Мультики о детях которые не хотят есть

Почему люди не хотят детей, или несколько слов о чайлдфри

Один монах сказал старцу:

— Не всегда легко узнать, в чём состоит твой долг.

— Наоборот, очень легко, — ответил старец. — Это то, что тебе меньше всего хочется делать.

Но с другой стороны – именно для психотерапевта, причем для психотерапевта консультативного, причины, побуждающие людей обзаводиться потомками, оказываются важны. Ибо проблемы, с которыми потом обращаются к психотерапевтам, в частности проблемы детско-родительских отношений, часто проистекают оттого, что бессознательные ожидания впоследствии не совпадают с реальностью.

Но сейчас многие все чаще задают другой вопрос: «Почему люди НЕ хотят детей?» А есть, мол, такие личности, которые называют себя чайлдфри и говорят в открытую, что вообще не собираются рожать: да как же, дети ведь это наше будущее и все такое. Потому хорошо бы, если бы была такая же парная статья – почему люди не хотят детей.

Разумеется, в данной статье я никоим образом не касаюсь тех, кто не может иметь детей и страдает от этого. Бесплодие – это другая история, причем часто весьма печальная, и сегодня мы говорим не о ней. А о людях, которые вроде бы физически здоровы, социально благополучны, а рожать – не хотят!

Как ни странно, но в этом явлении – когда кто-то может, но не хочет иметь детей – для психотерапевта предмета исследования нет. Не хотят люди – их право. Принуждать становиться родителями – это деструктивный ход, и как правило, ничего хорошего из этого не получается.

Но первые проблемы подчас начинаются тогда, когда окружающие всё активнее пытаются выяснить у знакомого или знакомой: «А почему у тебя до сих пор нет детей?» И сами начинают анализировать возможные причины этого, называя их более понятными для себя именами. Чаще всего упоминаются «инфантильность» (то есть человек считает себя пока недостаточно социально зрелым для родительства); «эгоизм» (человек просто думает, что вначале должен социально и финансово встать на ноги, а потом уже рожать); «перфекционизм» (человеку хочется, чтобы его дети жили в лучших условиях, нежели сейчас он сам, и он откладывает вопрос родительства на то время, пока добивается этих условий).

Думаю, понятно, почему эти «определения» я взял в кавычки.

Кроме того, далеко не всегда удается осознать и сформулировать причины нежелания обзаводиться потомством: да и не нужно этого, разве что сам человек будет этим озабочен и придет на прием с просьбой «помочь в этом разобраться». А если он сам не считает это проблемой для себя – то опять же, не обязательно копаться в причинах, скорее можно порадоваться, что не рождаются на свет нежеланные и нелюбимые дети.

Но мои клиенты (а чаще клиентки) часто задают немного иной вопрос: почему кому-то постороннему так важно, чтобы все становились родителями? Почему некоторые не могут спокойно произносить слово «чайлдфри» и говорят, что «эти люди попирают свое природное предназначение»? Иногда прессинг общественного мнения такой, что, кажется, еще немного – и в суд подадут на человека «за преступное бездействие».

Поэтому мы поговорим не о том, почему некоторые детей не хотят, а о том, почему другие хотят, чтобы они хотели. Даже точнее – не хотели, а обязаны были рожать!

Убеждение, что «каждая непременно должна родить», было верно давным-давно, когда такое страшное явление, как детская смертность, имело очень высокие показатели. И из рожденных, условно говоря, десяти детей выживали один-два. А сейчас показатель выживаемости, к счастью, много выше. И нынешнее общество, если рассуждать логически, вполне может пережить, чтобы те женщины, которые пока не испытывают потребности становиться мамами, ими и не становились (то же самое и в отношении мужчин, не испытывающих потребности становиться отцами). Ибо материнство, да и вообще родительство – это все-таки не профессия и не обязанность. Это возможность, которую если реализовывать из-под палки – результат, как правило, будет достаточно грустный.

Жаль, что иные люди этого не понимают и продолжают упорно интересоваться, отчего это у человека до сих пор нет детей. Как говорила одна моя клиентка – «При подобных вопросах у меня ощущение, будто меня раздели и прилюдно изучают мои репродуктивные органы».

К мужчинам с такими вопросами тоже пристают, кстати, — хоть и реже.

Безусловно, эскалация противоборства с обеих сторон часто приводит к чрезмерным крайностям: с одной стороны «долой всех беременных», с другой — «долой всех бездетных». Это уже не осознанный выбор, а выплеск агрессии, которая ничего общего с сознанием и логикой не имеет. И мы сейчас не об этих эмоциональных выплесках, а о тех людях, кто взвешенно и спокойно сам для себя сказал «не хочу» (может быть – «пока не хочу»), а общественное мнение в сотни голосов сначала строго вопрошает — а почему не хочешь, а потом кое-где и припечатывает: ДОЛЖЕН/ДОЛЖНА.

И тогда возникает вопрос: а почему?

Почему каким-то чаще всего посторонним людям есть дело до чужой репродуктивности? И почему некоторым так важно, как было сказано в одном чайлдфри-сообществе в интернете, «поработать кукушкой в ваших биологических часах»?

Разумеется, мы не можем заочно и при общем подходе точно диагностировать причины каждого, но навскидку можно сделать несколько предположений.

Первая причина, побуждающая делать это – иерархическая. «Я наделен(-а) особой властью контролировать людей и тебя в частности, и делаю это в общественно одобряемой форме!» Разумеется, никто человека такой властью не наделял, но иногда от бессознательных убеждений избавиться очень сложно. Как правило, желание «учить жизни и говорить о долге» присваивают себе личности с так называемым иерархическим мышлением, которые таким образом банально ощущают себя социально выше за чужой счет.

Вторая предполагаемая причина – своего рода месть. Это тот самый случай, когда человек сам в свое время стал родителем, подчиняясь давлению общества и «долгу», в результате много чего натерпелся, а теперь стремится, чтобы то же самое делали и остальные: «Я нес это бремя, а ты? Я выполнял свой долг, а ты?»

И если сказать этому человеку, что никакого такого долга в реальности уже давно нет – он не воспримет. Потому что иначе получается, что все его родительские жертвы — зря!

Как говорится, «нет хуже угнетателя, чем бывший раб».

Третий возможный вариант – попытка контроля чужой интимной жизни. Более того, все чаще приходится слышать или встречать в сети высказывания вида «дети – это логическое продолжение секса». Сегодня, в эпоху развитой контрацепции, подобное звучит как минимум странно. К тому же, если логическим продолжением секса считать детей – то получается, что человеку нужно примерно столько же половых актов в жизни, сколько у него потомков; никак не больше.

