Самооценка личности нарушения

Самооценка личности нарушения

При патопсихологическом исследовании личности перед психологом стоит сложнейшая задача; в ней можно разобраться, лишь давая ответ на определенный, заданный жизненной практикой вопрос. Исследователь должен себе ясно представить, что следует в каждом конкретном случае исследовать. Надо найти возможность распутать этот сложнейший клубок диалектических противоречий — мотивов, установок, ценностей, конфликтов, который мы называем личностью. Поэтому любая задача, относящаяся к проблеме личности, — будь то теоретическая или практическая — требует глубокого методологического подхода, который должен стоять за применяемыми методами.

НАРУШЕНИЕ СТРУКТУРЫ ИЕРАРХИИ МОТИВОВ

Наличие ведущих мотивов не устраняет необходимости мотивов дополнительных, непосредственно стимулирующих поведение, однако без ведущих мотивов содержание деятельности лишается личностного смысла. Именно этот ведущий мотив обеспечивает возможность опосредования и иерархии мотивов. Иерархия мотивов является относительно устойчивой и этим обусловливает относительную устойчивость всей личности, ее интересов, позиций, ценностей. Патологический материал позволяет проследить закономерности изменения мотивационной сферы человека, которые приводят к смене позиций, интересов, ценностей личности. Как нам кажется, наиболее отчетливо эти закономерности можно обнаружить у больных психическими заболеваниями, при которых процесс нарушения мотивов, установок и ценностей происходит достаточно развернуто, позволяя проследить его отдельные этапы. Одной из адекватных моделей для анализа оказались нарушения личности, выступающие при хроническом алкоголизме .

В качестве методического приема в этой работе был применен предложенный нами в 1965 г. метод психологического анализа историй болезни в их сопоставлении с данными экспериментально- психологических исследований. При таком подходе имеют место две группы фактов: одна из них касается нарушения иерархии мотивов, другая — способа формирования новой потребности (патологической).

Структуры иерархии мотивов не выводятся непосредственно из нарушений мозга, а проходят длинный и сложный путь формирования, при котором действуют механизмы, во многом общие с механизмами нормального развития мотивов.

виды смысловых нарушений.

1. Парадоксальная стабилизация какого-нибудь круга смысловых образований. Например, больной Н. отказался получить зарплату, так как «пренебрегал земными благами», больной М. годами не работал и жил на иждивении старой матери, к которой при этом «хорошо относился». Этот механизм наглядно обнаружился при общем и контрольном экспериментально-психологическом исследовании больных, когда больной оставался «нейтральным» по отношению к исследованию.

2. Сужение круга смысловых образований. Выражается в том, что мотив, сохраняя до известной степени побудительную силу, придает смысл относительно меньшему кругу явлений, чем до заболевания. В результате многое из того, что ранее имело для больного личностный смысл (например, учеба, работа, дружба, отношение к родителям и т.п.), постепенно теряет его.

НАРУШЕНИЕ САМОРЕГУЛЯЦИИ И ОПОСРЕДОВАНИЯ

Процесс опосредования совершается на разных уровнях психического отражения и зависит от многих детерминант: от содержания выполняемой деятельности, от ситуации, в которую данная деятельность включена, от целей, которые ставит перед собой человек, от степени иерархизации его мотивов , от самооценки, от восприятия людей, с которыми человек вступает в общение , от направленности личности .

Опосредствуя свое поведение, человек получает возможность вырабатывать новые способы действования, активности, новые мотивы. Поведение человека становится более произвольным и осознанным.

НАРУШЕНИЕ КРИТИЧНОСТИ И СПОНТАННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ

Однако поведение этих больных обнаруживало патологические особенности. Адекватность их поведения была кажущейся. Так, они помогали сестрам, санитарам, если те их просили, но они с той же готовностью выполняли любую просьбу, даже если она шла вразрез с принятыми нормами поведения. Так, больной К. взял без разрешения у другого больного папиросы, деньги, так как кто-то «его попросил сделать это»; другой больной Ч., строго подчинявшийся режиму госпиталя, «хотел накануне операции выкупаться в холодном озере, потому что кто-то сказал, что вода теплая».

