К Хорни психология женщины

М. Решетников. Возвращая забытые имена.

О происхождении комплекса кастрации у женщин …………6

Уход от женственности. Комплекс маскулинности у женщин глазами

Запрещенная женственность. Психоанализ о проблеме фригидности

Проблема моногамного идеала ………………………..54

Предменструальное напряжение ……………………….68

Недоверие между полами …………………………….76

Страх перед женщиной. Сравнение специфики страхов женщины и муж-

чины по отношению к противоположному полу …………..101

Отрицание вагины. Размышления по поводу проблемы генитальной тре-

воги, специфичной для женщин ………………………115

Психогенетические факторы функциональных женских расстройств

Материнские конфликты …………………………….142

Переоценка любви. О распространенном в наше время феминном типе

Проблема женского мазохизма ……………………….180

Изменения личности у девочек-подростков …………….198

Невротическая потребность в любви ………………….209

ВОЗВРАЩАЯ ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА

Карен Хорни (1885—1952) принадлежит к плеяде выдающихся деятелей мирового психоанализа и, наряду с Хелен Дейч, является общепризнанным основателем науки о женской психологии. По вполне понятным причинам работы этих авторов вообще неизвестны отечественному читателю, в том числе специалистам — психологам и врачам, которые, как и все мы, до недавнего времени жили в бесполом обществе «товарищей» и «товарищей», где из трех основных сфер самореализации личности (труд, общение и секс) вторая была существенно ограничена идеологией, а третья — как социальная и научная категория, фактически запрещена, а следовательно — низведена до примитивного физиологического акта. Я позволю себе высказать предположение, что именно отсутствие научно обоснованных взглядов на полоролевую и психосексуальную дифференциацию личности в раннем детстве, десексуализация школьного и семейного воспитания и, как следствие — создание целой генерации граждан неопределенного пола, не в последнюю очередь привели к той моральной деградации семьи и общества в целом, свидетелями которой мы сейчас являемся. Трудно поверить, но на сегодняшний день наш Институт единственный на всей территории бывшего СССР, где читается курс женской психологии. Есть психология личности (также бесполой), преступности, торговли, политической борьбы и т. д., а женской — нет, хотя женщин у нас, надеюсь, все же больше, чем, например, преступников и политических деятелей. И лишь сейчас мы вновь возвращаемся к практически полностью забытому пониманию того, что мир состоит не из классов и сословий, не из богатых и бедных, не из начальников и подчиненных, которые всегда вторичны, а — из мужчин и женщин. Заслуга научной постановки этой проблемы в значительной степени принадлежит Зигмунду Фрейду (1856—1939) и его (не во всем согласной со своим учителем) последовательнице Карен Хорни. Карен Хорни родилась в Гамбурге в протестантской семье. Ее отец, Берндт Даниэльсен, был капитаном норвежского флота и глубоко религиозным человеком. Мать Карен — Клотильда Ронзелен, датчанка по происхождению, наоборот, отличалась свободомыслием, которое, безусловно, унаследовала дочь. В юности Карен случалось сопровождать отца в долгих морских походах, где она приобрела страсть к путешествиям и дальним странам. Ее решение заняться медициной — не совсем обычный выбор для женщины начала двадцатого века — было принято под влиянием матери. Окончив Берлинский университет (1913) лучшей студенткой в группе, Хорни специализируется в области психиатрии и психоанализа. В двадцать четыре года она вышла замуж за берлинского юриста Оскара Хорни. Прожив с мужем двадцать восемь лет и воспитав трех дочерей, в 1937 году из-за различия интересов Карен разводится с мужем, и с этого времени полностью посвящает себя психоаналитическому движению. Безусловно талантливый врач и исследователь, Хорни стала доктором медицины в двадцать восемь лет, а к тридцати была уже одним из признанных преподавателей только что открывшегося Берлинского Института Психоанализа. Уже одна из первых ее статей «О происхождении комплекса кастрации у женщин» принесла ей европейскую известность. Персональный анализ К. Хорни прошла у Ханса Сакса — одного из ближайших сподвижников 3. Фрейда и основателя первого Психоаналитического Комитета (1913), а квалификацию обучающего аналитика она получила у Карла Абрахама, которого 3. Фрейд считал своим способнейшим учеником. Обучение у таких верных последователей Фрейда, казалось бы, должно было способствовать безусловной приверженности идеям классического психоанализа. Однако Хорни, практически с первых ее работ, начинает активно полемизировать с создателем психоаналитической теории, и, нельзя не признать, что в ряде случаев эта полемика была достаточно продуктивной, Причина этой неожиданной «конфронтации» яснее всего раскрывается самой Хорни. В 1926 году в работе «Уход от женственности» она писала: «Психоанализ — творение мужского гения, и почти все, кто развивал его идеи, тоже были мужчинами. Естественно и закономерно, что они были ориентированы на изучение сущности мужской психологии и понимали больше в развитии мужчины, чем женщины». С этим упреком трудно не согласиться, также как и с тем, что лишь дифференцированный подход к мужской и женской психологии открывает путь к разработке философии целостной личности. Холизм или «философия целостности», где объединяются объективное и субъективное, материальное и идеальное — составлял основу всех концептуальных подходов Хорни. Значительную роль в жизни Карен Хорни сыграл Франц Александер, который, декларировав свой отход от психоанализа и покинув из-за этого Берлин, на самом деле талантливо имплицировал аналитические подходы в американскую социальную психологию. Во многом сходным путем шла к созданию науки о женской психологии К. Хорни. Именно Ф. Александер в 1932 году пригласил Карен Хорни в Чикаго в качестве заместителя директора Чикагского Психоаналитического Института. Это был уже второй психоаналитический институт в США. Первый был открыт в 1930 году в Нью-Йорке. Для руководства им был приглашен из Берлина доктор Шандор Радо (1890—1972), который принес с собой дух ортодоксальности и традиций, существовавший в Берлинском Институте Психоанализа. Ф. Александер придерживался более широких взглядов и во многом способствовал преодолению изоляции психоанализа и приходу его в университеты и колледжи США. Проработав вместе около двух лет, Александер и Хорни признали, что их дальнейшее сотрудничество невозможно, так как у каждого был свой собственный путь. К. Хорни уезжает в Нью-Йорк, где в 1941 году организует Американский Институт Психоанализа, а позднее становится редактором-основателем «Американского Психоаналитического Журнала». Ей принадлежат десятки исследований, статей и книг, среди которых наиболее известны «Невротическая личность нашего времени» и «Женская психология», которое составят две первые книги издаваемой нами серии «Библиотека психоаналитической литературы». О причине такого долгого пути к российскому читателю мной уже говорилось, здесь же я считаю уместным отметить, что Российский Психоаналитический Институт был создан на двадцать лет раньше американского, но к тому периоду времени, когда появились эти книги, и Институт, и издание Психологической и психоаналитической библиотеки под редакцией директора Института профессора И. Д. Ермакова были уже ликвидированы, естественно, как «оплот буржуазной идеологии», а многие выдающиеся, получившие мировое признание ученые-аналитики, были репрессированы, в том числе — уничтожены физически. В 1942 году в Бутырской тюрьме умер и профессор Иван Дмитриевич Ермаков, безусловно — талантливый клиницист, ученый и организатор, заслуги которого перед российской наукой и культурой еще не получили должной оценки. Повторное открытие нашего Института, возобновление систематической подготовки специалистов-аналитиков, исследовательской и издательской деятельности стало возможным лишь в 1991 году. Я не стану следовать достаточно распространенной традиции и пересказывать во вступлении содержание конкретных глав, а тем более — давать им оценку, предоставив это читателю. Хотя, должен признаться, не во всем согласен с автором. Но, думаю, было бы нечестно вступать с ним в полемику: книга была написана слишком давно, и слишком многое за это время переменилось и в нас самих, и в культуре, и в психоанализе. Вначале я делал достаточно много сносок, но затем, осознав, что нельзя вложить все основы психоаналитических знаний в примечания, отказался от излишних комментариев, сосредоточившись исключительно на попытке сохранения самобытности языка автора и поиске адекватных ему русских эквивалентов. Здесь же, уже после завершения работы над русским текстом книги, я хотел бы сделать только еще одно, но, как мне представляется, чрезвычайно важное примечание. Приступая к чтению книги, нужно постоянно помнить, что, также как и Фрейд, при изложении психопатологических комплексов, описании состояний и влечений, которые пока еще не имеют определенных языковых эквивалентов, автор достаточно часто прибегает к метафоре. Я сейчас попытаюсь еще раз объяснить и проиллюстрировать это. Когда Вы говорите собеседнику: «И тут я просто взорвался»,— ни одному нормальному человеку не придет в голову индентифицировать сказанное с реальным физическим процессом. Точно также психоаналитические термины в абсолютном большинстве случаев не могут быть непосредственно соотнесены с обыденными значениями образующих их слов или сочетаний, а лишь обобщенно и конвенциально характеризует те «соматические переживания», психические эквиваленты которых чрезвычайно разнообразны. Восприятие Эдипова комплекса только как инцестуозного стремления — удел дикого психоанализа и горе-аналитиков. И здесь я хотел бы еще раз подчеркнуть, что наполовину понятые идеи психоанализа куда опасней полного непонимания. К работе над этой книгой было причастно очень много людей — художников, корректоров, редакторов, наборщиков и печатников, каждый из которых заслуживает благодарности. Но я хотел бы выразить свою особую признательность переводчику — студентке нашего Института Елене Ивановне Замфир, которая не только взяла на себя труд по подготовке русского варианта книги (первоначально—в качестве курсовой работы), но и реально способствовала ее изданию, проявляя искреннюю заинтересованность, настойчивость и завидное терпение в контактах с научными редакторами. Я надеюсь также, что публикация этой книги даст дополнительный импульс не только новым подходам к терапии функциональных расстройств, но реально будет способствовать формированию нового самосознания современной российской женщины. Эта книга, названная автором «Женская психология», конечно же, и о мужчинах тоже. И я уверен, что ее прочтение не останется незамеченным для обоих полов, а, следовательно, позволит им лучше понять друг друга или, вернее — сделать хотя бы еще полшага на пути к недостижимому идеалу взаимопонимания.