Четвертая причина – гендерная дискриминация. Этим, увы, страдают и мужчины, и женщины: исповедуя принцип «Женщина должна быть прежде всего машиной по производству населения, и в этом главное предназначение всех существ женского рода. «

Для некоторых это плюс к тому еще и означает, что конкретную женщину – свою дочь или жену – они бы таким образом с удовольствием привязали «к семье и дому» во избежание собственного беспокойства за ее «неподобающее» излишнее социально активное поведение.

И еще одна причина – та, по которой подобное любопытство появляется не у посторонних людей, а у родственников. Именно от них, к сожалению, труднее всего дистанционироваться, когда они спрашивают «А когда же у тебя детишки будут»: потому что они вроде как в своем праве. «Мама (папа) хочет внуков»! А на самом деле это означает, что мама (папа) чаще всего бессознательно стремится реализовать свое чувство власти и стать «главой большого клана». Это в нашем языке «бабушка» означает «старушка», а дедушка – «старик»; на том же английском, немецком, французском женщина, имеющая внуков, называется «большая мать». А мужчина – «большой отец».

И жаль, что иные родители, намеревающиеся со временем стать «большими родителями», полагают, будто потомки непременно обязаны реализовать их желание.

Безусловно, для многих дети – это счастье. Но вряд ли стоит любое счастье кому-то навязывать. Каждый сам приходит в свое время к своему пониманию счастливой жизни, иногда совершенно не похожему на ваше. А насильно, как известно, в рай не тянут.

В связи с этим можно проанализировать еще один довольно проблемный момент: нередко люди, имеющие детей, относятся к чайлдфри с выраженной и неприкрытой агрессией. Однако, если рассуждать логически — любой родитель, наоборот, должен быть чайлдфри благодарен: те, кто не имеет детей, не усугубляют конкурентную ситуацию для уже рожденных, не заставляют их более активно и напряженно бороться за кислород, продукты питания и место на планете. Чайлдфри не пополняют очередей в детских поликлиниках и не претендуют на места в детских садах, не рожденные ими дети не повышают конкурс при поступлении других детей в ВУЗы и при поиске работы. А самое главное — за что лично родителю ненавидеть чайлдфри, если каждый из них живет в соответствии со своим пониманием счастья? Одни в своё удовольствие рожают, а другие – нет. То есть нет пересекающихся интересов и как следствие — почвы для конфликта.

И опять выходит, что ненависть к чайлдфри испытывают те, кто относится к своему деторождению в глубине души как к вышеназванной повинности перед обществом (какие бы красивые слова о собственном удовольствии ни произносил вслух). В этом случае все куда понятнее: вот, мол, я наступил(а) на горло своему свободному полету — родил(а), долг выполнил(а), а этот/эта — не выполнил(а)! Да как он(а) смеет, давайте все покажем на него/нее пальцем и все скажем в лицо, какая он(а)… (здесь опять подставьте любой нелестный эпитет).

Соответственно, если некто обзавелся потомством по собственному желанию — ему не за что ненавидеть чайлдфри. А если банально подчинился шаблонам про «долг и обязанность» — тогда этот некто будет очень их не любить. Потому что они смеют жить по собственным принципам и в своё удовольствие, а он — нет.

Мне могут сказать, что, мол, «как же вам не стыдно, доктор, вы выступаете против рождения детей!» Однако я ни в коей мере не против этого. Я за то, чтобы общество было озабочено не только количественным, но и качественным ростом демографической кривой. Ибо детей мало родить: им необходимо еще и помочь вырасти адекватными, воспитанными и все-таки счастливыми людьми.

Кстати, слово «чайлдфри» в переводе значит не «ненавистники детей» и не «противники детей», а – «свободные от детей». Именно свободные. Может быть – пока. Но это решение – становиться родителями – всегда лучше принимать свободно. Тогда у нас будет намного больше желанных и счастливых потомков, рожденных у не менее счастливых отцов и матерей.

www.naritsyn.ru

О ДЕТЯХ, КОТОРЫЕ НЕ ХОТЯТ ЕСТЬ

Если вы работаете с родителями дошкольников, то есть фраза, которую вам приходится слышать довольно часто: "Этот ребенок ест так мало, что такого количества пищи не хватило бы и птичке".

Я не особенно разбираюсь в том, как питаются птицы, но я хорошо знаю, что те дети, родители которых боятся, что они умрут от голода, ухитряются каким-то образом из заморышей превратиться в самых длинных, самых сильных и, к сожалению, самых толстых школьников.

В доме у Эллен ситуация считалась столь драматичной, что ее мать позвонила в детский сад и спросила, не смогу ли я встретиться с ней и с ее мужем, чтобы поговорить об их дочери. Эллен в неполные четыре года выглядела как стручок фасоли. И по словам ее родителей, ни одна уважающая себя птаха не могла бы просуществовать и двадцать четыре часа, съедая столько, сколько Эллен умудрялась растянуть на неделю. Каждое кормление превращалось в битву, и девочка выходила из нее победителем. "Когда мне все-таки удалось накормить дочь и ее стошнило, я поняла, что проиграла",- сетовала ее мать.

Обратятся ли родители за советом к книгам доктора Спока или посоветуются со своим домашним педиатром, не столь важно. Одно им наверняка поведают и книги Спока и врач: дети в возрасте от двух с половиной до пяти лет нуждаются в небольшом количестве пищи. Это необходимо им не только для поддержания сил, но и для нормального развития. Так почему же этот вопрос так волнует родителей? Вспоминаю, как я сама относилась к этой проблеме, когда моей дочери было четыре года. К тому времени я уже несколько лет работала воспитателем в детском саду и детским психологом. Наш педиатр, спокойный и умеющий ободрить любого, посоветовал мне хорошенько присмотреться к дочери — живому моторчику, сгустку бодрости и энергии, которую я едва могла выносить, гоняясь за ней следом с утра до вечера. Мне казалось, она слишком часто простуживается. "Она заражается от других детей в детском саду",- говорили мне, но это меня мало утешало, к тому же я страдала от того, что у дочери плохой аппетит. Я не когда отрицать, что она была довольно высокой для своего возраста, поэтому вопрос доктора застал меня врасплох: "Могла бы она вырасти такой высокой, если бы страдала от недоедания?" Перед тем как мы расстались, он блестяще предсказал, как будут развиваться события в будущем. "Когда Венди будет семь лет,- сказал он,- у нее разовьется волчий аппетит, и все оставшиеся годы, пока она будет расти, вы будете жалеть о том, что раньше так беспокоились, что она ест мало, и будете мечтать о том, чтобы она прекратила объедать вас". Чем старше становилась Венди, тем чаще я вспоминала предсказание доктора. Аппетиту ее могли позавидовать даже два голодных волка.

