. В деревне преобладает покупной брак. Семья жениха девушку покупает, семья невесты – продает. Размер калыма достигает очень больших сумм, порой это – стоимость автомобиля. Сумма выкупа зависит не только от красоты невесты, но и от ее нравственных добродетелей – трудолюбия, скромности. Обычай платить калым был свойствен всем народам, жившим родо-племенным строем. Славяне в древности тоже платили вено – выкуп за девушку. У арабов, турок и других мусульманских народов этот обычай канонизировали предписания ислама, Коран.

Необходимость платить калым при женитьбе ставит в тяжелое положение молодых крестьянских парней, особенно из бедняков. Скопить деньги на него им просто не под силу, и это порождает такой вид брака, как умыкание – похищение невесты.

Парень с помощью своих дружков похищает девушку и скрывается с ней в горы, лес или ближайший город. Умыкание – дело опасное: нередко родственники девушки устраивают настоящую погоню, со стрельбой из винтовок. Закон предусматривает проведение расследования каждого случая умыкания – с согласия девушки или нет произошло ее похищение. Если согласия не было, парень может получить до 10 лет тюрьмы. Но редко девушка признается, что была похищена насильно: ведь если она после этого происшествия и вернется в семью отца, то все равно будет считаться «обесчещенной», ей уже труднее будет выйти замуж, – во всяком случае, полноценного калыма за нее никто не даст. Поэтому, как правило, суд решает дело благоприятно для похитителя, и пара вступает в брак. Гораздо труднее убедить семью девушки смириться с умыканием. Похищение дочери – бесчестие для отца, кроме моральных издержек – подрыва уважения со стороны односельчан, их насмешек, он терпит и материальный урон, лишается калыма, который мог бы получить, выдав дочь замуж «нормально». Гнев, слезы, угрозы убить похитителя и собственную дочь – эту реакцию отца стараются смягчить старей-шины деревни. Они же выступают посредниками в примирении враждующих сторон. Основным условием примирения часто бывает все-таки согласие похитителя и его семьи выплатить какую-то часть калыма, и если не сразу, то в рассрочку. Окончательный мир наступает, когда «блудная дочь» сделает своего отца счастливым дедом – родит ему внука.

Обычай уплаты калыма сохранился и в провинциальных городках. В январе 1978 г. турецкая газета «Джумхуриет» писала, что юноши города Бюньяна объявили своеобразную забастовку: они дали обет не жениться. Этот шаг они сделали со-всем не по доброй воле. Их толкнули на него будущие тести, которые, следуя архаичным, но выгодным для себя традициям, требуют от женихов непомерно большого калыма. Но, как замечает газета, не все женихи впали в отчаяние. Наиболее предприимчивые из них с согласия своих суженых устроили их «похищение», чем избавили себя от необходимости выполнять требования своих будущих родственников. Только за два месяца в Бюньяне было «похищено» 19 девушек.

Если у парня есть сестра на выданье, а у приглянувшейся ему девушки – брат, выход из положения упрощается: можно совершить обменный брак. Две семьи обмениваются своими девушками-невестами, не прибегая к калыму. В деревне сущест-вует и еще один вид брака, который этнографы называют «ле-вират»: обычай жениться на вдове своего старшего брата. Собственно, латинское слово «левир» и означает «деверь» – брат мужа. Это случается в так называемых больших семьях, где совместно живут несколько женатых братьев, и делается для того, чтобы вдова не вышла замуж «на сторону»: тогда пришлось бы выделять ей из собственности семьи часть наследства – земли, скота, а также лишиться пары рабочих рук. Калыма же за вдову не дают.

