Мой ребенок не хочет есть в школе

cogito ergo sum, или записки блондинки

Карлос Гонсалес. «Мой ребенок не хочет есть».

Карлос Гонсалес — врач-педиатр, отце троих детей, основатель и президент Каталонской ассоциации грудного вскармливания, автор курса по грудному вскармливанию для медицинских работников.

Но вот все меняется. Ребенок плачет, оттого что объелся, но вместо того, чтобы быть, как всегда, на его стороне, мать пытается заставить его съесть еще больше. Ситуация продолжает ухудшаться: ее мягкая настойчивость вскоре сменяется ворчанием, назойливыми просьбами и угрозами. Ребенок не может понять причину этого. Он представления не имеет о том, что он съел меньше, чем сказано в книге, или меньше, чем рекомендовано врачом, или меньше, чем соседский ребенок. Он не слышал о кальции, железе или витаминах. Он не может понять, что вы считаете, будто это для его же блага. Он знает лишь то, что у него болит живот из-за слишком большого количества пищи и что еда продолжает прибывать. Для него поведение матери непостижимо, как если бы она отшлепала его или оставила голым на балконе.

1) варьируя количество молока при каждом прикладывании (то есть сосет меньше или дольше, или более или менее энергично);

2) задавая интервал между кормлениями:

3) питаясь из одной или обеих грудей.

Что делает ваш ребенок изо дня в день, чтобы получить именно то, что ему нужно — это чистой воды инженерия. Он полностью контролирует свое питание вплоть до того, что может изменять переменные по своему желанию. Вот что значит кормление по требованию: позвольте ребенку самому решать, когда он хочет есть, как долго он хочет сосать грудь, и хочет ли он сосать одну или обе груди.

— Он сидит без поддержки (Тяжело накормить ребенка, который заваливается на сторону).

— Он уже утратил рефлекс выталкивания языка, который также позволяет детям выталкивать ложку языком. Этот рефлекс, вероятно, был первоначально предназначен для защиты детей от попадания в рот мух, камней и других неприятных вещей. По крайней мере, до тех пор, пока они не выросли достаточно, чтобы понимать, что можно есть, а что нельзя. Нет ничего печальнее, чем смотреть на мать, которая пытается накормить ребенка, еще не утратившего рефлекс выталкивания языка. В этом случае еда будет находиться повсюду: на слюнявчике, на пеленке, в волосах ребенка, в волосах матери, на стуле, на полу — везде, кроме рта малыша.

— Он проявляет интерес к взрослой пище. Однажды, увидев, как вы едите, он попытается сам взять себе еды.

— Он может показать голод и насыщение с помощью жестов. Когда голодный ребенок видит приближающуюся к его рту ложку, он открывает рот и подается вперед. Ребенок, который сыт, закроет рот и отвернется. Таким образом мать узнает, что ребенок закончил есть. Если ребенок еще слишком мал, чтобы показать, что он сыт, вы рискуете его перекормить. Учитывая то, что вы никогда-никогда не должны заставлять ребенка есть, вы не должны кормить ребенка, который не может отказаться от еды, когда он сыт.

2. Кормите исключительно грудью до шести месяцев (никакого детского питания, сока, воды, чая и т.д.)

3. С шести месяцев начинайте предлагать (без принуждения) другую пищу, но делайте это после кормления грудью. Дети, которых уже не кормят грудью, должны получать как минимум 500 мл смеси в день.

4. На первых порах не предлагайте слишком много разных продуктов и начинайте с небольших доз.

5. Продукты, содержащие глютен (пшеницу, овсянку, ячмень или рожь), вводите с осторожностью.

6. Когда готовите ребенку, тщательно сливайте лишнюю воду, чтобы не наполнять желудок ребенка водой.

7. Не спешите вводить высокоаллергенные продукты (особенно молочные продукты, яйца, рыбу, сою, арахис или любые продукты, на которые может быть аллергия у других членов семьи).

8. Не добавляйте в пищу соль или сахар.

9. Продолжайте кормить грудью два года или больше.

Иногда можно начинать прикорм до шести месяцев (но не раньше четырех), например, когда матери нужно возвращаться на работу. Или когда ребенок явно об этом просит, пытаясь схватить кусочек и положить его в рот.

Только представьте: ребенок кричит, плачет, сжимает губы, пытается объяснить, что не хочет йогурт, не должен его есть. Возможно, кто-то из сотрудников видит это и говорит: "Ребенок просто испорчен, мать ему во всем потакает, а он этим пользуется. Давайте сюда йогурт, я вам покажу, как надо детей кормить".