Много лет назад, когда мы были детьми, бытовало мнение, что толстый ребенок — это здоровый ребенок. Несколько лет назад я слышала в поезде разговор группы солдат, которые говорили о том, как готовят их матери. Все они были убеждены, что самой большой радостью, которую они могут доставить своим матерям, это, приехав домой, сказать: "Ма, я изголодался по приличной пище!" — и потом провести весь отпуск за обеденным столом. Среди этих солдат были американцы итальянского происхождения. греки, поляки, негры и евреи.

История цивилизации — это история человечества, пытающегося преодолеть непрекращающийся ужас голода. Обеспечить ребенка достаточным количеством пищи, чтобы он рос большим и толстым, всегда было основным выражением материнской любви. Конечно, в каком-то смысле борьба между родителями и детьми по поводу еды возникает оттого, что пища сейчас достается гораздо легче, чем в дни нашего детства, но мы еще не способны привести наши эмоции и установки в соответствие с окружающим изобилием.

Но у проблем, возникающих по этому поводу, есть и много других причин. Одна из них состоит в том, что снижение аппетита у ребенка часто происходит как раз тогда, когда он дает нам знать, что мы уже не всегда "командуем парадом". Этот очаровательный, послушный, привязчивый малыш превратился в личность. Это драма, которая потрясает многих, в иных случаях уравновешенных и спокойных родителей. Безусловно, все мы хотим, чтобы наши дети становились все более независимыми; мы хотим, чтобы они были любознательными, предприимчивыми и сообразительными. И хотя мы понимаем в глубине души, что возникающее непослушание, сильная воля, желание быть услышанным — это необходимая ступень в развитии человека, но нам не нравится, какой ценой это достигается. Мы начинаем повышать голос, как эта пигалица двух с половиной футов роста смеет говорить нам, что не хочет есть!

Интересно наблюдать за различными семьями в тот момент, когда начинается настоящее самоутверждение младшего члена семьи. У некоторых матерей и отцов в прошлом не было проблем с едой; они не сердятся и не волнуются, когда ребенок говорит, что он не голоден. Они не обращают внимания на протест и говорят: "Хорошо, дай мне знать, когда ты проголодаешься. Я не буду специально для тебя снова готовить обед, но я оставлю тебе бутерброд с маслом и стакан молока". Подавляющее большинство дошкольников дома не испытывают никаких проблем с едой. Но не завидуйте счастью этих родителей, будьте уверены, что у них есть своя больная мозоль. Мать не может выносить беспорядка, и она решила, что к тому времени, когда ее дети пойдут в детский сад, каждый из них должен быть "приучен к порядку": складывать пижаму, заправлять постель и убирать игрушки. Вполне вероятно, что то время, которое она сэкономила на кормлении, она тратит на то, чтобы уговаривать, задабривать, ругать и наказывать своих детей, стремясь воспитать у них аккуратность! У большинства из нас есть своя ахиллесова пята, а маленькие дети со своей замечательной и чувствительной радарной установкой, которая у них, видимо, с наибольшей силой действует в три-четыре года, способны повернуть ее во все стороны и нацелить именно на тот пункт, который нас больше всего беспокоит, превращая его в поле брани, на котором они будут бороться до победного конца.

Очень плохо, что мы допускаем, чтобы еда, которая должна приносить удовольствие человеку, служила причиной к ссоре. Мы должны прежде всего понять две вещи: во-первых, наша тревога и волнение по поводу того, как ребенок ест, почти всегда чрезмерны; и во-вторых, нет такой причины на свете, по которой мы и наши дети должны были бы продолжать превращать эту область жизни в противостояние двух вооруженных лагерей. Зная, что детям больше всего нужно, чтобы мы поняли, что они выросли и готовы сами принимать решения, мы можем и должны найти разумные и выполнимые способы для того, чтобы дать им понять, что да, мы действительно видим, как они выросли, и мы действительно рады этому и будем чаще позволять им принимать самостоятельные решения. Так же мы должны относиться к тому, как едят наши дети.

"Но вы толкаете нас на то, чтобы наши дети росли маленькими дикарями!" — слышу я возмущенные восклицания одних родителей. Другие бормочут в ответ: "Эта женщина хочет, чтобы мы ждали наших детей по двенадцать часов в день, не выходя из кухни". А третьи добавляют: "Умение вести себя за столом существенно для установления хороших отношений в обществе и должно быть привито детям как можно раньше".

Большинство из нас не любят делать то, что у нас плохо получается, точно так же не может увлечь то, что нас не интересует ни в малейшей степени. Сидеть вместе за столом действительно имеет некоторый социальный смысл для взрослых и для тех детей, которые достаточно большие, чтобы овладеть искусством беседы и получить удовольствие, выражая собственные мысли, высказывать свое мнение и выслушивать реакцию других. Но ни один ребенок до семи-восьми лет не может даже отдаленно приблизиться к этому искусству общения.

Когда ребенок достаточно созревает для нового занятия, он стремится овладеть им и окунается в него, как утка в воду, без предварительного обучения. Когда моей дочери был год и она предпочитала исследовать мир на четвереньках, никто не говорил мне: "Эда, ради бога, поставь этого ребенка на ноги. Как она сможет когда-нибудь научиться ходить, если ты позволяешь ей до сих пор еще считать себя орангутангом?" Мы знаем, как происходит физическое развитие, знаем, что здоровый ребенок научится ходить в свое время, и мы не стараемся научить его этому раньше времени. Но, когда я позволила моей маленькой дочке в пять лет есть, сидя перед телевизором, как возопили все вокруг1 Моя мать, свекровь, соседи и даже мастер по ремонту телевизоров. "Как вы учите ребенка есть? — кричали они.- Это вредно для ее желудка, Для ее глаз, вредно для психики". Но мне хватило смелости не отступить. Просто еда в этом возрасте совсем неинтересна, а есть с другими, делать из еды социальное событие, во время которого можно поделиться своими мыслями, побеседовать о происходящих событиях, интересно взрослым, а детям просто непонятно и в высшей степени безразлично. Став старше, дочь с удовольствием участвовала в совместных семейных трапезах. С этого времени и до того момента, как она стала жить собственным домом, мы G мужем за обедом едва могли вставить слово. У нее проснулся вкус к деликатесам, ее способность к общению развивалась семимильными шагами, она стала интересоваться тем, о чем мы говорим, и она сгорала от желания сказать нам, что она думает по тому или иному поводу.