Иными словами, их поведение, действия могли в одинаковой мере оказаться адекватными и неадекватными, ибо они были продиктованы не внутренними потребностями, а чисто ситуационными моментами. Точно так же отсутствие жалоб у них обусловливалось не сдержанностью, не желанием замаскировать свой дефект, а тем, что они не отдавали себе отчета ни в своих переживаниях, ни в соматических ощущениях.

Эти больные не строили никаких планов на будущее: они с одинаковой готовностью соглашались как с тем, что не в состоянии работать по прежней профессии, так и с тем, что могут успешно продолжать прежнюю деятельность. Больные редко писали письма своим родным, близким, не огорчались, не волновались, когда не получали писем. Отсутствие чувства горести или радости часто выступало в историях болезни при описании психического статуса подобных больных. Чувство заботы о семье, возможность планирования своих действий были им чужды. Они выполняли работу добросовестно, но с таким же успехом могли бросить ее в любую минуту.

После выписки из госпиталя такой больной мог с одинаковым успехом поехать домой или к товарищу, который случайно позвал его.

Действия больных не были продиктованы ни внутренними мотивами, ни их потребностями. Отношение больных к окружающему было глубоко изменено. Это измененное отношение особенно отчетливо выступает, если проанализировать не отдельные поступки больного, а его поведение в трудовой ситуации. Трудовая деятельность направлена на достижение продукта деятельности и определяется отношением человека к этой деятельности и ее продукту.

Следовательно, наличие такого отношения к конечному результату заставляет человека предусматривать те или иные частности, детали, сопоставлять отдельные звенья своей работы, вносить коррекции. Трудовая деятельность включает в себя планирование задания, контроль своих действий, она является прежде всего целенаправленной и сознательной. Поэтому распад действия аспонтанных больных, лишенных именно этого отношения, легче всего проявляется в трудовой ситуации обучения.

ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ

Восприятие может оказаться нарушенным в разных характеристиках деятельности — в нарушении обобщения, личностной обусловленности. Эти нарушения проявляются в затрудненности узнавания, в искажениях воспринимаемого материала, в обманах чувств, ложных узнаваниях, в перестройках мотивационной стороны перцептивной деятельности. Остановимся на некоторых из них.

НАРУШЕНИЕ МОТИВАЦИОННОГО КОМПОНЕНТА ВОСПРИЯТИЯ

www.psysocialis.ru

Общее понятие о нарушениях личности

Нарушение личности не носит однозначного характера, оно может выражаться в изменении строения мотивов, их иерархии, смыслообразования, в нарушении самооценки и уровня притязания, нарушениях общения, самоконтроля и саморегуляции. При изучении изменений личности данные, полученные с помощью методик, следует анализировать в связи с исследованием жизни человека. Патопсихологическое исследование личности всегда нацелено на изучение конкретного человека. Поэтому в патопсихологическом эксперименте должны отражаться реальные жизненные позиции больного.

Методологические основы патопсихологического эксперимента, направленного на исследование личности, заключаются в том, что эксперимент позволяет сформировать особую форму деятельности, в которую включены главнейшие индикаторы деятельностного подхода к личности: мотивированность действий, их целенаправленность, возможность контроля, регуляция и критичность. Результаты патопсихологических исследований личности позволяют выделить следующие нарушения:

o нарушение опосредования и иерархии мотивов;

o формирование патологических потребностей и мотивов;

o нарушение смыслообразования;

o нарушение контроля над поведением.

Виды нарушений личности

Нарушение опосредованности и иерархии мотивов. Как указывала Л. И. Божович, усложнение мотивов, их опосредование и иерархическое построение начинается у ребенка уже в дошкольном возрасте и продолжается в течение всей его жизни. С возрастом мотивы теряют свой непосредственный характер и начинают опосредоваться сознательно поставленной целью — происходит подчинение одних мотивов другим. Например, желание овладеть какой-нибудь профессией как общий мотив поведения включает в себя целый ряд частных: овладеть нужными знаниями, усвоить определенные навыки и т.д. Эти цели, в свою очередь, разбиваются на ряд более мелких. Поэтому деятельность человека отвечает всегда не одной, а нескольким потребностям и соответственно побуждается несколькими мотивами. Однако в конкретной человеческой деятельности всегда можно выделить ведущий мотив.

Наличие ведущего мотива не устраняет необходимости мотивов дополнительных, непосредственно стимулирующих поведение; однако без ведущих мотивов содержание деятельности лишается личностного смысла. Именно ведущий мотив обеспечивает возможность опосредования и иерархии мотивов. Иерархия мотивов является относительно устойчивой и этим обусловливает относительную устойчивость всей личности, ее интересов, позиций и ценностей.