www.litmir.me

Хорни Карен. Книги онлайн

Карен Хорни (1885 1952) известна не только как яркая представительница неофрейдизма (направления, возникшего вследствие возрастающей неудовлетворенности ортодоксальным психоанализом), но и как автор собственной оригинальной теории, а также одна из ключевых фигур в области женской психологии.

Она единственная женщина психолог, чье имя значится в ряду основателей психологической теории личности.

Карен Хорни стала первой женщиной в Германии, которая получила разрешение изучать медицину. Закончила свою карьеру тем, что основала Американский институт психоанализа.

Эта книга о конфликтах, которые в той или иной степени присущи большинству из нас. "Время от времени наши желания, интересы, убеждения обязательно сталкиваются с интересами, желаниями и убеждениями других людей.

И так же, как такие столкновения между нами и окружающей средой повсеместны, точно так же и конфликты внутри нас являются неотъемлемой частью человеческой жизни", — пишет Хорни.

Последняя и самая известная книга выдающегося психоаналитика посвящена исследованию внутренних проблем и конфликтов личности. Обобщая свой многолетний клинический опыт, автор формулирует идеи о неврозе как специфическом варианте адаптации, конкурирующим сдуховным развитием личности.

Книга доступна не только профессионалам, но и широкому кругу читателей, которые смогут не только узнать в них себя и увидеть свои собственные проблемы, но и пути их преодоления.

Работы К.Хорни написаны очень доходчивым и простым языком и поэтому вполне доступны даже неподготовленному читателю.

Книга «Новые пути в психоанализе» — самая смелая и потому, вероятно, самая скандально известная работа Карен Хорни, стоившая ей членства в Американской психологической ассоциации за попытку усомниться в непогрешимости ортодоксального психоанализа.

Поводом к переосмыслению теории Фрейда в той ее части, которая неотвратимо объясняла природу неврозов действием лишь инстинктивных и генетических факторов, стала, по признанию самой К.Хорни, ее неудовлетворенность терапевтическими результатами в период пятнадцатилетней врачебной практики.

Анализ причин этих неудач заставил по-новому взглянуть на проблемы пациентов, сначала предположить, а потом утвердиться в мысли, что окружающая среда, жизненные условия могут не только видоизменять, но и формировать характер, провоцировать развитие невротических конфликтов.

Для психологов, психотерапевтов, социальных работников, педагогов и всех интересующихся вопросами психологии и развития личности.

Комментарии читателей

Меня уже ничего не спасёт, но благодаря Хорни я узнал, от чего я умираю.

Карен Хорни — ангел-хранитель и покровительница всех невротиков, её работы — путеводная звезда для них.

Именно ее книги помогли мне понять те самые порочные круги, механизмы, которые запускали этот процесс. Я бесконечно благодарна Карен Хорни. Несколько лет после долгих лет терзаний и мучений я живу счастливой и наполненной жизнью. Она воистину гений!

www.koob.ru

Лекция 23. Социокультурная теория личности к. Хорни.

Невротические потребности и ориентации.

Карен Хорни (1885 – 1952), выдающаяся женщина-психоаналитик, вошла в историю психологии как автор оригинальной теории личности, в которой она анализирует социкультурные факторы, определяющие развитие ребенка. Как и В. Райх, Хорни во многом расходилась с точкой зрения ортодоксального психоанализа на проблемы психического развития человека; как и Райх, за свои расхождения она была подвергнута осуждению со стороны психоаналитического сообщества (дисквалифицирована как инструктор по психоанализу в 1941 г.). Дисквалификация не смогла помешать Хорни далее развивать свою теорию. Она основала Американский институт психоанализа и была его первым деканом вплоть до своей смерти.

Можно выделить несколько основных положений, являющихся основой социокультурной теории К. Хорни. Во-первых, она отвергала идеи З. Фрейда относительно психологии женщины, особенно его утверждение о том, что ведущим фактором женского психологического развития является зависть к пенису. Во-вторых, ее общение с рядом выдающихся психологов и антропологов (Э. Фромм, М. Мид, Г.С. Салливан) привело ее к мысли, что социокультурные условия оказывают глубокое влияние на развитие и функционирование индивида. Клинические наблюдения за пациентами, которых она вела в Европе и Америке, показали значительные различия в их личностной динамике, что явилось подтверждением влияния культурных факторов на развитие личности. Эти наблюдения привели ее к выводу о том, что в основе нарушений функционирования личности лежат уникальные стили межличностных отношений.

Развитие личности. К. Хорни поддерживала основные идеи Фрейда относительно решающей роли детских переживаний для формирования структуры и функционирования личности взрослого. Однако относительно специфики формирования личности их мнения расходились. Хорни не принимала утверждение Фрейда о существовании универсальных психосексуальных стадий и о том, что сексуальность ребенка диктует особую направленность дальнейшего развития личности. Согласно ее убеждениям, решающим фактором в развитии личности являются социальные отношения между ребенком и его родителями.