Семья, которая пришла ко мне в детский сад, как и сотни других семей, поняла, что их волнение, что ребенок недоедает, и стремление любым путем накормить его превратили принятие пищи в борьбу. Прежде, чем кто-либо понял, что произошло, пища стала связываться с борьбой за независимость и принятие пищи превратилось в средcтвo выражения гнева, столкновение интересов. Я предложила родителям следующий режим. Не обязательно стараться сразу же накормить девочку, когда она возвращается из детского сада, возможно, она устала, так как много играла, и поэтому лучше дать ей возможность сначала отдохнуть. Если же она скажет, что хочет есть, она сама может помочь в приготовлении ужина: запеченного бутерброда с сыром, вареных сосисок — или съесть у телевизора коробку кукурузных хлопьев. Существует множество вполне подходящих питательных продуктов, которыми можно заморить червячка днем,- орехи, изюм, морковь, бутерброды с маслом, сыр, кусочек рыбы. Играя днем во дворе, можно забежать домой и поесть несколько раз. Я помню, как в детстве ненавидела яйца, за исключением тех случаев, когда могла взять бутерброд с омлетом во двор, где я съедала его в тайном "домике" за рустами. В течение дня эти "перекусы" могут обеспечить питательную, хорошо сбалансированную калорийную диету без бурь и слез, с подлинным наслаждением от того, что ты ешь. На самом деле, как только родители проявляют некоторую гибкость и напряжение спадает, дети очень часто понимают, что они с удовольствием будут есть то же самое, что ecт вся семья.

Я знала одного маленького мальчика, который испытывал подлинную страсть к вареным макаронам и тефтелям. Его мать хотела, чтобы он получал сытный завтрак. И каждое утро превращалось в пытку для всей семьи, пока она не поняла, что макароны и тефтели столь же питательны, как и большинство продуктов "для завтрака". В течение трех лет мальчик ел на завтрак макароны. Нет таких причин, по которым ребенку запрещается есть на завтрак суп, гамбургеры, или сосиски, если он ест их с удовольствием. В жаркие летние дни большая тарелка мороженого может стать вполне нормальным завтраком. Мы стремимся, чтобы в ежедневный рацион наших детей входили мясо, фрукты, овощи и другие углеводы, и не надо втискивать все это в режимные моменты, они съедят все необходимое для организма во время неформальных "перекусов", без напряжения и страданий. Орехи, изюм, яблоки и другую легкую пищу можно предложить им в любое время дня. Важно лишь одно — не позволять ребенку объедаться сладостями. Лимонад и конфеты никогда не могут заменить питательные продукты.

Несмотря на нашу изобретательность, мы можем оказаться в столь серьезных ситуациях, что нам потребуется консультация педиатра. Иногда взаимоотношения между родителями и ребенком настолько портятся из-за кормления, что обоим требуется помощь профессионала, чтобы исправить положение дел, снять напряжение. В отдельных случаях у детей проявляется пристрастие к определенным продуктам. Помню случай, когда мать постоянно сражалась со своим четырехлетним сыном, который хотел сначала съесть десерт, а потом уже все остальное. Удивительно, когда она шла на уступку, малыш съедал больше, чем обычно. Иногда, съев плитку шоколада перед обедом, он вслед за этим съедал большую порцию мяса и картошки. Похоже, что странности свойственны многим детям. Съедая что-нибудь сладкое, когда они устали, они вызывают подъем сахара в крови, после которого следует спад, а затем наступает равновесие. Снижение содержания сахара в крови приводит к повышению аппетита, что заставляет детей чувствовать себя голодными, и они с удовольствием съедают другие, более калорийные продукты. Это полезно не каждому ребенку, и такой подход можно критиковать, но это свидетельство мудрости нашего организма, к сигналам которого следует прислушиваться. Это оправдано в тех случаях, когда ребенок устал или начинает заболевать.

Другой важный момент, на который следует обратить внимание,- это то, что диета не должна быть хорошо сбалансирована каждый день. Дети склонны "делать зигзаги". Опытным путем установлено, что они будут стремиться к естественному равновесию на интервале нескольких недель или месяцев, если процесс, связанный с едой, не вызывает у них неприятных эмоций. Ребенок может хотеть есть рыбу на обед и бананы на ужин пять дней подряд; затем он не может даже смотреть на них и переходит на изюм и апельсиновый сок, а затем самыми любимыми блюдами его становятся яблоки и сыр. Доверьте ребенку самому обеспечивать разнообразие пищи.

Несколько недель назад пришла мама Эллен, чтобы сообщить нам об успехах. Она все еще беспокоится и не уверена, действительно ли ее Эллен (кожа да кости!) здорова; еще остались тревожащие ее моменты, когда Эллен проверяет, правду ли говорит ее мама, произнося: "Есть надо тогда, когда голоден, а не когда-либо еще". Однако был один славный момент, доставивший всем удовлетворение, когда Эллен прибежала днем домой, вывозившись в снегу, и неодобрительно проворчала: "Плохо, что в этом доме никогда не найдешь что-нибудь поесть".

lektsii.org

О детях, которые не хотят есть

В доме у Эллен ситуация считалась столь драматичной, что ее мать позвонила в детский сад и спросила, не смогу ли я встретиться с ней и с ее мужем, чтобы поговорить об их дочери. Эллен в неполные четыре года выглядела как стручок фасоли. И по словам ее родителей, ни одна уважающая себя птаха не могла бы просуществовать и двадцать четыре часа, съедая столько, сколько Эллен умудрялась растянуть на неделю. Каждое кормление превращалось в битву, и девочка выходила из нее победителем. «Когда мне все-таки удалось накормить дочь и ее стошнило, я поняла, что проиграла», — сетовала ее мать.

Обратятся ли родители за советом к книгам доктора Спока или посоветуются со своим домашним педиатром, не столь важно. Одно им наверняка поведают и книги Спока и врач: дети в возрасте от двух с половиной до пяти лет нуждаются в небольшом количестве пищи.