Клинический материал позволяет проследить закономерности изменения мотивационной сферы человека, которые приводят к смене позиций, интересов, ценностей личности.

У больных могут изменяться характерологические черты: появляется раздражительность, придирчивость, грубость, выраженный негативизм. Происходит "сдвиг мотива на цель" (А. Н. Леонтьев), когда формируется новый мотив, побуждающий к новой деятельности. Изменения в содержании потребностей означают и изменения в строении личности. Сравнительный анализ самооценки больных с последствиями травмы головного мозга и больных хроническим алкоголизмом, проведенный Б. С. Братусем, показал, что у первых сохраняется адекватная самооценка при выполнении заданий, у вторых — нет. Они некритичны, и это сочетается с агрессией к тому, что мешает удовлетворению их патологической ведущей потребности в алкоголе. У больных меняется не только содержание потребностей и мотивов, меняется их структура: они становятся все менее опосредованными. Только тогда, когда потребность становится опосредованной (поставленной целью), возможно сознательное управление ею со стороны человека. У больных отсутствует возможность опосредования потребности сознательной целью. Именно по этой причине их потребности становятся неуправляемыми и приобретают строение влечений. Деятельность теряет специфически человеческую характеристику: из опосредованной она становится импульсивной.

Формирование патологических потребностей и мотивов. Искаженное отражение сознания собственной личности может привести к специфическим расстройствам, принять характер изменения физического образа "Я". Превращение социальной потребности в патологическое влечение может быть проиллюстрировано состоянием больных нервной анорексией.

У девушек, больных нервной анорексией (угнетение пищевого инстинкта), возникают аффективные переживания вследствие несоответствия собственной внешности "идеалу красоты". Переживания приводят к применению изнурительной диеты. Мотив к похуданию первоначально не носит патологического характера. Голодание является лишь действием для осуществления некой духовной ценностной ориентации "быть красивой", "обладать красивой фигурой". Однако в дальнейшем эти действия по похуданию вступают в противоречие с органической природной потребностью в пище. При этом антивитальные действия не только не прекращаются, носами преобразовываются в мотив (таким образом, происходит сдвиг мотива на цель). Этот мотив становится доминирующим и смыслообразующим в иерархии мотивов. Учеба, которой девушка отдавала много сил, отходит на задний план, уступая место деятельности по похуданию.

Нарушение смыслообразования. Уже дети младшего школьного возраста осознают мотивы, ради которых они должны совершить действие. Однако часто эти мотивы остаются лишь знаемыми и не побуждают к действию (Л. И. Божович). Ребенок может знать, что для овладения будущей профессией надо хорошо учиться, но, несмотря на это понимание, мотив к учению не имеет достаточной побудительной силы и приходится подключать какие-то дополнительные мотивы.

При определенных условиях знаемые мотивы могут перейти в непосредственно действующие. Этот переход знаемых мотивов в побуждение связан с формированием мировоззрения подростка. В своих вершинных формах мотивы основываются на осознании человеком своих моральных обязанностей, задач, которые ставит перед ним общественная жизнь. Слияние обоих функций мотива — побуждающей и смыслообразующей — придает деятельности человека характер сознательно регулируемой. Ослабление и искажение этих функций приводят к нарушениям деятельности (например, больной, зная, что к близким надо хорошо относиться, оскорбляет или даже избивает мать). Становясь просто знаемым, мотив теряет свою как смыслообразующую, так и побудительную функцию. Смещение смыслообразующей функции мотивов, отщепление действенной функции от знаемой нарушает деятельность больных и является причиной деградации их поведения и личности.

Нарушение контроля над поведением. Одним из наиболее ярких проявлений нарушений личности является нарушение подконтрольности, критичности поведения. Нарушение критичности может приобретать разные формы и выступать в структуре различных процессов: мышления, восприятия. Оно может выразиться в неправильной оценке своей личности, собственных действий, проявиться в некритичности к своим психопатическим переживаниям. Критичность образует "вершину личностных качеств человека" (И. И. Кожуховская). Какие бы формы некритичности ни принимала, она означает нарушение деятельности в целом. С. Я. Рубинштейн отмечает, что у больных с поражением лобных долей мозга в силу отсутствия стойкого отношения к продукту своей деятельности не возникает критического отношения к себе, отсутствует коррекция внутренних действий, не формируются профессиональные навыки. Если у больных лиц нет стойкой и осознанной мотивации, нарушается целенаправленность их действий и суждений.