Бывает, что юноша из бедной семьи как бы запродается сам семье невесты вместо калыма – входит в дом зятем примаком, мужем-работником. И брак в этих случаях порой оформляется не сразу: жених должен сначала отработать год-два в доме будущего тестя. По этнографической терминологии, это – брак-отработка. У турок он все же исключение из правила. Жизнь такого зятя нелегка, а его мужская гордость страдает. Есть даже турецкое выражение «как зять-примак» – ответ на вопрос «Как поживаешь?», когда дела идут плохо и настроение скверное. В старой Турции, до кемалистских реформ, невеста и жених вплоть до дня свадьбы обычно даже не видели друг друга. Брак устраивали родители – подбирали жениха, приглядывали невесту. Теперь положение совсем иное: молодые турчанки знакомятся со своими будущими мужьями до заключения брака.

В городе официальный брак совершается в мэрии, в бюро гражданской регистрации или специальных «свадебных салонах» (эвленме салону), расположенных, как правило, в городских парках пли садах. После зачтения соответствующих статей гражданского кодекса и подписания брачного свидетельства в салоне устраивают небольшое угощение для присутствующих на церемонии. Затем невеста с женихом едут к нему в дом, куда нередко приглашают и имама: он читает соответствующие главы Корана и составляет еще один акт о бракосочетании. Так гражданский брак дублируется религиозным. Но чаще религиозный брак заключается без присутствия невесты, которую представляет ее отец или другие родственники. Только после этого играется свадьба – дома или в ресторане.

В городе турецкая свадьба приобретает все больше черт, общих для городских свадеб во многих странах мира: обмен обручальными кольцами между женихом и невестой, торжественные костюмы новобрачных – черная пара у жениха, белый наряд у невесты, свадебный кортеж из автомашин, первая из которых украшена лентами, цветами, воздушными шарами и непременной куклой на облицовке радиатора. Но отдельные элементы придают и городской турецкой свадьбе национальный колорит.

Так, родственники невесты, по обычаю, устраивают сцены потасовок с родственниками жениха, делают вид, что не хотят отдавать им девушку, требуют выкуп. Когда свадебный поезд отъезжает, увозя невесту в дом жениха, ее родственники стараются этому помешать – задерживают машины, ставя поперек дороги парковые скамейки или урны для мусора, и опять требуют выкуп.

Сама свадьба протекает тихо и чинно, без буйного и хмельного веселья. Нет публичных поцелуев жениха и невесты и, конечно, криков «горько». Интимная сторона супружеских отношений должна быть, по турецким обычаям, скрыта от глаз не только посторонних, но и самых близких родственников. Не сколько тостов, немного выпивки, музыка и танцы. Танцевальные пары составляются по принципу ближайшего родства: либо муж с женой, либо брат с сестрой. За неимением таких кава-леров многие женщины и девушки танцуют друг с другом. С невестой имеют право танцевать лишь жених да ее ближайшие родственники.

Деревенская свадьба связана с бесчисленными традиционными обрядами и длится несколько дней, начинаясь в понедельник и заканчиваясь, как правило, в пятницу – священный день мусульман. До свадьбы же с момента сватовства проходит иногда несколько лет: за это время семья жениха копит деньги на калым. Свадебные обычаи в разных областях страны сильно варьируют, но все же основные из них остаются сходными, примерно такими, как их записал во время пребывания в Турции в началее нашего века академик В. А. Гордлевский, известный турколог, бывший очень наблюдательным этнографом.

Во время сватовства преобладает символика. Парень о желании жениться говорит своим родителям иносказательно: «Я хочу ехать в Стамбул». Девушка выдает свои тайные думы биением посуды. Жених, чтобы избавить себя от унижения в случае отказа, иногда посылает невесте яблоко. Невеста в ответ выражает свое согласие, даря жениху платок. Но все это в том случае, если желаниям молодых не препятствуют намерения их отцов. Чаще же всего вопросы брака решаются одними родителями, без согласия юноши, а тем более девушки. В переговорах между семьями жениха и невесты главную роль играет отец девушки: он как бы собственник дочери, он выбирает зятя. Именно к нему отправляет сватов отец жениха. Придя в дом невесты, сваты – два уважаемых старика – усаживаются, степенно пьют поданный хозяйкой традиционный чай или айран и исподволь начинают разговор. Наконец, кто-нибудь из енотов спрашивает:

— Ахмед-ага, знаешь, зачем мы пришли?