Это необходимо им не только для поддержания сил, но и для нормального развития. Так почему же этот вопрос так волнует родителей? Вспоминаю, как я сама относилась к этой проблеме, когда моей дочери было четыре года. К тому времени я уже несколько лет работала воспитателем в детском саду и детским психологом. Наш педиатр, спокойный и умеющий ободрить любого, посоветовал мне хорошенько присмотреться к дочери — живому моторчику, сгустку бодрости и энергии, которую я едва могла выносить, гоняясь за ней следом с утра до вечера. Мне казалось, она слишком часто простуживается. «Она заражается от других детей в детском саду»,- говорили мне, но это меня мало утешало, к тому же я страдала от того, что у дочери плохой аппетит. Я не когда отрицать, что она была довольно высокой для своего возраста, поэтому вопрос доктора застал меня врасплох: «Могла бы она вырасти такой высокой, если бы страдала от недоедания?» Перед тем как мы расстались, он блестяще предсказал, как будут развиваться события в будущем. «Когда Венди будет семь лет,- сказал он,- у нее разовьется волчий аппетит, и все оставшиеся годы, пока она будет расти, вы будете жалеть о том, что раньше так беспокоились, что она ест мало, и будете мечтать о том, чтобы она прекратила объедать вас». Чем старше становилась Венди, тем чаще я вспоминала предсказание доктора. Аппетиту ее могли позавидовать даже два голодных волка.

Много лет назад, когда мы были детьми, бытовало мнение, что толстый ребенок — это здоровый ребенок. Несколько лет назад я слышала в поезде разговор группы солдат, которые говорили о том, как готовят их матери. Все они были убеждены, что самой большой радостью, которую они могут доставить своим матерям, это, приехав домой, сказать: «Ма, я изголодался по приличной пище!» — и потом провести весь отпуск за обеденным столом. Среди этих солдат были американцы итальянского происхождения. греки, поляки, негры и евреи.

Но у проблем, возникающих по этому поводу, есть и много других причин. Одна из них состоит в том, что снижение аппетита у ребенка часто происходит как раз тогда, когда он дает нам знать, что мы уже не всегда «командуем парадом». Этот очаровательный, послушный, привязчивый малыш превратился в личность. Это драма, которая потрясает многих, в иных случаях уравновешенных и спокойных родителей. Безусловно, все мы хотим, чтобы наши дети становились все более независимыми; мы хотим, чтобы они были любознательными, предприимчивыми и сообразительными. И хотя мы понимаем в глубине души, что возникающее непослушание, сильная воля, желание быть услышанным — это необходимая ступень в развитии человека, но нам не нравится, какой ценой это достигается. Мы начинаем повышать голос, как эта пигалица двух с половиной футов роста смеет говорить нам, что не хочет есть!

Интересно наблюдать за различными семьями в тот момент, когда начинается настоящее самоутверждение младшего члена семьи. У некоторых матерей и отцов в прошлом не было проблем с едой; они не сердятся и не волнуются, когда ребенок говорит, что он не голоден. Они не обращают внимания на протест и говорят: «Хорошо, дай мне знать, когда ты проголодаешься. Я не буду специально для тебя снова готовить обед, но я оставлю тебе бутерброд с маслом и стакан молока». Подавляющее большинство дошкольников дома не испытывают никаких проблем с едой. Но не завидуйте счастью этих родителей, будьте уверены, что у них есть своя больная мозоль. Мать не может выносить беспорядка, и она решила, что к тому времени, когда ее дети пойдут в детский сад, каждый из них должен быть «приучен к порядку»: складывать пижаму, заправлять постель и убирать игрушки. Вполне вероятно, что то время, которое она сэкономила на кормлении, она тратит на то, чтобы уговаривать, задабривать, ругать и наказывать своих детей, стремясь воспитать у них аккуратность! У большинства из нас есть своя ахиллесова пята, а маленькие дети со своей замечательной и чувствительной радарной установкой, которая у них, видимо, с наибольшей силой действует в три-четыре года, способны повернуть ее во все стороны и нацелить именно на тот пункт, который нас больше всего беспокоит, превращая его в поле брани, на котором они будут бороться до победного конца.

Очень плохо, что мы допускаем, чтобы еда, которая должна приносить удовольствие человеку, служила причиной к ссоре. Мы должны прежде всего понять две вещи: во-первых, наша тревога и волнение по поводу того, как ребенок ест, почти всегда чрезмерны; и во-вторых, нет такой причины на свете, по которой мы и наши дети должны были бы продолжать превращать эту область жизни в противостояние двух вооруженных лагерей.

Зная, что детям больше всего нужно, чтобы мы поняли, что они выросли и готовы сами принимать решения, мы можем и должны найти разумные и выполнимые способы для того, чтобы дать им понять, что да, мы действительно видим, как они выросли, и мы действительно рады этому и будем чаще позволять им принимать самостоятельные решения. Так же мы должны относиться к тому, как едят наши дети.

Вряд ли среди нас найдется тот, кто не был бы абсолютно уверен, что необходимо есть три раза в день. Нет ли у вас смутного ощущения, что завтрак, обед и ужин были каким-то образом переданы нам как фундаментальные законы мироздания?

Рождаясь, дети не понимают и не разбираются в том, как принято есть. Некоторые из них предпочитают есть всю ночь и спать весь день! Хотя они и приспосабливаются к нашему ежедневному режиму к трем или четырем годам, все же они еще очень маленькие, и не стоит думать, что запихивать в них массу еды три раза в день полезнее, чем если они перекусят шесть или даже восемь раз на бегу (поскольку бегать в четыре года гораздо более естественно, чем сидеть).

Когда ребенок достаточно созревает для нового занятия, он стремится овладеть им и окунается в него, как утка в воду, без предварительного обучения. Когда моей дочери был год и она предпочитала исследовать мир на четвереньках, никто не говорил мне: «Эда, ради бога, поставь этого ребенка на ноги. Как она сможет когда-нибудь научиться ходить, если ты позволяешь ей до сих пор еще считать себя орангутангом?» Мы знаем, как происходит физическое развитие, знаем, что здоровый ребенок научится ходить в свое время, и мы не стараемся научить его этому раньше времени. Но, когда я позволила моей маленькой дочке в пять лет есть, сидя перед телевизором, как возопили все вокруг1 Моя мать, свекровь, соседи и даже мастер по ремонту телевизоров. «Как вы учите ребенка есть? — кричали они.- Это вредно для ее желудка, Для ее глаз, вредно для психики». Но мне хватило смелости не отступить.

Просто еда в этом возрасте совсем неинтересна, а есть с другими, делать из еды социальное событие, во время которого можно поделиться своими мыслями, побеседовать о происходящих событиях, интересно взрослым, а детям просто непонятно и в высшей степени безразлично. Став старше, дочь с удовольствием участвовала в совместных семейных трапезах. С этого времени и до того момента, как она стала жить собственным домом, мы G мужем за обедом едва могли вставить слово. У нее проснулся вкус к деликатесам, ее способность к общению развивалась семимильными шагами, она стала интересоваться тем, о чем мы говорим, и она сгорала от желания сказать нам, что она думает по тому или иному поводу.