Нарушение критичности может быть тесно связано с нарушением регуляции деятельности. Например, больной способен выполнить экспериментальное задание, требующее от него обобщения (классификацию на знакомом материале он выполняет), но навык выполнения задания остается неустойчивым, легко нарушается и заменяется актуализацией случайных ассоциаций. Нарушение произвольности, невозможность управления своими действиями обнаруживаются у больных при любом обследовании. Бездумное поведение больных при проведении эксперимента или в трудовой ситуации, отсутствие отношения к своей работе указывают на то, что действия испытуемых не подчинены личностным целям и не регулируются ими.

Нередко нарушения критичности сочетаются с тенденцией к персеверациям (непроизвольные, назойливо повторяющиеся действия или движения). Выполнив какой-нибудь компонент сложного движения, больные не могут переключиться на другой компонент. А. Р. Лурия считал, что влияние инертных действий, которые были вызваны требованиями предшествующей инструкции, настолько сильно, что выполнение актуального задания подменяется фрагментами предыдущих действий. Например, больной, проводя пальцем по ходу реки на географической карте, продолжал это делать до тех пор, пока на карте не образовывалась дырка; начав чертить круг, он совершал круговые движения, пока его не останавливали, и т.д. Персеверации могут проявляться и на речевом, и на интеллектуальном уровне, например в виде повторов слогов. Больному предлагается написать: "Сегодня хорошая погода". Вместо этого он пишет: "Сегого гохоророшая я погодада". Персеверации также проявляются в повторах одних и тех же вопросов или небольших фраз. К примеру, девочка-подросток, страдающая эпилепсией, при знакомстве всегда повторяла один и тот же вопрос: "Какого цвета дом, в котором вы живете?"

У больных с поражением лобных долей часто встречается ситуационное поведение. В качестве признаков такого поведения выступают внушаемость и подчиняемость. В некоторых случаях эти характеристики могут принимать гротескный характер.

Ситуационное поведение и персеверативная тенденция являются феноменами, противоречащими друг другу, так как в основе персеверации лежит механизм инертности, а ситуационное поведение содержит в себе тенденцию к чрезмерно быстрой смене реакций. Однако это противоречие является чисто внешним. Оба эти явления являются индикаторами того, что деятельность больного лишена смысловой характеристики и замещается действиями, за которыми не стоит смыслообразующий мотив.

Утеря возможности оценивать себя и других разрушает самым гротескным образом деятельность больных. Она является индикатором их глубокого личностного нарушения.

studme.org

Эмоционально-неустойчивое расстройство личности: причины, симптомы и методы коррекции

Эмоционально-неустойчивое расстройство личности является психической патологией, для которой характерны частая смена настроения, импульсивное поведение, нестабильность самооценки. Эпизоды раздражения, гнева и депрессии имеют разную продолжительность (от нескольких часов до нескольких дней). Эмоциональная неустойчивость часто сопровождается расстройствами пищевого поведения, склонностью к злоупотреблению психоактивными веществами. Лечение заболевания представлено сочетанием фармакотерапии и психотерапии.

Характерным признаком эмоционально-неустойчивого расстройства личности является неустойчивость характера, проявляющаяся импульсивностью, отсутствием самоконтроля и неспособностью предвидеть последствия собственных поступков.

Эмоционально нестабильный человек склонен вступать в конфликтные отношения с партнером, не разделяющим его чувства. Стремление сохранить отношения, обусловленное страхом остаться в одиночестве, приводит к нарушению границ общепринятой нравственности, совершению агрессивных и аутоагрессивных поступков.

Неустойчивая психика является результатом воздействия разных факторов, приводящих к неравномерному развитию мозговых функций.