Согласно Хорни, ребенку присущи две основные потребности: потребность в удовлетворении и потребность в безопасности. Удовлетворение подразумевает все биологические нужды: в пище, сне и т.д. Хорни признавала, что удовлетворение этой основной потребности играет важную роль в обеспечении физического выживания ребенка; однако, она считала, что ведущую роль в формировании личности играет другая основная потребность – в безопасности. Потребность в безопасности подразумевает стремление быть любимым, желанным и защищенным от опасностей окружающего мира. В удовлетворении этой потребности (впрочем, как и в удовлетворении первой основной потребности) ребенок полностью зависит от родителей. Если родители проявляют истинную любовь и тепло в отношениях к своему ребенку, то они удовлетворяют его потребность в безопасности. Это способствует формированию здоровой личности. Наоборот, если поведение родителей не способствует удовлетворению потребности в безопасности, возможно патологическое развитие личности.

Неудовлетворение потребности в безопасности приводит к возникновению у ребенка чувства обиды и гнева по отношению к родителям (базальной враждебности). Это чувство вступает в конфликт с детской зависимостью о родителей. В результате этого конфликта негативные чувства вытесняются. Но и будучи вытесненной, базальная враждебность оказывает влияние на психику ребенка, наполняя ее ощущениями беспомощности, страха, любви и вины. Данный комплекс чувств получил название базальной тревоги (ощущение одиночества и беспомощности перед лицом потенциально опасного мира).

Этиология невроза. В отличие от Фрейда, Хорни не считала, что тревога является необходимым психическим состоянием. Она считала, что тревога возникает в результате отсутствия чувства безопасности в межличностных отношениях. По мнению Хорни, выраженная базальная тревога у ребенка ведет к формированию невроза у взрослого человека. Чтобы справиться с ощущением недостаточной безопасности, беспомощности и страха перед окружающим миром, ребенок прибегает к различным защитным стратегиям. Выраженные в поведении, эти стратегии “ориентируют” человека на достижение, “приобретение” чего- либо, поэтому для их описания Хорни еще использовала термин невротические потребности. Хорни описала 10 таких стратегий/невротических потребностей.

Потребность в любви и одобрении проявляется в постоянном неутолимом желании быть любимым и получать восхищение со стороны окружающих. Связана с повышенной чувствительностью и восприимчивостью к критике, которая может расцениваться как отвергание и проявление недружелюбия.

Потребность в руководстве выражается в чрезмерной зависимости от других людей и боязни отказа (в близких отношениях) или одиночества. Связана с переоценкой любви и убежденностью в том, что любовь может решить все проблемы.

Потребность в ограничениях выражается в предпочтении четких указаний и ограничений, переоценке роли порядка в жизни. Связана с нетребовательностью по отношению к условиям жизни, довольствованием малым, стремлением подчиняться.

Потребность во власти выражается через доминирование и стремление контролировать действия окружающих как самоцель; презрение к человеческим слабостям.

Потребность в эксплуатировании других выражается в боязни быть используемым другими или боязни выглядеть глупо в их глазах. При этом в отличие от случаев “нормы”, не наблюдается попыток изменить себя или ситуацию.

Потребность в общественном признании выражается в желании быть объектом восхищения других людей; самооценка чрезмерно зависима от социального статуса.

Потребность в восхищении собой выражается в стремлении создать приукрашенный образ себя, лишенный недостатков и ограничений. Связана с потребностью в комплиментах и лести со стороны окружающих.

Потребность в честолюбии выражается в сильном стремлении быть самым лучшим, невзирая на последствия; связана со страхом неудачи.

Потребность в самодостаточности и независимости выражается в избегании любых отношений, предполагающих какие-либо обязательства, дистанцировании от людей.

Потребность в безупречности и неопровержимости выражается в постоянных попытках быть морально непогрешимым и безупречным во всех отношениях, стремлении поддерживать впечатление непогрешимости и совершенства.

Хорни считает, что эти стратегии присутствуют у всех людей. Они помогают нам справляться с неизбежными в жизни огорчениями и разочарованиями, чувствами враждебности и отверженности и беспомощности. Но, если здоровый человек легко заменяет одну стратегию на другую в изменившейся ситуации, то невротик стремится реализовать лишь одну из имеющихся стратегий, причем во всех возникающих социальных ситуациях. То есть, мы можем сказать, что стратегия/потребность имеет невротический характер, если личность превращает ее удовлетворение в образ жизни.

Хорни разделила данный список потребностей на три более общие категории. Каждая из этих категорий представляет собой стратегию оптимизации межличностных отношений; каждая направлена на снижение чувства тревоги достижение чувства безопасности. Каждой стратегии соответствует определенная ориентация в отношениях с людьми.

Ориентация на людей (уступчивый тип) предполагает зависимость, нерешительность и беспомощность как стиль взаимоотношений. Такому человеку необходимо, чтобы в нем нуждались, любили, защищали и руководили им. Цель отношений, в которые они вступают – избежать чувства одиночества и ненужности. Однако под маской любезности и зависимости могут скрываться подавленная враждебность, стремление вести себя агрессивно.

Ориентация от людей (обособленный тип) характеризуется отсутствием заинтересованности в людях, отстраненностью, избеганием тесных межличностных отношений. Для таких людей характерны стремление к уединенности, независимости и самодостаточности.

Ориентация против людей (враждебный тип) это такой стиль поведения, для которого характерны доминирование, враждебность к другим людям и стремление их эксплуатировать. Жизнь при этом рассматривается как борьба всех против всех. Все поведение направлено на повышение собственного престижа, статуса или удовлетворение личных амбиций.

Как и невротические потребности, данные межличностные ориентации в различной степени использует каждый человек в различных жизненных ситуациях. Однако, как и в предыдущем случае, здоровый человек способен гибко менять ориентации сообразно меняющимся обстоятельствам и в зависимости от своих целей. Невротик не может сделать адекватный ситуации выбор и стремится использовать только одну из имеющихся ориентаций. Более того, и у здорового человека, и у невротика эти ориентации находятся в противоречии между собой. Однако у здоровых это противоречие не несет такого эмоционального заряда, как у невротиков, благодаря гибкому использованию всех трех ориентаций. У невротиков оно становится основой базального конфликта.

Базальный конфликт. Базальный конфликт невротика заключается в противоречиях в отношениях, которые у него складываются с другими людьми. Порождается этот конфликт несовместимыми типами ориентаций, составляющих ядро невроза. Напомню, ориентации невротика негибки, не соответствуют изменяющейся ситуации; одна из ориентаций регулярно используется, остальные подавляются.

Человек пытается преодолеть этот конфликт, используя различные пути. Во-первых, он может подавлять определенные стороны своей личности, актуализируя противоположные подавляемым черты. Во-вторых, человек может создать такую дистанцию между собой и другими людьми, которая не даст возникнуть конфликту. В-третьих, человек может создать идеализированный образ самого себя, который будет восприниматься как реальное “Я”. Идеализированный образ придает реальную уверенность в себе и реальную гордость. Следующий вариант избежания базального конфликта – экстернализация его (восприятие внутренних процессов, как если бы они имели место вне человека), проекция собственных недостатков, перенесение ответственности за отношения на других людей. Другие варианты избегания конфликта – избирательная “слепота” в отношении наиболее явных противоречий, фрагментация жизни на отдельные части, строжайший самоконтроль и т.д.

Последствиями неразрешенных базальных конфликтов могут быть страхи. Один из наиболее распространенных – страх разрушения защитных образований (боязнь умопомешательства, гибели и т.п.). Другие виды страхов, связанные с базальным конфликтом, — страх разоблачения (защитных уловок), страх собственных изменений и т.д. Страхи образуют препятствия на пути разрешения базального конфликта и интеграции личности, поэтому при лечении неврозов, считала Хорни, обязательна работа со страхами пациента.