Семья, которая пришла ко мне в детский сад, как и сотни других семей, поняла, что их волнение, что ребенок недоедает, и стремление любым путем накормить его превратили принятие пищи в борьбу. Прежде, чем кто-либо понял, что произошло, пища стала связываться с борьбой за независимость и принятие пищи превратилось в средcтвo выражения гнева, столкновение интересов. Я предложила родителям следующий режим. Не обязательно стараться сразу же накормить девочку, когда она возвращается из детского сада, возможно, она устала, так как много играла, и поэтому лучше дать ей возможность сначала отдохнуть. Если же она скажет, что хочет есть, она сама может помочь в приготовлении ужина: запеченного бутерброда с сыром, вареных сосисок — или съесть у телевизора коробку кукурузных хлопьев. Существует множество вполне подходящих питательных продуктов, которыми можно заморить червячка днем,- орехи, изюм, морковь, бутерброды с маслом, сыр, кусочек рыбы. Играя днем во дворе, можно забежать домой и поесть несколько раз. Я помню, как в детстве ненавидела яйца, за исключением тех случаев, когда могла взять бутерброд с омлетом во двор, где я съедала его в тайном «домике» за рустами. В течение дня эти «перекусы» могут обеспечить питательную, хорошо сбалансированную калорийную диету без бурь и слез, с подлинным наслаждением от того, что ты ешь. На самом деле, как только родители проявляют некоторую гибкость и напряжение спадает, дети очень часто понимают, что они с удовольствием будут есть то же самое, что ecт вся семья.

Другой важный момент, на который следует обратить внимание,- это то, что диета не должна быть хорошо сбалансирована каждый день. Дети склонны «делать зигзаги». Опытным путем установлено, что они будут стремиться к естественному равновесию на интервале нескольких недель или месяцев, если процесс, связанный с едой, не вызывает у них неприятных эмоций. Ребенок может хотеть есть рыбу на обед и бананы на ужин пять дней подряд; затем он не может даже смотреть на них и переходит на изюм и апельсиновый сок, а затем самыми любимыми блюдами его становятся яблоки и сыр. Доверьте ребенку самому обеспечивать разнообразие пищи.

Семилетней Салли за два года запломбировали четырнадцать зубов, и зимой она больше болела, чем была здорова. Она жертва вседозволенности, выходящей за пределы разумного. Мать позволяла ей есть все, что ей нравилось, а Салли нравились лимонад и конфеты. Будет неумным и неоправданным шагом, если мы откажемся от ответственности родителей за поступки детей, кроме тех случаев, когда под видом ответственности властью взрослого подавляется сопротивление ребенка. Родители, конечно, отвечают за здоровье моих детей, но эта ответственность может проявляться ригидно и негибко, а может мудро и с воображением. Мы слишком большие и умные, чтобы сражаться с нашими детьми по таким незначительным поводам! Конечно, мы достаточно талантливы, чтобы найти интересные, новые и разумные пути, чтобы проявлять гибкость и экспериментировать в кормлении наших детей. Ярким свидетельством того, что такой подход срабатывает, является то, как наши дети едят в гостях или в детском саду. В обстановке, свободной от напряжения и излишних требований, большинство детей едят с удовольствием.

Несколько недель назад пришла мама Эллен, чтобы сообщить нам об успехах. Она все еще беспокоится и не уверена, действительно ли ее Эллен (кожа да кости!) здорова; еще остались тревожащие ее моменты, когда Эллен проверяет, правду ли говорит ее мама, произнося: «Есть надо тогда, когда голоден, а не когда-либо еще». Однако был один славный момент, доставивший всем удовлетворение, когда Эллен прибежала днем домой, вывозившись в снегу, и неодобрительно проворчала: «Плохо, что в этом доме никогда не найдешь что-нибудь поесть».

Эда Ле Шан «Когда ваш ребенок сводит вас с ума»

www.semya-rastet.ru

Тема: Дети, которые ничего не хотят, что с ними делать?

Дети, которые ничего не хотят, что с ними делать?

Всю жизнь на все занятия (бассейн, ОФП, сейчас самбо) ходит с фразой: НЕ ХОЧУ! Мы все равно ведем-так как физически слабый и надо как-то развиваться, и ему вроде даже нравится, но все равно каждый раз НЕ ХОЧУ!. В садик раньше: НЕ ХОЧУ, в школу сейчас: НЕ ХОЧУ, уроки делать: НЕ ХОЧУ, остальное практически всегда не хочу. Почитав психологических книжек можно увидеть совет: ну так и не водите и не делайте-отстаньте, НО, мы пошли к психологу (причина правда другая: ревность к младшей), и по ее словам в 7 лет нет еще моральных установок и если я отстану, это ни к чему не приведет, не надо так и отлично-вот что будет по его реакцией.

Но это же не нормально, когда у человека нет в жизни интересов, когда он не хочет ничего пробовать, когда на любое предложение ответ: НЕТ (даже на каток поехали тут на днях и то не хотел, хотя психолог сказала, что у него это оставило очень яркие впечатления).

простите за много букв.

"Вокруг у всех растут чемпионы. "- это миф. Чемпионами становятся единицы. И не сравнивайте своего ребёнка с другими детьми ему в ущерб при нём (чтобы он не слышал от вас,что другие ходят туда-сюда, чемпионами растут, а ты..). Возможно, вы так делаете, а возможно, и нет. Ваша цель, насколько поняла, сделать сына крепче, а не чемпионом. Для этого есть простой и одновременно очень сложный (без шуток) способ: ходите с ним гулять ежедневно в любую погоду, и играйте на улице во что-нибудь. Мяч в ворота забивайте друг другу по очереди, метайте мячик в цель, рукоход на время засекайте, типа полосу препятствий прошёл, ну, всякая ботва. А на самом деле не ботва. Именно регулярные занятия на воздухе (не до измотанного состояния) укрепляют очень хорошо. И если ребёнку будет интересно (ключевое) с вами, родителями, на улице играть, то он постепенно приобретёт лучшую физ.форму.

пока не сделаете то, чем грозите, ничего не поменяется.

Есть сын, 7 лет, мальчик умный, если захочет, но если не заставлять, то не будет делать НИЧЕГО. Единственное, что всегда за радость это мультики, видео и телефоно-игры и т.п. но так как ему этого не слишком много позволяется, то мне кажется я только и слышу: можно мультик? можно приставку?

Ему нравится играть в футбол, и вот вроде выход: отдать его в футбол, но он физически слабый, ему нравится играть, половину игры стоя на воротах, а на занятиях надо бегать, тренироваться и т.п пара занятий и думаю ему быстро разонравится.