Этого достаточно, чтобы убедить кого угодно, что никто не должен заставлять ребенка есть в школе или в больнице.

. даже если бы было возможно (но это не так) точно знать, сколько калорий требуется вашему ребенку, вы не смогли бы узнать, съел он их или нет. Вы можете узнать, сколько калорий в йогурте или заварном креме, потому что вы можете прочитать этикетку, и готовые к употреблению магазинные продукты всегда одинаковы. Но сколько калорий в тарелке макарон? Это будет зависеть от того, сколько соуса вы нальете и сколько в этом соусе масла, и добавите ли вы сыр пармезан. Ученые используют очень сложные методы для определения количества калорий, пытаться сделать это в домашних условиях — ненаучная фантастика.

Здоровое пищевое поведение регулируется внутренними сигналами (голодом и насыщением), а не внешними (давление, обещания, наказания и реклама). Эксперты считают, что многие проблемы в подростковом и зрелом возрасте, например, зацикленность на диетах и переедание, берут начало в младенчестве, когда питание ребенка выстраивается в соответствии с его потребностями, а не по каким-то таблицам и графикам.

Тезисы выше — только малая часть этой безусловно полезной книги. Помимо них (если не хватит времени на всю книгу), я очень советую к прочтению пятую главу "Эксперимент, который изменит вашу жизнь" — в числе прочего в ней подробно рассказывается, как не заставлять ребенка есть и комический очерк "Пищевой патруль" в эпилоге.

Бумажный вариант легко доступен, например, на Озоне

the-paper-plane.livejournal.com

FB2, TXT, EPUB, iOS.EPUB, PDF, MOBI

Карлос Гонсалес: Мой ребенок не хочет есть! Как превратить кормление в наслаждение

Арбузова Татьяна (рецензий 12 / оценок +21) +3

Обожаю эту книгу! Гонсалес вообще просто прекрасный автор! Мне кажется, я уже всех своих подруг на него «подсадила». И на эту книгу в частности.

Тема — огонь! Мне кажется, нет ни одной мамы, которая бы не столкнулась лично или от кого-то от подруг не слышала о проблеме «как же заставить ЕГО есть. «

Очень понравилось в книге сравнение разных моделей кормления, которые были в течение 20 века.

И последняя глава — просто до мурашек!

19.05.2017 01:06:20 Здесева Оксана Анатольевна (рецензий 44 / оценок +14) 0

Последние 2 страницы эпилога для ознакомления прикрепляю!

21.09.2017 13:57:15 Здесева Оксана Анатольевна (рецензий 44 / оценок +14) 0

Вероятно это один из немногих авторов, кто лёгким языком и без нотаций или заумных рассуждений, без обвинений, без всяких сомнений — за матерей и их малышей! Он преподносит информацию легко, читается книга на одном дыхании! Как оказалось, тема более чем актуальна для большинства пар «мама-малыш». А главное — это примеры, примеры, примеры из реальной жизни. И хотя автор не русский, но проблема в книге — многонациональная. Нравится, что автор не утверждает, что данная проблема — чья-то.

Читать полностью Вероятно это один из немногих авторов, кто лёгким языком и без нотаций или заумных рассуждений, без обвинений, без всяких сомнений — за матерей и их малышей! Он преподносит информацию легко, читается книга на одном дыхании! Как оказалось, тема более чем актуальна для большинства пар «мама-малыш». А главное — это примеры, примеры, примеры из реальной жизни. И хотя автор не русский, но проблема в книге — многонациональная. Нравится, что автор не утверждает, что данная проблема — чья-то вина, а приводит доводы к тому, что это естественно и в общем-то это и не проблема вовсе. При этом объясняет, в каких случаях необходимы медицинские вмешательства. Очень импонирует тот факт, что педиатр постоянно делает ссылки (в конце книги) на все исследования и труды, на которые он опирается, делая выводы. И этот мужчина — отец детей, которые тоже столкнулись с данной темой. Так что нельзя сказать, что он не знает по себе то, о чём пишет.

Прилагаю фото также с оглавлением (формат подачи информации — вопрос и ответ). И пожалуй порекомендовала бы прочитать эпилог прямо сейчас (фото прилагаю).