Еще одно следствие неразрешенного базального конфликта – “обеднение личности”. Хорни подразумевала под этим термином ощущения слабости, нерешительности, опустошенности, внутреннее напряжение, отчуждение от собственного “Я” и т.п. Это приводит пациента к уменьшению искренности и возрастанию эгоцентризма.

studfiles.net

К Хорни психология женщины

Книга «Новые пути в психоанализе» — самая смелая и потому, вероятно, самая скандально известная работа Карен Хорни, стоившая ей членства в Американской психологической ассоциации за попытку усомниться в непогрешимости ортодоксального психоанализа. Поводом к переосмыслению теории Фрейда в той ее части, которая неотвратимо объясняла природу неврозов действием лишь инстинктивных и генетических факторов, стала, по признанию самой К. Хорни, ее неудовлетворенность терапевтическими результатами в период пятнадцатилетней врачебной практики.

Анализ причин этих неудач заставил по- новому взглянуть на проблемы пациентов, сначала предположить, а потом утвердиться в мысли, что окружающая среда, жизненные условия могут не только видоизменять, но и формировать характер, провоцировать развитие невротических конфликтов.

Книга «Женская психология» Карен Хорни. В целом интересная книга,

дающая неплохую пищу для дальнейших. Психология женщины Карен

Карен Хорни Психология Женщины Fb2

  1. Хорни Карен — Женская психология, скачать бесплатно книгу в формате fb2,

doc, rtf, html, txt :: Электронная библиотека royallib.com.

  • Книга: Психология женщины. Самоанализ. Автор: Карен Хорни. Аннотация,

    отзывы читателей, иллюстрации. Купить книгу по привлекательной цене&nbsp.

  • Хорни Карен. Все книги — Видео«Женская психология» расскажет о

    полоролевой и психосексуальной дифференциации женщины в раннем

    детстве,&nbsp.

  • Она единственная женщина психолог, чье имя значится в ряду основателей психологической теории личности. Карен Хорни стала первой женщиной в.
  • Она единственная женщина психолог, чье имя значится в ряду основателей

    психологической теории личности. Карен Хорни стала первой женщиной в&nbsp.

  • Карен Хорни. Женская психология. СОДЕРЖАНИЕ. М. Решетников.

    Возвращая забытые имена. О происхождении комплекса кастрации у

    riceprikaz.weebly.com

    Карен Хорни (1885–1952) принадлежит к плеяде выдающихся деятелей мирового психоанализа и, наряду с Хелен Дейч, является общепризнанным основателем науки о женской психологии.

    По вполне понятным причинам работы этих авторов вообще неизвестны отечественному читателю, в том числе специалистам — психологам и врачам, которые, как и все мы, до недавнего времени жили в бесполом обществе «товарищей» и «товарищей», где из трех основных сфер самореализации личности (труд, общение и секс) вторая была существенно ограничена идеологией, а третья — как социальная и научная категория, фактически запрещена, а следовательно — низведена до примитивного физиологического акта. Я позволю себе высказать предположение, что именно отсутствие научно обоснованных взглядов на полоролевую и психосексуальную дифференциацию личности в раннем детстве, десексуализация школьного и семейного воспитания и, как следствие — создание целой генерации граждан неопределенного пола, не в последнюю очередь привели к той моральной деградации семьи и общества в целом, свидетелями которой мы сейчас являемся.

    Трудно поверить, но на сегодняшний день наш Институт единственный на всей территории бывшего СССР, где читается курс женской психологии. Есть психология личности (также бесполой), преступности, торговли, политической борьбы и т. д., а женской — нет, хотя женщин у нас, надеюсь, все же больше, чем, например, преступников и политических деятелей. И лишь сейчас мы вновь возвращаемся к практически полностью забытому пониманию того, что мир состоит не из классов и сословий, не из богатых и бедных, не из начальников и подчиненных, которые всегда вторичны, а — из мужчин и женщин. Заслуга научной постановки этой проблемы в значительной степени принадлежит Зигмунду Фрейду (1856–1939) и его (не во всем согласной со своим учителем) последовательнице Карен Хорни.

    Карен Хорни родилась в Гамбурге в протестантской семье. Ее отец, Берндт Даниэльсен, был капитаном норвежского флота и глубоко религиозным человеком. Мать Карен — Клотильда Ронзелен, датчанка по происхождению, наоборот, отличалась свободомыслием, которое, безусловно, унаследовала дочь. В юности Карен случалось сопровождать отца в долгих морских походах, где она приобрела страсть к путешествиям и дальним странам.

    Ее решение заняться медициной — не совсем обычный выбор для женщины начала двадцатого века — было принято под влиянием матери. Окончив Берлинский университет (1913) лучшей студенткой в группе, Хорни специализируется в области психиатрии и психоанализа.

    В двадцать четыре года она вышла замуж за берлинского юриста Оскара Хорни. Прожив с мужем двадцать восемь лет и воспитав трех дочерей, в 1937 году из-за различия интересов Карен разводится с мужем, и с этого времени полностью посвящает себя психоаналитическому движению.

    Безусловно талантливый врач и исследователь, Хорни стала доктором медицины в двадцать восемь лет, а к тридцати была уже одним из признанных преподавателей только что открывшегося Берлинского Института Психоанализа. Уже одна из первых ее статей «О происхождении комплекса кастрации у женщин» принесла ей европейскую известность.

    Персональный анализ К. Хорни прошла у Ханса Сакса — одного из ближайших сподвижников 3. Фрейда и основателя первого Психоаналитического Комитета (1913), а квалификацию обучающего аналитика она получила у Карла Абрахама, которого 3. Фрейд считал своим способнейшим учеником.

    Обучение у таких верных последователей Фрейда, казалось бы, должно было способствовать безусловной приверженности идеям классического психоанализа. Однако Хорни, практически с первых ее работ, начинает активно полемизировать с создателем психоаналитической теории, и, нельзя не признать, что в ряде случаев эта полемика была достаточно продуктивной, Причина этой неожиданной «конфронтации» яснее всего раскрывается самой Хорни. В 1926 году в работе «Уход от женственности» она писала: «Психоанализ — творение мужского гения, и почти все, кто развивал его идеи, тоже были мужчинами. Естественно и закономерно, что они были ориентированы на изучение сущности мужской психологии и понимали больше в развитии мужчины, чем женщины». С этим упреком трудно не согласиться, также как и с тем, что лишь дифференцированный подход к мужской и женской психологии открывает путь к разработке философии целостной личности. Холизм или «философия целостности», где объединяются объективное и субъективное, материальное и идеальное — составлял основу всех концептуальных подходов Хорни.

    Значительную роль в жизни Карен Хорни сыграл Франц Александер, который, декларировав свой отход от психоанализа и покинув из-за этого Берлин, на самом деле талантливо имплицировал аналитические подходы в американскую социальную психологию. Во многом сходным путем шла к созданию науки о женской психологии К. Хорни.

    Именно Ф. Александер в 1932 году пригласил Карен Хорни в Чикаго в качестве заместителя директора Чикагского Психоаналитического Института. Это был уже второй психоаналитический институт в США. Первый был открыт в 1930 году в Нью-Йорке. Для руководства им был приглашен из Берлина доктор Шандор Радо (1890–1972), который принес с собой дух ортодоксальности и традиций, существовавший в Берлинском Институте Психоанализа.

    Ф. Александер придерживался более широких взглядов и во многом способствовал преодолению изоляции психоанализа и приходу его в университеты и колледжи США.

    Проработав вместе около двух лет, Александер и Хорни признали, что их дальнейшее сотрудничество невозможно, так как у каждого был свой собственный путь. К. Хорни уезжает в Нью-Йорк, где в 1941 году организует Американский Институт Психоанализа, а позднее становится редактором-основателем «Американского Психоаналитического Журнала». Ей принадлежат десятки исследований, статей и книг, среди которых наиболее известны «Невротическая личность нашего времени» и «Женская психология», которое составят две первые книги издаваемой нами серии «Библиотека психоаналитической литературы».