— Нет, не знаю, – отвечает хозяин, хотя уже давно обо всем догадался.

— По велению Аллаха, по слову пророка Мухаммеда пришли мы сватать дочь твою Зейнеб за Дурсуна, сына Али. Мы думаем, что это будет счастливый брак. И ты уж не перечь.

Тут отец невесты начинает бурно протестовать – таков обычаи:

— Что вы, Зейнеб еще ребенок. Ей нужно с гору съесть хлеба, с море выпить воды – вот тогда я выдам свою дочь замуж!

Но что ни говорят сваты, как ни убеждают отца – тот стоит на своем.

Делать нечего, сваты уходят ни с чем. Дня через два отец жениха выбирает еще двух сватов, еще более уважаемых людей в деревне. Снова повторяется тот же ритуал.

Через несколько дней отец жениха засылает в дом невесты уже самых видных в деревне, самых уважаемых односельчан.

– Дорогие гости, – отвечает им на этот раз отец невесты, – дочь моя еще очень мала, ну виданное ли это дело!Вот подрастет, тогда с позволения Аллаха я и выдам ее за Дурсуна, сына Али.

– Послушай, – говорят сваты, – давай сейчас мы только ударим по рукам, устроим сговор, а там, года через два-три, Аллах даст, сыграем свадьбу.

– Ну, ладно, – сдастся отец, – я подумаю, посоветуюсь с матерью невесты.

Теперь уже сваты уходят довольные, зная, что лед тронулся, что отец согласен и что только обычай не позволяет ему прямо дать утвердительный ответ.

На этом заканчивается сватовство – первый этап свадебного цикла.

Примерно через неделю сваты опять идут в дом невесты – для того, чтобы конкретно договориться о сроках свадьбы, размере калыма. Отец невесты, еще немного для приличия поломавшись, даст свое окончательное согласие на брак. Теперь начинается торг о калыме. Отец невесты требует, скажем, десять тысяч лир, отец жениха дает только пять тысяч. Наконец, сходятся на семи тысячах. Сваты вручают часть денег отцу невесты и договариваются о дне, когда будут пить шербет: питье щербета знаменует завершение сговора.

В этот день в доме невесты устраивают угощение. Готовят плов с бараниной, халву и шербет. Приглашаются все родственники жениха и невесты. Совместное питье шербета как бы символизирует образование новой семьи, единение между собой родственников жениха и невесты.

На следующий день из дома жениха в дом невесты приносят блюдо с халвой, на котором лежат золотое кольцо, серебряный браслет, вышитые полотенца и платки. Невеста надевает кольцо и браслет. Отныне она считается «нишанлы» – обру-ченной. Она «запродана», «пропита». На нее набрасывают платок и завязывают его так, чтобы он закрывал волосы. Отсюда происходит другой постоянный эпитет невесты – «явуклу» (закутанная в платок). Теперь время от времени жених посылает невесте гостинцы – виноград, инжир, каленый горох «леблеби», сладости. Невеста же дарит жениху платок, рубашку. Но до самой свадьбы невеста обходит дом жениха стороной. Так длится иной раз год-два.

После того как калым полностью уплачен, родители обрученной девушки закупают ей приданое. Затем, в ближайшие понедельник и вторник, в честь предстоящей свадьбы устраивают соревнование борцов-пехливанов, игру «джирид» – конные состязания с метанием деревянных дротиков, скачки. В среду вечером собирается девичник, на котором происходит обряд прощания невесты с прежней жизнью, с родительским домом. Это – так называемая «ночь хны». К невесте приходят ее подруги и торжественно, с песнями, расплетают ей косы, расчесывают волосы и красят их хной. Мать и сестры невесты плачут – прощаются с ней. Ритуал заканчивается окрашиванием хной рук и ног невесты. Потом устраивается угощение, и все присутствующие поют, пляшут и веселятся до утра. Отныне невеста получает уже новый эпитет – «кыналы» (окрашенная хной). Завтра, в четверг, ее повезут, наконец, в дом жениха.