Благодарю автора и издательство за книгу. Скрыть

knigi2017.download

Если ребенок не хочет идти в школу: 5 советов родителям

Наверное, многие родители сталкивались с тем, что ребенок отказывается ходить в школу, говорит, что ему там не нравится, что он хочет остаться дома, играть со своими игрушками и гулять во дворе.

Психологи утверждают, что такое поведение непременно имеет свои причины. Давайте вместе разберемся в причинах того, почему ребенок отказывается ходить в школу, и узнаем, как уговорить его изменить свое решение и все-таки пойти на учебу.

1. Возможно, ребенок отказывается ходить в школу из-за того, что он тяжело адаптируется в новом коллективе. Если ваш ребенок учится в первом классе, тогда это вполне нормально, ведь в школе нужно учиться, а не играть, как в садике, а это ребенку не нравится. Плюс, вокруг него много незнакомых ребят, с которыми он еще не успел сдружиться.

Психологи утверждают, что в норме ребенок должен успеть адаптироваться в школе за 2-3 месяца, если в течение указанного периода это не произошло, возможно, вашему ребенку нужна помощь психолога или опытного педагога, чтобы нормально адаптироваться. Перед тем, как обращаться за помощью к специалисту, поговорите с ребенком о школе, выясните у него, что ему нравится, что нет, постарайтесь найти позитивные моменты в том, что он пошел в школу.

2. Ребенок может отказаться ходить в школу, если у него что-то не получается, он не успевает по учебе, а родители отчитывают его за это и постоянно напоминают, что он должен учиться отлично. Таким образом, ребенок ощущает, что он не соответствует ожиданиям своих родителей, что он их расстраивает, поэтому он отказывается ходить в школу.

В этой ситуации родителям необходимо пересмотреть свои ожидания, помните, что ребенок не обязан хорошо учиться для вас, не требуйте от него ничего, он отдельная личность со своими потребностями, желаниями и возможностями. Лучше поговорите с учителем, постарайтесь понять, почему ребенок не успевает усваивать новую информацию, постарайтесь ему помочь добиться успеха.

3. Также причиной отказа посещать школу может стать глубокое разочарование ребенка в школе как таковой. Дело в том, что когда ребенок ходит в садик, родители то и дело рассказывают о том, как замечательно, интересно и весело будет в школе. А когда ребенок приходит в школу, он видит, что в учебе нет ничего веселого и особенно интересного, он только понимает, что теперь он должен много работать, а это ему не нравится.

В том, что так происходит, виноваты родители, которые рассказывали ребенку откровенные «сказки» о школе, поэтому психологи советуют быть с ребенком честными изначально. Лучше рассказывать правду о школе, о том, что там будут уроки, домашние задания, и о том, что там он найдет друзей, сможет попробовать себя в разных сферах жизни и творчества.

4. Еще ребенок может отказываться посещать школу из-за того, что он сильно устает. Это может происходить в тех случаях, если ребенок сильно перегружен, если кроме уроков, он каждый день ходит по репетиторам, секциям, кружкам. В такой ситуации вам стоит откорректировать распорядок дня ребенка так, чтобы ваше чадо могло отдыхать и гулять.

5. Причиной отказа ребенка ходить в школу могут стать проблемы в его развитии. Ребенок с такими проблемами с первого дня не будет успевать по учебе, он не будет усидчивым, он не будет понимать, что он него хотят. В этой ситуации вам стоит посоветоваться со специалистами, и принять решение либо о переводе ребенка в специальный класс, школу, либо о дополнительных занятиях по развитию.

Также нежелание ходить в школу может возникать из-за конфликтов с учителем или одноклассниками. Чтобы избежать подобных ситуаций, старайтесь быть внимательными к своему школьнику, интересуйтесь его школьной жизнью, советуйте, разговаривайте с ним о школе, подключайте свой личный опыт, чтобы ребенок всегда ощущал вашу поддержку.

Смотри видео Диагноз сколиоз: что делать?

www.uaua.info

Мой ребенок не хочет читать – вдруг у него дислексия?

Как понять, — ваш ребенок просто ленится читать или у него дислексия? Как правильно научить ребенка читать, чем помочь и как не навредить, — рассказывает логопед Ольга Азова

Ольга Азова, директор медицинского центра «Логомед прогноз», кандидат педагогических наук.

От чего бывает дислексия

— Дислексия – это частичное нарушение процесса чтения, вызванное разными причинами, в том числе обусловленное несформированностью или нарушением высших психических функций.