    О причине такого долгого пути к российскому читателю мной уже говорилось, здесь же я считаю уместным отметить, что Российский Психоаналитический Институт был создан на двадцать лет раньше американского, но к тому периоду времени, когда появились эти книги, и Институт, и издание Психологической и психоаналитической библиотеки под редакцией директора Института профессора И. Д. Ермакова были уже ликвидированы, естественно, как «оплот буржуазной идеологии», а многие выдающиеся, получившие мировое признание ученые-аналитики, были репрессированы, в том числе — уничтожены физически. В 1942 году в Бутырской тюрьме умер и профессор Иван Дмитриевич Ермаков, безусловно — талантливый клиницист, ученый и организатор, заслуги которого перед российской наукой и культурой еще не получили должной оценки.

    Повторное открытие нашего Института, возобновление систематической подготовки специалистов-аналитиков, исследовательской и издательской деятельности стало возможным лишь в 1991 году.

    Я не стану следовать достаточно распространенной традиции и пересказывать во вступлении содержание конкретных глав, а тем более — давать им оценку, предоставив это читателю. Хотя, должен признаться, не во всем согласен с автором. Но, думаю, было бы нечестно вступать с ним в полемику: книга была написана слишком давно, и слишком многое за это время переменилось и в нас самих, и в культуре, и в психоанализе.

    Вначале я делал достаточно много сносок, но затем, осознав, что нельзя вложить все основы психоаналитических знаний в примечания, отказался от излишних комментариев, сосредоточившись исключительно на попытке сохранения самобытности языка автора и поиске адекватных ему русских эквивалентов. Здесь же, уже после завершения работы над русским текстом книги, я хотел бы сделать только еще одно, но, как мне представляется, чрезвычайно важное примечание. Приступая к чтению книги, нужно постоянно помнить, что, также как и Фрейд, при изложении психопатологических комплексов, описании состояний и влечений, которые пока еще не имеют определенных языковых эквивалентов, автор достаточно часто прибегает к метафоре. Я сейчас попытаюсь еще раз объяснить и проиллюстрировать это. Когда Вы говорите собеседнику: «И тут я просто взорвался», — ни одному нормальному человеку не придет в голову идентифицировать сказанное с реальным физическим процессом.

    Точно также психоаналитические термины в абсолютном большинстве случаев не могут быть непосредственно соотнесены с обыденными значениями образующих их слов или сочетаний, а лишь обобщенно и конвенционально характеризует те «соматические переживания», психические эквиваленты которых чрезвычайно разнообразны. Восприятие Эдипова комплекса только как инцестуозного стремления — удел дикого психоанализа и горе-аналитиков. И здесь я хотел бы еще раз подчеркнуть, что наполовину понятые идеи психоанализа куда опасней полного непонимания.

    К работе над этой книгой было причастно очень много людей — художников, корректоров, редакторов, наборщиков и печатников, каждый из которых заслуживает благодарности. Но я хотел бы выразить свою особую признательность переводчику — студентке нашего Института Елене Ивановне Замфир, которая не только взяла на себя труд по подготовке русского варианта книги (первоначально-в качестве курсовой работы), но и реально способствовала ее изданию, проявляя искреннюю заинтересованность, настойчивость и завидное терпение в контактах с научными редакторами.

    Я надеюсь также, что публикация этой книги даст дополнительный импульс не только новым подходам к терапии функциональных расстройств, но реально будет способствовать формированию нового самосознания современной российской женщины.

    Эта книга, названная автором «Женская психология», конечно же, и о мужчинах тоже. И я уверен, что ее прочтение не останется незамеченным для обоих полов, а, следовательно, позволит им лучше понять друг друга или, вернее — сделать хотя бы еще полшага на пути к недостижимому идеалу взаимопонимания.