Накануне приезда невесты жених делает ей последние подарки. Их количество и качество зависит, естественно, от достатка родителей жениха. Однако как богачу, так и бедняк положено дарить невесте зеркало и сладости. Это – символ счастья: зеркало отражает радостное лицо невесты, а сладости означают безбедную, безгорестную, «сладкую» жизнь.

В четверг около дома невесты составляется свадебные поезд. На первой арбе лежит приданое – ковры, паласы, переметные сумы, вытканные самой невестой, матрасы, постельное белье, платья, купленные в городе. На вторую арбу садится невеста, закутанная с головы до ног в покрывало – дувак. Лошади украшены лентами и цветами. А иногда невесту везут верхом на лошади, предпочтительно белой масти, или верблюде. Возят и на такси, грузовике, даже на тракторе.

Вот местные музыканты ударили в барабаны, забили в бубны. Тонко запели струны саза, пронзительно загудела зурна. Свадебный кортеж трогается. А в это время жених, окруженный друзьями, публично бреется на улице, чтобы доказать всем, что у него растет борода и он уже настоящий мужчина. Над его домом развевается свадебный флаг, на котором не только полумесяц со звездой, но и оттиснутые краской ладони с растопыренными пальцами, а иногда и крест.

На пути свадебного поезда кладут барана со связанными ногами. Невеста должна подойти к нему, и, схватив за ноги, разом отбросить прочь с дороги, доказав тем самым, что она не боится труда и достаточно сильна, чтобы вести собственное хозяйство. Отброшенный баран поступает в се собственность. Если, же невесту постигнет неудача, то ее отец оплачивает односельчанам, положившим барана, его стоимость.

Когда невеста входит в дом жениха, на порог льют из кувшина воду – этот обряд предохраняет от «дурного глаза». А двери мажут медом и маслом, чтобы невеста «как сыр в масле каталась». Отец невесты бросает в толпу мелкие монеты, куски сахара, зерна пшеницы и риса. По обычаю некоторых деревень невеста должна не просто войти в дом, а вползти в него между ног будущей свекрови, стоящей на пороге. Когда-то этот древний ритуал означал прием чужой девушки в род мужа, как бы ее удочерение, символизируя ее «рождение» свекровью.

Теперь же он воспринимается как знак того, что невестка признает над собой власть матери мужа.

Начинается свадебный пир, музыка, танцы. В полночь, когда жених и невеста удаляются в свою опочивальню – гердек, свадьба достигает самого разгара. Музыка неистовствует, раздается стрельба из ружей. Потом устраивается факельное шествие. Утром свекровь вывешивает простыню с брачного ложа для публичного доказательства признаков непорочности невесты. Если таких признаков нет, на семью девушки ложится пятно позора. «Вашу дочь проела мышь», говорят соседи ее отцу и матери.

В пятницу происходит обряд снятия с невесты покрывала.

Собираются гости. Невесте дарят платки, полотенца. Вот покрывало снято, и невеста уже считается женой. Все поздравляют молодых, желают им счастья. Окончательно оформляет брак в деревне чаще всего имам, а для официальной регистрации нужно ехать в город.

В народных обрядах турецкой свадьбы можно проследить обычаи разных народов, быт и культура которых повлияли на особенности образа жизни турок. Так, свадебный пир в доме жениха перешел к современным туркам от одних из многочисленных их предков – огузов, которые вошли в состав не только турецкого, но и азербайджанского, туркменского и гагаузского народов. Название брачной опочивальни «гердек» (круглая палатка) осталось еще со времен прежней кочевой жизни огузских племен. Обычай окраски волос, рук и ног невесты хной заимствован у иранских народов. Ритуал публичного бритья жениха перешел к туркам скорее всего от малоазийских греков.