О дислексии говорят следующие особенности чтения у ребенка:

— фонематические проблемы, связанные с трудностями распознавания фонем, даже в сильных позициях ребёнок читает слово неправильно («Шеня» вместо «Женя»),

— аналитико-синтетические проблемы, когда ребёнок допускает искажения звуко-слоговой структуры слова («нилейка» вместо «линейка») или не овладевает принципами слогослияния (вообще не может прочесть слово из нескольких слогов).

— оптические проблемы, которые проявляются в трудностях усвоения образов букв, их элементов и в целом с оптико-пространственными нарушениями и особенностями зрительного гнозиса (ребёнок не ориентируются на листе, не видит линеечки).

— мнестические нарушения, которые проявляются в невозможности запоминания буквы,

— аграмматические проблемы характерны для тех детей, которые уже усвоили навык чтения, но во время «беглого» чтения допускают ошибки. Либо это один из признаков «угадывающего» чтения, когда ребёнок прочитывает начало слова, а потом «подставляет» неправильное окончание.

При семантической дислексии наблюдаются разные механизмы нарушения:

— неправильный тип обучения чтению — побуквенное чтение «бухштабирование» (когда ребёнок вместо слова читает перечень отдельных букв: Б, А, Б, А),

— плохой уровень овладения грамматикой (отдельно «карандаш» и «линейку» ребёнок знает, а прочитав задание «покажи карандашом линейку», не может выполнить).

Часто дислексия бывает смешанной, когда у ребёнка отмечаются разные виды нарушений чтения. Так бывает, если у ребёнка до школы были тяжёлые нарушения речи, или он долго молчал, либо это сочетанные нарушения в структуре других дефектов (при ДЦП, различных синдромах).

Если ребёнок физиологически и психически здоров, учится по общеобразовательной программе, занимается проблемой школьный логопед. Если дислексия связана с проблемами физического и психического здоровья ребёнка, то к работе необходимо подключить и других специалистов – детского невролога, психолога, нейропсихолога, массажиста.

Когда дислексия – болезнь гениев

— Очень часто на разных сайтах, посвященных дислексии, можно видеть переводы иностранных статей или материалы, основанные на зарубежном подходе к проблеме. Чем зарубежный подход отличается от российского?

— Этот вопрос очень важен. Я, например, студентам на лекциях рассказываю об этом и даже включила этот вопрос в экзаменационные билеты. Более того, участвуя на международных конференциях по дислексии, всё больше убеждаюсь в важности и правильности отечественного подхода в трактовке механизмов дислексии.

Говоря о диагнозе dyslexia, отечественная школа логопедии очень последовательно расписывает механизм нарушений, о котором мы говорили выше. Среди этих нарушений есть особый вид — «оптическая дислексия»: трудности усвоения образа буквы, смешение графически сходных букв, их взаимозамен (З-В, З-Е, Р-В, Т-Г и т.д.). У ребёнка «пляшут» буквы и строчки, он как будто не видит буквы, может не воспринимать какой-то шрифт, пробелы, переход с одной строки на другую, буквы сливаются-слипаются, смотрят в разные стороны, и другие похожие проблемы.

Зарубежные специалисты, говоря о дислексии, чаще всего имеют в виду только эту, оптическую ее разновидность. И здесь надо понимать: состояние детей с такой проблемой, даже при всей ее сложности, в целом значительно легче, ведь у них нет проблем с развитием речи и связанной с этим задержки психического развития.

Порой, наоборот, начинают даже говорить об особенности и гениальности таких детей: с оптикой плохо, а всё остальное, возможно, компенсаторно – перфект. Отчасти – это миф, но у кого-то – правда. Среди детей, которые проходили у меня коррекцию, были те, у кого была велика склонность к рисованию и музыке.

Как правило, детям с оптической дислексией, кроме работы с логопедом, нужна консультация и психолога, и нейропсихолога.

Возможно, понадобится консультация невролога, который может в реабилитационных мероприятиях предложить и массаж, и ЛФК, мозжечковую стимуляцию, чтобы помочь формированию базисных для чтения функций.

Русский — великий, могучий, ужасно сложный

Ещё, касаясь разницы между отечественным и зарубежным подходами, надо помнить, что мы — обладатели очень красивого языка, который входит в топ трёх самых сложных языков мира. Многие языки мира не такие сложные, там не такой многоступенчатой грамматики, ограниченное количество падежей и родов, а значит, нет вариабельности окончаний. А чего стоят наши причастия и деепричастия, фонематические языковые процессы, которые подарили нам красоту языка, но и одновременно проблемы!