    fanread.ru

    В ЭТОМ МЕСТЕ ВЫ МОЖЕТЕ НЕДОРОГО РАЗМЕСТИТЬ ССЫЛКИ НА СВОИ РЕСУРСЫ

    Антуан де Сент-Экзюпери — Маленький принц

    Федор Достоевский — Преступление и наказание

    Илья Ильф, Евгений Петров — Двенадцать стульев

    Артур Конан-Дойль — Приключения Шерлока Холмса

    Александр Пушкин — Евгений Онегин

    Михаил Булгаков — Собачье сердце

    Лев Толстой — Война и мир

    Михаил Лермонтов — Герой нашего времени

    Оскар Уайльд — Портрет Дориана Грея

    Александр Дюма — Граф Монте-Кристо

    Антон Чехов — Рассказы

    Маргарет Митчелл — Унесённые ветром

    Уильям Шекспир — Ромео и Джульета

    Александр Дюма — Три мушкетера

    Эрих Мария Ремарк — Три товарища

    Николай Гоголь — Мёртвые души

    Федор Достоевский — Идиот

    Иоганн Вольфганг фон Гёте — Фауст

    Александр Грибоедов — Горе от ума

    Марк Твен — Приключения Тома Сойера

    Илья Ильф, Евгений Петров — Золотой теленок

    Габриэль Гарсиа Маркес — Сто лет одиночества

    Даниель Дефо — Робинзон Крузо

    Николай Гоголь — Вечера на хуторе близ Диканьки

    Джейн Остин — Гордость и предубеждение

    Уильям Шекспир — Гамлет

    Николай Носов — Приключения Незнайки и его друзей

    Джон Толкиен — Властелин колец

    Лев Толстой — Анна Каренина

    Федор Достоевский — Братья Карамазовы

    Шарлотта Бронте — Джейн Эйр

    Ганс Христиан Андерсен — Сказки

    Александр Волков — Волшебник Изумрудного города

    Александр Грин — Алые паруса

    Александр Пушкин — Капитанская дочка

    Михаил Шолохов — Тихий Дон

    Виктор Гюго — Собор Парижской Богоматери

    Джек Лондон — Белый Клык

    Кен Кизи — Пролетая над гнездом кукушки

    Эрнест Хемингуэй — Старик и море

    Иван Тургенев — Отцы и дети

    Иван Гончаров — Обломов

    Джоан Роулинг — Серия книг о Гарри Поттере

    Джером Д. Сэлинджер — Над пропастью во ржи

    Льюис Кэрролл — Алиса в стране чудес

    Вениамин Каверин — Два капитана

    Алан Александр Милн — Винни-Пух

    Марк Твен — Приключения Гекльберри Финна

    Роберт Льюис Стивенсон — Остров сокровищ

    Патрик Зюскинд — Парфюмер. История одного убийцы

    Эрих Мария Ремарк — Триумфальная арка

    Жюль Верн — Дети капитана Гранта

    Рэй Брэдбери — 451 градус по Фаренгейту

    Астрид Линдгрен — Малыш и Карлсон, который живёт на крыше

    Борис Васильев — А зори здесь тихие

    Николай Гоголь — Тарас Бульба

    Артур Конан-Дойль — Собака Баскервиллей

    Николай Гоголь — Ревизор

    Аркадий и Борис Стругацкие — Пикник на обочине

    Эрих Мария Ремарк — На западном фронте без перемен

    Жюль Верн — Таинственный остров

    Колин Маккалоу — Поющие в терновнике

    Джек Лондон — Мартин Иден

    Леонид Филатов — Про Федота-стрельца, удалого молодца

    Борис Акунин — Приключения Эраста Фандорина

    Джордж Оруэлл — 1984

    Аркадий и Борис Стругацкие — Трудно быть богом

    Борис Пастернак — Доктор Живаго

    Владимир Высоцкий — Нерв

    Джером К. Джером — Трое в лодке, не считая собаки

    Стендаль — Красное и чёрное

    Эмили Бронте — Грозовой перевал

    Герман Гессе — Игра в бисер

    Герман Гессе — Степной волк

    Александр Пушкин — Повести Белкина

    Михаил Булгаков — Белая гвардия

    Мигель Сервантес — Дон-Кихот

    Александр Пушкин — Сказка о рыбаке и рыбке

    Иван Бунин — Тёмные аллеи

    Аркадий и Борис Стругацкие — Понедельник начинается в субботу

    Марк Твен — Принц и нищий

    Александр Беляев — Человек-амфибия

    Ричард Бах — Чайка по имени Джонатан Ливингстон

    Владимир Набоков — Лолита

    Эдгар По — Рассказы

    Эрих Мария Ремарк — Жизнь взаймы

    Теодор Драйзер — Американская трагедия

    Евгений Шварц — Обыкновенное чудо

    Дэниел Киз — Цветы для Элджернона

    Гавриил Троепольский — Белый Бим Черное Ухо

    Ярослав Гашек — Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны

    Алексей Толстой — Пётр I

    Станислав Лем — Солярис

    Уильям Шекспир — Король Лир

    Антон Чехов — Палата № 6

    Жюль Верн — Пятнадцатилетний капитан

    Сергей Есенин — Анна Снегина

    Виктор Драгунский — Денискины рассказы

    — Качество книги требует определенных качеств от читателя (Леонид Леонидов)

    — Фраза «книги имеют свою судьбу» означает, что книги, взятые для прочтения, обратно не возвращаются (Дон Аминадо)

    — Лучшие из книг — те, которые дают больше всего пищи для размышлений (Анатоль Франс)

    — Бестселлер — это книга, которую хорошо раскупают потому, что она уже хорошо продается (Дэниэл Бурстин)

    — Во мне, а не в писаниях Монтеня содержится то, что я в них вычитываю (Блез Паскаль)

    — Все хорошие книги сходны в одном — когда вы дочитаете до конца, вам кажется, что все это случилось с вами, и так оно навсегда при вас и останется (Эрнест Хемингуэй)

    — Главное, чему учит нас чтение книг — что лишь очень немногие книги заслуживают прочтения (Генри Луис Менкен)

    — Дешевые книги — это некультурность, книги должны быть дороги, это не водка (Василий Розанов)

    — Дурные книги могут так же испортить нас, как и дурные товарищи (Генри Филдинг)

    — Если какая-то книга стала всемирным бестселлером, это доказывает лишь то, что Земля не круглая, а плоская (Олдос Хаксли)

    — Каждая книга — кража у собственной жизни. Чем больше читаешь, тем меньше умеешь и хочешь жить сам (Марина Цветаева)

    — Книги — это забавные переносные кусочки мысли (Сьюзан Зонтаг)

    — Книги воистину обладают способностью бессмертия — они самые долговечные плоды человеческой деятельности (Сэмюэль Смайлс)

    — Книгоиздание — аукцион человеческого ума (Эмили Дикинсон)

    — Когда книги горят на кострах, их смысл становится понятными даже безграмотным (Даниил Рудый)

    — Лучшая служба, которую может сослужить вам книга, это не только сообщить истину, но и заставить задуматься над ней (Элберт Г. Хаббард)

    — Мужчинам надо больше читать, чтобы лучше говорить, а женщинам — чтобы больше молчать (народное)

    — Мы, в сущности, учимся у тех книг, о которых не в состоянии судить. Автору книги, о которой мы можем судить, следовало бы учиться у нас. (Иоганн Вольфганг Гете)

    — Не надо читать много книг (Мао Цзэдун)

    — Несомненный признак всякой хорошей книги — если она нравится тем больше, чем человек становится старше (Георг Кристоф Лихтенберг)

    — Подумать только, учиться живым чувствам, живым мыслям у мертвой материи — у тряпья и типографской краски! (Джордж Бернард Шоу)

    — Покупать книги только потому, что они выпущены известным автором, все равно, что покупать совсем не приходящий впору костюм только потому, что сшит он известным портным (Александр Поп)

    — Рекомендовать кому-либо книгу — все равно что предлагать поносить ботинки, которые вам по ноге (Кшиштоф Теодор Теплиц)

    — Те, кто составляет сборники стихов или острот, подобны людям, которые угощаются вишнями или устрицами: сперва они выбирают лучшие, потом поглощают все подряд (Никола Себастиан Шамфор)

    — Когда-нибудь все будет иметь свой конец — далекий день, которого я уже не увижу, — тогда откроют мои книги и у меня будут читатели. Я должен писать для них, для них я должен закончить мои основные идеи. Сейчас я не могу бороться — у меня нет даже противников. (Фридрих Ницше)

    Одним из основных заслуг Карен Хорни является анализ женской психологии и попытки внедрения в психоанализ такого явления как самоанализ. В данной книге рассматриваются обе темы. Однако тему женской психологии я поставил бы на первое место, т.к. Карен Хорни одна из немногих женщин-психоаналитиков кто может подойти к этой теме более объективно. Да, и нужно не забывать, что сам Фрейд в своё время говорил, что он так и не смог в точности понять женскую психологию, несмотря на то, что подавляющее количество пациентов (или первые пациенты) были именно женщины. Исходя из этого, мнение женщины-психоаналитика на женскую психологию представляет особенную ценность.

    Книга представляет собой статьи написанные автором в разное время, а в некоторых случаях, это доклады с различных психологических конференций.

    В самом начале книги Хорни обращается к философскому эссе Георга Зиммеля смысл, которого в том, что все общественные институты, что нас окружают, были созданы мужчинами и преимущественно для мужчин, а из этого следует, что женщине особенно тяжело приспосабливаться к этим институтам вследствие того, что не для неё они были созданы. Это важная мысль станет главной идеей всей книги Хорни. И действительно, если приглядеться, то можно заметить, что очень много создано руками мужчин и с той мыслью, что именно мужчина этим будет пользоваться (политика, армия, искусство, законы, мораль, религия, наука и т.д.).

    Как бы отойдя от этой идеи, но совсем недалеко, Хорни обращается к Фрейду и к психоанализу, который так же является преимущественно мужской сферой деятельности, созданной мужчиной. Хорни обращается к выводу, сделанному Фрейдом в отношении женщины, а именно, о наличии у женщин так называемой зависть к пенису. Хорни даёт следующую таблицу.

    Наивное предположение, что у девочек, как и у мальчиков, есть пенис

    Оба пола придают значение только мужским гениталиям

    Осознание отсутствия у девочек пениса

    Горестное открытие отсутствия пениса

    Идея, что девочка – это изувеченный кастрированный мальчик

    Кастрация рассматривается как акт наказания

    Уверенность в том, что девочку подвергли наказанию, которое угрожает и ему

    Девочка рассматривается как низшее существо

    Девочка относится к себе как к низшему существу. Зависть к пенису

    Мальчик не может себе представить, что девочка когда-нибудь сможет пережить свою утрату и преодолеть зависть

    Девочка не может преодолеть ощущение собственной ущербности и неполноценности, и ей приходится постоянно бороться с желанием быть мужчиной

    Мальчик боится её зависти

    Девочка всю жизнь хочет отомстить мужчине за то, что он обладает тем, чего она лишена

    Как известно, большинство неврозов произрастают из событий детства, поэтому обнаружение в раннем детстве того факта, что у девочек нету того, что имеется у мальчиков наносит колоссальный ущерб психике, что является плацдармом для развития тех или иных нервозов уже во взрослом состоянии. В данной таблице Хорни показывает ступени, через которые проходит каждый ребёнок: осознание, поиск причин, реакция, выводы (как я это понял).