Факельное шествие – тоже местное заимствование: оно есть у греков и армян. Свадебный танец «ромейка» похож на греческий, а название у него – греко-славянское. У курдов заимствованы конно-спортивная игра «джирид», обычай класть барана на пути невесты. Обряд смазывания дверей маслом и медом перекликается с хеттским свадебным обычаем: у хеттов маслом и медом мазали невесте лоб. Но турки, конечно, переняли этот обычай не непосредственно у хеттов, исчезнувших задолго до появления в Малой Азии первых тюркских племен, а у других анатолийских народов, предки которых когда-то заимствовали этот обряд у хеттов. Турки лишь завершили эстафету в этой передаче обычаев и обрядов.

Семейные, родственные узы имеют для турок очень большое значение. В крестьянских, да и во многих городских семьях царит строгая и четкая иерархия: дети и мать беспрекословно подчиняются главе семьи – отцу, младшие братья – старшему, а сестры – старшей сестре и всем братьям. Иначе говоря, лестница подчиненности ведет снизу вверх от младшего к старшему, от женщины к мужчине.

Старший брат, агабей или ага, – как бы второй отец для остальных братьев. Он обязан охранять и честь сестер, что часто превращает его в маленького тирана, который делает сущим адом жизнь какой-нибудь сестренки. Братья и сестры зовут его не по имени, а просто – агабей, ага, что, впрочем, значит господин». Старшая сестра, абла, – вторая мать для сестер, они тоже зовут ее не по имени, а аблой. Однако младший брат – какой-нибудь карапуз лет семи-восьми – может приказать абле, своей старшей сестре, взрослой девушке, подать что-либо, принести или сделать. И это считается нормой. Ведь он мужчина. Правда, пожилая и многодетная мать окружена уважением и любовью всех членов семьи, включая и мужа, особенно если она родила ему нескольких сыновей.

Девочки воспитываются, как правило, в духе смиренного послушания. Их будущий удел – быть прежде всего покорной женой и примерной матерью. Дочь может шутить и спорить с матерью, с отцом же она всегда крайне почтительна. Сын до 12 – 13 лет находится при матери, живет на женской половине дома. Став старше, переходит на мужскую половину.

Власть родителей почти безгранична. Даже взрослый мужчина не смеет в присутствии отца закурить без его разреше-ния, или сесть развалившись, или каким-то другим образом выказать свое непочтение к родителю. Бывший президент Турции Исмет Инёню как-то рассказывал, что, будучи уже генералом, он не смел курить при отце. Еще большее уважение оказывается в семье деду.

Родственники с отцовской стороны считаются более важными, чем с материнской. Амджа (дядя по отцу) расценивается, если можно так выразиться, как «пол-отца», а дайы (дядя по матери) – гораздо ниже. У турок названия и других родственников -племянников и племянниц, тетушек – тоже различаются между собой, смотря по тому, с какой стороны это родство – с отцовской или с материнской. В этом сказываются от-голоски патриархальных отношений у предков турок – тюрк-ских кочевников. Кочевое скотоводство, говоря упрощенно, ве-дет свое происхождение от охоты, тогда как земледелие – от собирательства. Охота и номадизм – мужские занятия. Отсюда в кочевых обществах сильнее развились патриархальные отно-шения, неограниченная власть мужчин. А собирательство и зем-леделие пережили длинный период матриархата. Ведь собира-телями съедобных растений, плодов были преимущественно женщины, земледелие изобрели тоже они. Недаром у земле-дельцев больше всего почиталась богиня плодородия, а кочевники-скотоводы больше чтили богов солнца, неба или огня.