Вчера в психах хотела бросить самбо, сказала ему об этом-рыдал, говорю ему: ну смысл какой если ты каждый раз не хочешь идти, тут же отвечает, что хочет. Мне и самой бросать жалко, от занятий есть реальный толк, он за год существенно окреп, появилась хоть какая-то вера в себя.

Вокруг у всех растут чемпионы: футболисты, гимнастки, танцоры, хоккеисты, дети ходят и занимаются, долго-нудно-усердно, а мой НИЧЕГО НЕ ХОЧЕТ. Да хоть бы рисовать пошел что ли или на скрипке играть, так и это не хочет.

Что вырастает из таких нехочунов? Когда желания появляются? Давить или отпустить? Отпустить-но как?

forum.littleone.ru

ТОП-10 звезд, которые не хотят иметь детей

Звезда фильмов Маска и Плохая училка признается, что в свои 37 лет до сих пор не готова стать матерью. И, возможно, этот момент в ее жизни так никогда и не наступит. "У меня прекрасная жизнь, и если подумать, то все это случилось со мной потому, что у меня нет детей, – признается актриса в интервью журналу Parade. – Думаю, женщины боятся говорить о своем нежелании иметь детей, потому что уверены, что их начнут осуждать. А я не боюсь." При этом Камерон не говорит, что не любит детей, но понимает, что просто не создана для этого.

"Дети – это добровольное рабство. Я, конечно, могу посидеть со своими племянниками. Но роль тети хороша тем, что я в любое время могу вернуть этих сорванцов родителям обратно. Я никогда не задумывалась о том, чтобы самой стать матерью. Материнство – это слишком сложно для меня", – сообщила Рене на знаменитом американском шоу Дэвида Леттермана.

Ходят слухи,что будучи еще совсем юной девушкой Опра Уинфри забеременела, однако ее малыш, сын, умер во младенчестве. С тех пор Опра поставила крест на материнстве и тут же рассталась со всеми мужчинами, которые намекали ей на то, что было бы неплохо завести совместного малыша. Все, что имеет смысл для Опры, – это ее работа и люди, которым необходимо ее шоу.

Возраст: 64 года

Оскароносная актриса признается, что желание иметь детей у нее было отбито, видимо, еще в детстве. Тогда, в младших классах, учительница показала им фильм о появлении ребенка на свет. Действо происходило в обшарпанном фойе и в полутьме. Все это настолько шокировало будущую звезду, что она по-прежнему убеждена: материнство – это тяжелое бремя и испытание.

Одна из самых красивых актрис современного кино уже больше восьми лет живет в гражданском браке с режиссером Джорджем Гаргуревичем, однако совершенно не задумывается о рождении малыша. Ева признается, что сейчас у нее слишком много планов, и розовощекий малыш не вписывается в них. "Я люблю детей, но мать из меня выйдет плохая. Для материнства я слишком эгоистична",– признается Мендес.

"Многие из моих друзей уже обзавелись семьей и детьми, поэтому мечтают и меня приобщить к этому делу, – откровенничает подружка Джастина Тимберлейка в интервью британскому Marie Clairе. – Говорят, что тогда мы все вместе будем ходить в ясли и в магазины за подгузниками. Ну уж нет! Это не для меня!"

Возраст: 53 года

Звезда Секса в большом городе не любит детей ни в жизни, ни на экране. Актриса трижды была замужем и столько же разводилась. В интервью Ким уверяет, что ее съемочный график не способен выдержать ни один мужчина и с возрастом она даже полюбила свой статус закоренелой холостячки. " Я счастлива, что могу абсолютно руководить своей жизнью и графиком, а приходя домой с работы – просто ложиться и спать, а не проверять уроки или петь колыбельную".

Французкася певица никогда не скрывала своего отношения к семье и рождению детей. "Я сама у себя любимая дочка, зачем мне еще? Каждый человек должен заниматься тем, что у него лучше всего получается. Так вот: забота о детях – явно не мой конек".

Возраст: 44 года

Актриса Фамке Янссен признается, что вся ее жизнь посвящена бостонскому терьеру Ликориса. "С его появлением я поняла, насколько это сложно – быть отвественной за кого-то, – говорит она. – Зачем мне ребенок, когда мой пес с лихвой заменяет мне детей!"

«Хотите верьте, хотите нет, но я нисколько не сожалею о том, что так и не стала матерью, – уверяет звезда фильма Дикая орхидея. – Более того, меня даже не мучают угрызения совести, я рада, что прожила такую жизнь, которую хотела. А что касается детей, то мне было достаточно смотреть, как растет моя крестница Анджелина Джоли".

ivona.bigmir.net

Почему мужчины не хотят детей

Где-то в возрасте 30 лет я начал получать регулярные вопросы, почему у меня еще нет детей, на что я резонно отвечал, что совершенно в них не разбираюсь.

Я действительно не ощущал ни малейшей потребности в продолжении рода, и сильно удивлялся, что окружающих это волнует больше меня самого.

В первой части этой заметки я хотел бы немного раскрыть мужскую психологию для женской части моей аудитории. Женщины, которые, как им кажется, нашли идеального избранника, с удивлением обнаруживают, что этот счастливчик не очень-то и хочет иметь детей.

Через это начинается непонимание, напряги и разочарование. Романтические отношения начинают тускнеть. Наверняка, многие с этим сталкивались.

Дорогие женщины, разумеется, большинство нормальных мужчин хотят иметь детей. Но хотят они этого позже. Гораздо позже. Причем настолько, что даже не хочется об этом думать.

Мужчина, даже самый ветреный и безответственный, в глубине души понимает, что ребенок — это серьезно, и что с его появлением уже нельзя будет вести прежнюю жизнь. Тогда вопрос — а зачем усложнять себе жизнь? Зачем брать на себя ответственность, если и так всё прекрасно!

Женщины этого не понимают, как правило. Они, конечно, тоже не прочь отложить это дело на поздний срок, и пожить для себя, но у них есть четкие биологические границы по времени.

У мужчин, чаще всего, нет какого-то мнения на счет детей. Лично мне было совершенно всё равно, я предполагал, что когда-то в будущем это свершится, но сейчас я хочу жить для себя.

Пока нет детей, — рассуждал я, — можно жить так, как нравится лично мне. Я люблю резкие перемены в жизни, переезды, путешествия, а с ребенком придется про всё это забыть. Я люблю жить в стиле «меньше работать и меньше потреблять», но когда ребенок появится, то уже он будет мне диктовать уровень потребления.