    Исходя из выше сказанного, Фрейд полагал, что «желание иметь ребёнка произрастает только из зависти к пенису и разочарования из-за его отсутствия и что нежная привязанность к отцу возникает только этим окольным путём – через желание иметь пенис и желание иметь ребёнка». И «в случаи благоприятного развития женщины эта нарциссическая зависть к пенису чуть ли не полностью растворяется в объектно-либидозном желании мужчины и ребёнка».

    Хорни же считает, что из-за этих двух факторах – «маскулинная цивилизация» и отсутствия пениса у женщины – может, происходит и другая реакция: бегство от женской роли, от женственности или как пишет Хорни «девочка ищет убежища в воображаемой роли мужчины».

    Объясняя эту установку, Хорни приводит цитату Зиммеля: «огромное социальное значение, которое приписывается мужчине, вероятно, обусловлено его превосходством в силе». Как пишет Хорни, грубо говоря, мы имеет отношения раба и господина, т.к. «одна из привилегий господина состоит в том, что ему нет надобности, постоянно помнить, что он господин, тогда как раб никогда не может забыть о своей участи». Это говорится в контексте того, что женщины постоянно обращаются к вопросу полов, несправедливости по отношению к женщинам, дискриминации и возможного или не возможного равенства. И как понятно из приведённой цитаты, мужчины никогда не задумываются, имеют ли они право заниматься тем или иным делом (даже такие профессии как гинеколог). И, продолжая эту смысловую нить, мы можем вместе с Карен Хорни прийти к выводу, что достичь сублимации в этом мире мужчинам намного проще, нежели женщинам, в том числе и потому, что «все обычные профессии были рассчитаны на мужчин». Осознание подобного положения дел и приводят женщину к отказу от своей роли, а это очень часто, — по мнению Хорни — принимает форму фригидности. Однако у многих может возникнуть ощущение, что женщина, которая недовольна своей ролью и считающая себя ущербной не может быть в сексуальном плане совершенно нормальной. Однако как пишет Хорни: «В действительности на более глубоком уровне мы встречаем не отвержение секса в целом, а скорее неприятие специфической женской роли», что часто можно наблюдать в сегодняшней действительности. Именно поэтому фригидность часто маскируется настолько хорошо, что ни окружающие, ни партнёр не замечают её. И только косвенные признаки могут говорить о наличии «женского комплекса маскулинности».

    В чём проявляется подобная установка? Хорни даёт такое описание подобных женщин: «В то же время мы видим, как та же самая женщина, третирующая всех мужчин, тем не менее, признаёт их превосходство. Она не верит, что женщины способны достичь чего-то реального, и скорее склонна разделять неуважение к ним мужчины. Если уж она не мужчина, то хоть поддержит их суждение о женщинах. Зачастую такая установка сочетается с явно выраженными дискредитирующими тенденциями в отношении мужчин, что невольно напоминает известную басню про лису и виноград». И действительно, можно часто наблюдать таких женщин, которые напоминают полу-мужчин, или более точно — карикатуру на мужчин, т.к. стараются изо всех сил действовать и думать как мужчины, но в реальности это имеет либо комичный, либо трагический вид и напоминает чем-то самоистязание. Ни один нормальный мужчина не будет ни комплектовать по поводу своего пола, ни тем более отстаивать чисто женские установки (мнения, ярлыки) в отношении мужчин.

    Однако фригидность может проистекать и из другого источника. Как известно из психоанализа Фрейда, у ребёнка в самом начале его жизни появляются Эдиповы установки в отношении родителей, которые после определённого периода жизни направляются на вне семейный объект. Однако, в случаи неблагоприятного психического развития ребёнка, подобной смены объекта может не произойти и тогда, как пишет Хорни, может произойти то, что «Сверх-Я угрожает опасность оживления старого запрета инцеста – на этот раз по отношению к брачному партнёру; и чем полнее осуществляются бессознательные желания, тем сильнее эта опасность» и приводит к тому, что «прямые сексуальные цели уступают место отношениям привязанности, налагающим запрет на сексуальные цели». Как я понял, это означает, что нужно различать две фригидности: первая происходит из отказа женской роли, вторая вследствие фиксации на одном из родителей вследствие чего проявляется замещение роли супруга на роль отца.

    Очень часто можно встретить женщин с так называемой «материнской установкой», которая является модифицированным вариантом второй установки, о которой говорилось выше. Суть в том, что женщины подобного типа играют роль матери, они словно говорят, как пишет Хорни: «В моих отношениях с мужем я должна играть не роль жены и любовницы, но исключительно роль матери со всей вытекающей отсюда любовной заботой и ответственностью». Этот тип женщин прекрасно изобразил лауреат Нобелевской премии по литературе Джон Стейнбек в романе «Потерявшийся автобус», в котором вот такая жена-мать приехала на автозаправочный-отель с мужем и дочерью. В романе, она полностью нивелировала все сексуальные стимулы мужа, сведя, в конце концов, их к нулю, превратив семейные отношению в тихий ад, выход из которого нашёл в конце романа сам муж в форме фактического изнасилования жены. Правда в таком случаи, можно ли говорить о том, что это дало начало трансформации жены-матери в жены-любовницу? Какой бы ответ не был дан, в любом случаи понятно, что в обеих ситуациях, семейная жизнь превращается в вынужденную ссылку, в тюрьму и единственный выход из этой ситуации – развод.

    Особого интереса заслуживает глава-статья «Недоверие между полами». В частности Хорни пишет следующее: «Страх мужчины перед женщиной глубоко укоренён в сексуальности, о чём свидетельствует тот простой факт, что мужчина боится только сексуально привлекательных женщин, которых, как бы страстно он ни желал, пытается держать в повиновении. Пожилым женщинам, напротив, оказывается величайшее уважение даже в тех культурах, где молодых женщин боятся и поэтому подавляют». Косвенные примеры можно найти в Библии, когда женщина совращает мужчину и тем самым заставляет вкусить яблоко. Так же можно найти это в афоризме «Вы слышали, что бы женщина когда-нибудь сошла с ума от мужских ног» и почти во всех литературных произведениях, в которых, чаще всего мужчина теряет голову, т.е. действует не по собственному разуму, по отношению к красивой женщине. Так что, этот вывод Хорни подтверждается всеми сферами искусств.

    Далее Хорни приводит примеры, когда этот страх особо заметен: «во время менструации женщина окружена строжайшим табу – мужчина, прикоснувшийся к ней, умрёт (я думаю, тут имеется своеобразные страх вследствие перенесения, т.е. женщина во время менструации воспринимается как кастрированный мужчина, или Фрейдовское объяснение табу, где человек коснувшийся табу сам становится табу); Арабы из Мекки не допускают женщин к религиозным празднествам, чтобы исключить близкие отношения между ними и их повелителями; в Бенгалии женщинам запрещают, есть тигровое мясо, чтобы те не стали слишком сильными».

    В любом случаи и тогда и сейчас и в развитых цивилизациях и не очень развитых, к женщинам относятся «если не с нескрываемой ненавистью, то с показным дружелюбием». Установка та же самая что и у фашистов была в отношении к евреям, которые могли быть хорошими людьми, однако как сказал фашистский философ Лессинг: «еврей должен гореть». Поэтому не удивительно, что «набожный еврей благодарит Господа, что тот не создал его женщиной» или как откровенно говорят азиаты «она второсортное существо». Список «другого» отношения к женщинам у Хорни довольно большой, хотя и меньше Фрейдовского.