В родственных отношениях у турок, как и у других народов, прежде пли поныне связанных с кочевым скотоводством, доми-нирующее значение принадлежит патрилинейным связям, т. е. связям по мужской линии. Вот почему этнографы, описывающие турецкие семейные и брачные узы, обычаи, часто употребляют термины, начинающиеся словами «патри», «патро» (от грече-ского патер – отец); патронимия (именование по предкам муж-ской линии), патрилокальный брак (при котором жена посе-ляется в доме мужа), патрилинейный счет родства (т. е. по ли-нии отца), патримониальное наследование (когда большую долю наследства получают сыновья, а не дочери), патрилинейный клан (группа семей, имеющих общего предка по мужской ли-нии).

Почти каждая турецкая деревня делится не только на семьи – «большие» и «малые». В ней выделяются и более круп-ные подразделения – патрилинейные кланы, которые имеют свои названия – патронимии. Так, один клан называется Ахмедогуллары – дети Ахмеда («Ахмедовичи»), другой – Махмудгиллери, потомки Махмуда («Махмудовы»). Сильнее всего пережитки патриархальных семейных отношений проявляются в «большой семье», которая состоит из нескольких «малых семей» – супружеских пар разных поколений: деда и бабки, отца и матери, взрослых сыновей с их же-нами и детьми. Такие семьи преобладают в деревне, немало их и в небольших городках: 20 – 30% всех семей. Молодые пары, как правило, не прочь бы выделиться из такой семьи, обособиться в своей собственной «малой семье». Но у них чаще всего нет ни своего дома, ни своего хозяйства, ни своего, в деревне, поля. Глава же «большой семьи» не хочет их ухода: жаль терять работников, выделять земельный участок. Ну, и, наконец, сельская традиция не одобряет отделения женатого сына от прежней семьи.

Дед в такой семье обычно является уже лишь формальным главой, в силу своего преклонного возраста он лишь «царст-вует, но не правит». Действительный глава – отец женатых сыновей. Он ведет бюджет семьи, распределяет работу в хозяй-стве, поддерживает все связи с внешним миром: поездки на базар, купля-продажа, уплата налогов – его прерогативы. Мать ведает внутренним распорядком: домашняя уборка, стир-ка, приготовление пищи, распределение работы среди женской половины семьи – ее компетенция.

В таких патриархальных семьях к дочерям относятся без особой симпатии. Рождению девочки обычно не радуются. Ведь дочь уже в 12 – 14 лет выйдет замуж, уйдет в чужой дом. Она не работник в родном доме и тем более не наследник. Сын же останется дома, даже когда женится. Он работник и, главное, наследник. Так рассуждает глава семьи, так мыслит ум крестьянина. Вот почему в ответ на вопрос, сколько у него детей, отец-крестьянин назовет лишь число сыновей, дочери в счет не идут.

Так негативное отношение к дочерям, обусловленное патри-архальной традицией, перекрещивается с уничижительным от-ношением к женщине, насаждаемым исламом. Иметь дочерей нежелательно, женщина не имеет души, муж для жены – вто-рое лицо после Аллаха – вот эти три постулата и определяют во многом положение турчанки в патриархальных семьях, где еще крепко держатся за старое.

На низшей ступени семейной иерархии в «большой семье» находится молодая невестка – гелин. Это, пожалуй, самый бес-правный и помыкаемый член семьи. Она не может начинать разговор со старшими, не имеет права возражать мужу и его родственникам. Она как бы под тройным гнетом – свекра, мужа свекрови, а иногда еще и кумы – старшей жены. Пока гелин не станет ханым – хозяйкой, жизнь у нее тяжкая. Ее обязан- ность работать и рожать детей, в молодой женщине ценится работоспособность и плодовитость. А ханым она может стать, лишь создав собственное хозяйство, выделившись из «большой семьи», или же под старость, когда сама будет бабкой – женой и главой такой же семьи.

www.ashkimsin.ru

Турецкие мужчины: ТОП-10 фактов или взгляд скептический

Автор: Иван Стародубцев

10.05.2017 в 10:37

Дорогие читательницы и читатели моего блога! Русское здравствуйте и турецкое мерхаба вам!