Придется в корне изменить свой образ жизни, оставить то, что я люблю, забыть то, из чего состоит моя личность, и стать как все — снабженцем и добытчиком. Неудивительно, что этот момент я оттягивал, как мог. Когда у нас с женой заходили разговоры о детях, то я говорил что-то вроде «дорогая, давай поговорим об этом в следующем году» и шел в гугл мапс, разрабатывать новую нитку маршрута для велопохода на лето.

Мне кажется, что по настоящему мужчина никогда не будет готов к тому, чтобы иметь детей. Я признаюсь, что был совершенно не готов, когда услышал, что у нас будет ребенок. Первое, что я подумал: «ну всё, накрылась свободная жизнь».

Впрочем, хватает уникумов, которые как раз детей хотят, но на мой взгляд, там что-то другое. Когда мужчина говорит «я хочу ребенка», он на 100% не думает о крошечном существе, орущем всю ночь. Он представляет себе сына лет пяти, с которым они ходят на рыбалку, катаются на велосипедах и занимаются другими интересными вещами.

В этих мечтах он — идеальный отец, такой, каким представлял себе его сам. К сожалению, реальность такова, что для того, чтобы получить рыбалку с пятилетним сыном, нужно пройти через много сложностей, которые начинаются еще гораздо раньше его рождения.

И нередко, такой папаша обнаруживает, что за последние три месяца его жизнь превратилась в ад, что он уже забыл, когда нормально спал, что жена стала каким-то другим человеком, и что его зарплаты катастрофически не хватает, и придется устраиваться на подработку.

Поэтому мужчины всё же чаще не поддаются воображаемой идеальной картинке, и желания к немедленному отцовству не изъявляют. Женщины должны это понять. Мне кажется, что у каждого есть свой возраст, в котором он должен становиться отцом.

Сейчас, оглядываясь в прошлое, я понимаю, что моё отношение к ребенку было бы совершенно иным, появись он лет пять-семь назад. Многих вещей я тогда просто не знал и не понимал.

Я думаю, что умная женщина должна постепенно и осторожно подводить своего избранника к мысли об отцовстве. Нужно задеть какие-то струны души, заронить идею в его сознание. Хуже всего, если вы просто поставите его либо перед выбором, либо перед фактом.

Вторая часть заметки адресована мужчинам. Именно тем, кто еще не готов, хотя вроде бы для этого есть все предпосылки. Как я писал в начале — вы никогда не будете готовы.

Поверьте, не настанет такого утра, когда вы проснетесь и поймете, что наконец готовы стать отцом. Поэтому, нужно просто задуматься, и понять, в чем загвоздка, в чем причина, почему вы не хотите заводить ребенка.

Эта причина, наверно, на первом месте. В какой-то мере я тоже опасался, что не смогу потянуть, но как выяснилось, здесь тоже всё зависит от личного отношения. Родители, которые с гордым видом провозглашают: «у моего ребенка будет всё самое лучшее» просто попадают в систему разводки, созданную вокруг детской темы.

На самом деле, маленькому человечку, если он родился относительно здоровым, нужно очень мало. Больше всего ему нужно молоко, но оно-то как раз ничего не стоит, в большинстве случаев, потому что находится в груди матери.

Если не поддаваться модным лозунгам, то оказывается, что ребенок не такое уж и дорогое удовольствие. Например, хоть мы и не считаем себя малообеспеченными людьми, но совершенно спокойно набрали у знакомых 90% нужных для сына вещей.

Мы не покупали кровать, не покупали одежду (нам отдали огромное количество практически не ношенных вещей на все сезоны), почти не покупали игрушек. Все эти вещи в отличном состоянии, и через некоторое время они перекочуют к новым владельцам.

Остается статья расходов — подгузники, но это просто мелочь, по сравнению с тем, что было бы, если мы за свои деньги купили всё вышеперечисленное. Поэтому, выбросьте из головы дурацкие стереотипы.

Всё, что родители покупают ребенку, нужно в первую очередь не ему, а им, чтобы доказать себе, что они не хуже других. Ребенку нужна забота и любовь. В первые годы жизни ему совершенно не важно, сколько стоит вещь, которую он носит, и игрушка, с которой он играет.

Часто бывает, что мужчина живет с женщиной, но не уверен, что это та, с которой он хочет провести остаток жизни. Соответственно, если это так, то появление ребенка принесет лишние проблемы. Полностью согласен с этим, но не лучше ли тогда поискать своего человека в этом мире? Зачем тратить жизнь на заведомо неподходящие отношения?

Этот пункт тоже очень сложный, и лично мне было трудно с ним смириться. У меня прекрасная жизнь, замечательная жена, интересные путешествия, так зачем же что-то менять? Но начав размышлять, я понял, что многие родители, которые с появлением ребенка решили, что их личная жизнь закончилась, а началась жизнь ради детей, совершенно не правы.

Жизнь не должна строиться вокруг ребенка, это совершенно тупиковый путь, ведущий к разочарованию. Ребенок приходит в семью, и именно он должен встраиваться в жизнь родителей. Это сложно понять, но секрет успеха именно здесь. Сейчас я прекрасно понимаю, что при правильном отношении к детям, свободная жизнь не заканчивается, а просто немного меняет свою форму.

Я не отошел от своей концепции «меньше работать — меньше потреблять», и это позволяет мне проводить очень много времени с сыном. Это просто потрясающе, когда ты можешь в любой момент взять его на руки, когда видишь все малейшие возрастные изменения. Многие отцы упускают это крайне важное время, и ребенок больше привязывается к матери.

Я не перестал мечтать о Дороге, и начал искать примеры. Выяснилось, что тысячи людей путешествуют по миру с детьми и им ничего не мешает. Здесь самое главное, чтобы ваша вторая половина придерживалась тех же принципов, и вы работали, как одна команда. Каким образом этого добиться, я уже писал в заметке «Как совместить семью и путешествия«.

Наверно, есть еще немало причин, почему мужчины не хотят иметь детей, но я уверен, что всё это решаемо. Да, действительно, мужчина спокойно может прожить, не имея ребенка, просто потому, что он не знает, что такое быть отцом.

Если вы как раз в том состоянии неготовности, о котором я пишу, то хорошо подумайте, и вы поймете, что многие страхи надуманы. Буду признателен, если читатели поделятся, какое отношение к отцовству было (или есть) у них.

Друзья, давайте не будем теряться на просторах интернетов! Я предлагаю вам получать на емейл извещения о публикации моих новых статей, таким образом вы всегда будете знать, что я написал что-то новое. Пройдите по ссылке, пожалуйста. Читать также:

kotovski.net