К причинам расстройства относятся:

  • генетическая предрасположенность (повышенная частота среди прямых родственников);
  • органическое поражение мозга на лимбическом уровне (черепно-мозговые травмы, энцефалиты, судорожный синдром у детей);
  • дисгармоничные ранние взаимоотношения с родителями (дети из неблагополучных семей, обделенные вниманием со стороны родителей, теряют самоуважение, приобретая склонность к построению зависимых отношений и страх перед разрывом);
  • перенесенные в детстве психотравмы, включающие физическое и сексуальное насилие;
  • влияние социокультурных факторов (неустойчивость общества приводит к опустошенности, утрате идентичности и повышению тревожности).
  • Проявления эмоционально-неустойчивого расстройства личности включают повышенную готовность к реакциям гнева, дисфорию, конфликтность, агрессивность, двигательные и вегетативные нарушения.

    Признаки, указывающие на наличие расстройства личности:

    • приложение несоразмерных ситуации усилий в попытке избежать реального или воображаемого отказа;
    • напряженность, изменчивость при построении близких отношений с колебаниями от крайней близости и любви (идеализации) до крайней неприязни или гнева (девальвации);
    • искаженная, нестабильная самооценка;
    • импульсивное, опасное поведение (злоупотребление психоактивными веществами, неоправданный риск, незащищенный секс, пренебрежение правилами дорожного движения);
    • повторяющиеся суицидальные угрозы или эпизоды самоповреждения;
    • выраженная изменчивость настроения с длительностью отдельных эпизодов от нескольких часов до нескольких дней;
    • хроническое чувство внутренней пустоты;
    • гнев, ярость, не соответствующие ситуации, а также проблемы с самоконтролем;
    • обусловленные стрессом бредовые мысли;
    • наличие серьезных диссоциативных симптомов (описание пациентом ощущений утраты связи с реальностью, эпизодов наблюдения за собой со стороны, находясь вне тела).

    Расстройство представлено двумя подтипами: импульсивным и пограничным.

    Эпизодически выраженное эмоциональное возбуждение, проявляющееся бурными реакциями в ответ на незначительные воздействия, характеризует импульсивный тип расстройства. Психически неуравновешенный человек не способен критично оценивать ситуацию, действует необдуманно и агрессивно, причем уровень агрессии не соответствует силе раздражителя. Внутреннее напряжение нарастает быстро (сопровождаясь ощущением собственного бессилия), разрешается спонтанно. Опасные действия направлены как против обидчика, так и против самого себя. В дальнейшем возникает сожаление о содеянном, переживания приобретают тревожно-депрессивную окраску. Психологическая неуравновешенность оборачивается для человека неспособностью удержаться на рабочем месте, склонностью к алкоголизации, частыми проблемами с законом. Невозможностью получить удовлетворение обусловлена неспособность придерживаться выбранной линии поведения.

    Невозможность в момент приступа контролировать интенсивность эмоциональной разрядки может приводить к совершению противоправных деяний.

    Пограничный тип занимает промежуточное положение между неврозом, аффективными расстройствами, шизофренией. Характеризуется нестабильностью самооценки, поведения и реакций реагирования, проявляющейся в процессе общения. Декомпенсация приводит к значительному сбою социальной адаптации, актуализируя аутоагрессивное поведение.

    Неуравновешенная психика больного приводит к тому, что он не терпит одиночества, предпочитая постоянный поиск общения, но требования, предъявляемые к окружающим, не могут быть удовлетворены. Взаимоотношения со значимыми людьми отличаются повышенной конфликтностью, зависимостью, раздражительностью и манипулятивностью. Демонстративные суицидальные попытки часто используются с целью удержать значимого в жизни человека, в связи с чем риск суицида остается равномерно высоким.

    Направлено на купирование проявлений декомпенсации, коррекцию поведенческих реакций, неадекватных защитных механизмов.

    Долговременная психотерапия направлена на изменение дезадаптивных установок, обучение адекватному взаимодействию с окружающими. Сосредоточение внимания на беспокойстве больного по поводу неразвитого «эго» и сопутствующих ощущениях одиночества, опустошенности позволяет получить удовлетворительные результаты, значительно сглаживая проявления болезни.

    Медикаментозная терапия расстройства представлена антидепрессантами (Феварин, Пароксетин), нейролептиками (Хлорпромазин, Левомепромазин, Неулептил), транквилизаторами (Диазепам) и корректорами настроения (соли лития, вальпроаты). Высокий риск суицида ограничивает применение препаратов в амбулаторной практике.

    Профилактика включает наблюдение за состоянием здоровья матери во время беременности и детей с младенчества.

    neurofob.com