Сегодня продолжаем начатую ранее тему Турецкие мужчины. Для тех, кто не читал первой части повествования — вот ссылка, но обязательно возвращайтесь

Вместо предисловия — от издателя

Продолжаю добрую традицию публикаций материалов, любезно предоставленных мне читателями моего блога.

Как вы поняли, предыдущий материал про турецких мужчин носил исключительно восторженный характер, а стоя на вершине, как мы все знаем, накатывает острое желание плюнуть вниз

А посему следующая статья, авторства Марии К. (Мария, спасибо!), носящая достаточно скептический характер, нужна была на моем блоге как глоток свежего воздуха, чтобы не задохнуться от сладкой приторности первой статьи

Итак, слово — Марии.

Турецкие мужчины — такая же неотъемлемая часть прекрасной Турции, как море-солнце-пляж, древние развалины и легендарный «ол инклюзив». Я бы даже сказала, что для многих туристок (прошу заметить, не только русских) это обязательный пункт, по умолчанию включённый в пакетный тур наравне со шведским столом и круглосуточной анимацией.

Отзывы женской половины населения планеты о турках нередко диаметрально противоположны, от «Боже упаси» до «турецкий мужчина — лучший семьянин», тут уж кому как повезло.

Разумеется, за две недели инклюзивного отдыха на курорте совсем не просто понять, что собой представляют эти смуглые улыбчивые парни, готовые «достать с неба луну» ради одного лишь благосклонного взгляда приглянувшейся мадам. А посему я готова поделиться своими многолетними наблюдениями — вдруг кому пригодятся в трудной жизненной ситуации.

Турецкие мужчины: 10 фактов

1. Все турки – Гансы Христианы Андерсены

Абсолютно все! У меня даже есть подозрение, что в этой стране существуют какие-то специальные курсы или даже целые школы, где их обучают виртуозно развешивать лапшу на уши представительницам прекрасного пола. Для усыпления бдительности в арсенале турецких мужчин всегда в наличии изысканные комплименты, клятвы в вечной любви и красочные описания безоблачной семейной жизни.

Кстати, «сказочная» натура турок проявляется не только в отношениях с женщинами, но и в целом по жизни. К примеру, турецкие «две минуты» давно уже стали притчей во языцех. Что бы Вы ни попросили: приготовить кебаб, починить шкаф или раздобыть летом снег — всё будет «через две минуты», надо только подождать часок-другой

2. Турки не разводятся ради «большой, но чистой любви», невыгодно

Дело всё в том, что по турецкому законодательству в случае развода муж обязан выплачивать алименты не только на своих детей, но и на теперь уже бывшую безработную супругу (если она действительно домохозяйка, каких в стране немало). Вот почему турецкие мужчины, официально оставаясь в браке, предпочитают просто жить отдельно от семьи с другой своей «любимой женой», периодически «скармливая» ей обещания развестись. Продолжительность таких романтических отношений напрямую зависит от того, насколько сильна вера женщины в то, что «любовь всё победит», и от степени её внушаемости.

3. Турецкие мужчины предпочитают иностранок турчанкам

Почему? Потому что последние чересчур капризны и слишком дорого обходятся. Это наши трудолюбивые девушки согласны на «рай в шалаше» ради большого и светлого чувства, а турецким барышням подавай квартиру, да не какую-нибудь, а с полным «фаршем».

Про верность, преданность и готовность русских женщин следовать за любимым хоть на край света и говорить нечего, эти наши качества вообще закреплены на генетическом уровне, грех не воспользоваться. В общем, союзом турка с русской, немкой и даже с балийкой давно уже никого не удивить

4. Турецкие мужчины могут жениться на ком пожелают

Разговоры о том, что они выбирают для семейной жизни только целомудренных девушек из мусульманских семей, поскольку иного им не позволяют религия, воспитание и общественное мнение, а приезжих красавиц только «матросят», давно уже утратили свою актуальность.