    Как было уже сказано, всё это относится к молодым или лучше сказать сексуальным женщинам, и не относится к пожилым. В дополнении к пожилым, Хорни добавляет – и это вполне объяснимо с точки зрения Фрейда и Эдипово комплекса – «материнство как выражению определённых духовных качеств женщины: самоотверженной матери-кормилицы, ибо это идеальное воплощение женщины, которая могла бы исполнить все ожидания и желания мужчины». Такая установка может объясняться ещё тем (помимо того, что беременная жена ассоциируется с матерью мужчины), что женщина с ребёнком уже не воспринимается как опасная женщина, которая может обмануть мужчину и сбежать к другому, а наоборот, это уже она начинает завесить от мужчины вследствие того, что потомство нуждается в защите мужчины. Как писал Фрейд: «что касается женщины, то она, не желая расставаться со своими беззащитными детёнышами, должна была в их интересах оставаться с более сильным мужчиной».

    Продолжая ссылаться на Фрейда, необходимо заметить, что Хорни ссылается на анализ диких племён. Так, определяя страх мужчины перед женщиной как «страх направленный против неё как сексуального объекта», Хорни приводит интересное наблюдение племени арунта, согласно которому «они верят, что женщина способна магически воздействовать на мужские гениталии (т.е. это тот самый страх кастрации). Собственно, это очень похоже, с тем, что я предположил только в отношении женщин во время менструации и страха мужчин по отношению к этому.

    Ещё одним интересным фактом является то, что женщина очень часто ассоциируется со смертью: «в африканских волшебных сказках смерть в мир приносит именно женщина. Великая богиня-мать также принесла смерть и разрушение». И как очень точно замечает Хорни: «Похоже, что нами владеет идея о том, что тот, кто даёт жизнь, способен её и отобрать». Правда, тут наличествует проблема сексуальной женщины. Ведь богиня-мать не всегда изображается как молодая, привлекательная, желанная девушка, а как Карен Хорни отметила выше, наличествует страх мужчины именно к сексуально привлекательной женщине. Поэтому далее Карен Хорни задаётся следующим вопросом: «Не потому ли мужчины жизненно заинтересованы в том, чтобы держать женщин в зависимости, что мужчина в большей степени сексуально зависит от неё, чем она от него?». Я думаю, ответ положительный. Не знаю, что говорят биологи, но скорее всего дело обстоит именно так и анализ диких племён именно этого и говорит.

    В следующей статье-главе Хорни рассматривает тему «Проблемы брака». Как говорилось выше, фригидность может создать и, безусловно, создаёт предпосылки к неудачным бракам, разводам и «семейному аду». Объясняя эту проблему, Хорни сравнивает брак с чиновником, у которого «пожизненно обеспечена его должность» вследствие чего он перестаёт усердствовать, оттачивать своё мастерство и т.д. Это не удивительно. Как часто можно наблюдать мужчин и женщин, которые были совершенно другими (как в духовном, так и физическом смысле) до свадьбы и как кардинально изменились не в лучшую сторону, после брака. И что важно, это не связанно ни с возрастом, ни со здоровьем, т.к. те же мужчины и женщины, которые не состоят в браке, ни смотря на возраст и пр. сохраняют «здоровый дух в здоровом (стройном) теле». Дополним эту картину тем, что Хорни пишет об отказе от определённых свобод из-за вступления в брак: «На сегодня существует лишь один известный способ построить мост через пропасть между законом и счастьем. Он предполагает изменение нашей личной установки в направлении внутреннего отказа от требованиях, а не о желаниях». Что бы ни возникло ощущение, что автор отрицает необходимость брака, я должен заметить, что всё выше сказанное касается не института брака в целом, а неудачного брака. Это значит, что совершенно не обязательно наличие этих проблем в счастливом браке.

    Почему происходят неудачные браки? Тут я думаю, не будет ни для кого секретом то, что браки часто совершаются исходя из ситуации (беременность партнёра) или психических проблем (потребность в новом родителе). Однако бывают и другие причины. Вот что пишет по этому поводу К. Хорни: «Таким образом, существенная ошибка подобного выбора заключается в том, что он делается ради осуществления какого-либо отдельного условия. Один-единственный импульс, одно-единственное желание силой прорывается на передний план, заслоняя всё остальное. У мужчины, например, им может быть непреодолимое желание назвать своей девушку, которой добиваются много других поклонников»

    Ещё один фактор, который может создать проблемы в браке, это «страх перед непреступной женщиной». Это объясняется тем, что «забота о ребёнке возлагается на мать, именно от неё мы получаем не только тепло, заботу, нежность, но и наши самые ранние запреты».

    Как видим из предыдущего примера и из всех остальных примеров, явственно наличествует потребность асексуализировать женщину, чтобы с одной стороны, не опасаться какого-то подвоха с её стороны, а с другой, реализовать потребность в новой матери, которая как в детстве будет заботиться об этом муже-ребёнке. С одной стороны женщины могут сами, стремится к этой роли, т.к. считают, что если к мужчине относится как к ребёнку, т.е. удовлетворять и решать все его бытовые и иные проблемы и потребности, то это удержит его от ухода из семьи или к появлению любовницы. Однако это не так, т.к. если подобная жена смогла нивелировать все его сексуальные стимулы, то он будет искать ту, которая непосредственно будет удовлетворять его сексуально (любовница или проститутки).

    В данном контексте, следующая идея Карен Хорни представляется интересной: «В крайних случаях она приводит к убеждению, что порядочная, заслуживающая уважения женщина асексуальна и испытывать к ней сексуальное желание – значит её унизить». В литературе (или кино) это лучше всего выраженно героем мафиозного клана, который объясняет свою установку в отношении сексуальных отношений со своей женой и наличием проститутки следующей фразой: «И потом, она этими губами будет целовать наших детей?» Сразу хочу сказать, что ни я, ни психоанализ, не даём оценку тем или иным сексуальным техникам или способам удовлетворения, т.к. по Фрейду, любой способ удовлетворения которые на прямую не ведёт к продолжению потомства является извращением и как пишет сам Фрейд, «поцелуй» является таким же извращением, как и любой другой секс (способ сексуального удовлетворения), не ведущий к рождению ребёнка. Поэтому ни о каких оценках не может идти речь, а вот об удовлетворении или не удовлетворении одного из партнёров и брака в целом, можно и нужно говорить.

    Ещё одна особенность появления страха или установки в браке является то, что мужчина является активным объектом, в то время как женщина является преимущественно пассивным объектом, а значит, существует «страх мужчины оказаться неспособным удовлетворить женщину. Он боится её требований в целом и её сексуальных требований в частности».

    Довольно часто, зачатки этого страха можно наблюдать в детстве когда «маленький мальчик уже чувствовал себя мужчиной, но боялся, что его мужественность подвергнется осмеянию и тем самым будет нанесён ущерб его вере в себя, когда подвергались насмешкам и были отвергнуты его мальчишеские ухаживания». Что в свою очередь может повлиять на появления проблем в браке, когда муж ощущает, что он не способен удовлетворить свою жену, а это в свою очередь ведёт к «инстинктивному желанию унизить жену, подорвать её уверенность в себе». Добавим к этой фразе Карен Хорни идеи высказанные другим психоаналитиком Э. Фроммом, который в книге «Душа человека» пишет о видах агрессий, среди прочих есть следующий тип: «компенсаторное насилие» — проявляется вследствие импотенции в определённой важной для человека сферы. Тогда немощь выливается в жажду разрушения. Как пишет Фромм «он мстит жизни за то, что она его обделила».

    Так что, когда муж уходит к другой женщине или заводит любовницу, это явный признак того, что в жене или муже не всё так, как хотелось бы мужу/жене. Не знаю, насколько это истинно, но возможно наличие любовницы в некоторых случаях может быть воспринято с позитивной точки зрения. В любом случаи, наличие любовницы или любовника «нередко приносят больше облегчения, удовлетворения и счастья».

    ru-books.livejournal.com