Более того, даже угроза потерять расположение своей семьи и особенно отца (нет кары страшнее для истинного турка) не остановит восточного Ромео от бракосочетания с ябанджи (иностранка по-нашему), если он действительно этого хочет.

5. Турецкие мужчины — ужасные сплетники

Нет, правда, хуже женского коллектива может быть только мужской! Хотите, чтобы Ваш секрет узнала вся страна — расскажите его турку. Такое «сарафанное радио», когда слухи соответствуют действительности, в принципе удобно при поиске работы или работника. Хуже, когда оно превращается в «испорченный телефон». Особенно опасны обиженные особи мужского пола, способные насочинять такого, что впору паковать чемоданы.

6. Жизнь турка немыслима без геля для волос

«Брутальный мужчина брутален во всём», — думает он, тщательно намазывая пятый слой геля сильной фиксации на волосы, безукоризненно уложенные феном и расчёской. И не приведи Господь Вам дотронуться до сей причёски! Тут же будете объявлены врагом №1, правда-правда

7. Представления об ухоженности у турецких мужчин тесно связаны с использованием парфюма

Если перед выходом из дома он вылил на себя полфлакона туалетной воды, то уже считает себя неотразимым, прям жених на выданье. И кого волнует, что на нём несвежая рубашка, а воду он видел только в фонтане на площади. Конечно, я утрирую, но думаю, что суть ясна.

8. Турецкие мужчины выглядят старше своих лет

И пусть Вас не обманывает их седина — явление, нередкое даже у 20-летних парней, очевидно, генетическая особенность. Конечно, для юноши, недавно окончившего школу, внешность как минимум студента старшего курса института — это несомненный бонус при знакомстве с противоположным полом. Сложнее с этим обстоят дела у мужчин, которые в 35 выглядят на все 50 и которых в Турции немало.

9. Турецкие мужчины исполняют танец живота не хуже женщин

Правда, не все афишируют своё умение, ибо оно не вяжется с образом брутального мачо. Понятное дело, подловить офисного работника на тряске бёдрами посреди кабинета в разгар трудового дня — мечта из разряда несбыточных, так что не стройте иллюзий. Хотите увидеть воочию живого беллиденсера — отправляйтесь в познавательно-развлекательный яхт-тур, например, в Мармарисе.

10. Турки делают ставки на футбольные матчи

И причиной тому не только и не столько фанатичная любовь к этому виду спорта, сколько заветная мечта однажды разбогатеть. По всей Турции стоят ларьки с надписью «Say?sal Loto», где мужчины приобретают и тут же заполняют билетики для участия в одной из четырёх футбольных лотерей (или во всех сразу, что уж мелочиться).

Продвинутые интернет-пользователи делают ставки онлайн, нередко вечером, в надежде утром проснуться миллионером. Как показывает практика, среди турецких мужчин действительно есть везунчики, но найти их после получения выигрыша не представляется возможным даже ближайшим родственникам

Как из каждого правила, так и среди перечисленных выше фактов возможны исключения.

Я не берусь утверждать, что они касаются 100% мужского населения страны, поскольку общаться с жителями совершенных глубинок мне пока не довелось (скорее к счастью, чем к сожалению). Что касается цивилизованной Турции, то можете поверить мне на слово.

В общем, комментарии излишни за исключением, пожалуй, одного.

Сложно спорить с тем, что в мире, включая Россию, среди женщин сформировался определённый бренд под названием турецкий мужчина. С тем или иным знаком, положительным, нейтральным или отрицательным.

Что подтверждает ту истину, что турки сильны в искусстве маркетинга

Да и на закуску, что называется: вышел отличный фильм про то, какими «турецкие мачо» бывают. «Брат», «Жмурки» и Тарантино в одном флаконе. Рекомендую.

До новых встреч на страницах блога и не забывайте на него подписываться!

turkey-is.ru