У нас есть паронимы, синонимы, квазиомонимы – масса слов, которые отличаются друг от друга на один звук. Множество языков в мире этой проблемы просто не знают, там не делят звуки по глухости-звонкости, твёрдости-мягкости, шипящие-свистящие и различные соноры.

Поэтому наш отечественный подход к дислексии шире – и касается языковых проблем, сформированности психических функций: фонематического восприятия, фонематического анализа и синтеза, недоразвития лексико-грамматического строя речи, мнестических и рецептивных процессов, и, конечно же, зрительного анализа и синтеза, пространственных представлений.

Кроме дислексии, отечественная наука различает алексию — сложное комплексное нарушение, когда ребёнка в принципе невозможно научить читать. У таких детей нарушено усвоение образа буквы, может отмечаться грубое нарушение речи, умственная отсталость или сложные сочетанные формы нарушений;

Существует два нарушения письма – дисграфия и аграфия, и нарушение письменной речи — дизорфография.

В иностранных пособиях различают легостению – когда у ребёнка и дисграфия, и дислексия одновременно. Но отечественные специалисты не пользуются этим термином за ненадобностью, потому что есть дисграфия и дислексия и действительно очень часто они сочетаются.

Диагноз «гиперлексия» ставят, детям с расстройством аутистического спектра – когда дети читают механически, не особо понимая смысл прочитанного. Такие дети, например, по титрам могут выучить иностранный язык, или запомнить и воспроизвести большой объём «сложной» информации, но смысла её не понимают.

Как понять, будут ли у ребенка проблемы с чтением?

— Можно ли распознать дислексию до того, как ребенок начнет учиться чтению? Какие особенности в его поведении помогут насторожиться?

Для того чтобы понять, будут ли у ребенка проблемы с чтением, нужно в целом оценить состояние здоровья ребёнка: его физическое и психо-речевое развитие, умение пользоваться разными видами памяти – все это легко проверяется до школы.

У любой проблемы есть корни. Рассмотрим различные способы диагностики проблем, которые в дальнейшем могут привести к развитию дислексии:

  1. Если у ребенка есть речевые нарушения, он ходит к логопеду. Логопед также смотрит, есть ли у ребенка нарушения фонематического слуха, анализа и синтеза, понимания, нарушен ли словарь и есть ли аграмматизмы (неправильное образование слов и их форм), насколько развита связная речь. Именно на занятиях, развивающих речь, логопед проводит и профилактику нарушений чтения, особенно тех видов, которые связаны именно с речью.
  2. На занятиях по ИЗО и при использовании любых видов ручного труда хороший воспитатель заметит, что у ребенка плохо развита мелкая моторика (не умеет вырезать, лепить, приклеивать, шнуровать, застёгивать пуговицы). Для письма, каллиграфии очень важно уметь выполнять мелкие точные действия. Их тренируют специально. Я рекомендую эти упражнения каждый день.
  3. Если ребёнок идёт в школу, он должен уметь кататься на двухколесном велосипеде — функции письма и чтения требуют координации и слаженности.
  4. Плохое владение ритмом может усложнить усвоение слов со сложной слоговой структурой, значит, его надо развивать — помогут танцы, музыка или более специализированные процедуры, такие как интерактивный метроном.
  5. Для чтения нужны хорошо сформированные зрительно-моторные и слухо-моторные координации, чтобы уметь видеть, слышать, говорить одновременно – именно это важно при чтении.
  6. Ребенок должен уметь запомнить и, если нужно, пересказать то, что он прочитал.
  7. Необходимо понять, какая рука у ребенка – ведущая, какой рукой он будет писать.

— Сама по себе леворукость – повод проверить ребёнка у логопеда?

— Да. Логопеды, психологи, нейрофизиологи и нейропсихологи часто обращают внимание не только на ведущую руку, но и ногу, и глаз. Латерализация важна, потому что в русском языке есть буквы, которые смотрят вправо или влево, симметричны по вертикали и по горизонтали или совсем несимметричны, а леворукий ребёнок может плохо усваивать направления.

На самом деле абсолютное большинство леворуких и амбидекстров (людей, одинаково владеющих двумя руками), кроме ведущей руки никаких особенностей не имеют. Левополушарное расположение центра речи наблюдается у 95 % праворуких и у 70% леворуких. И только у 15% леворуких центр речи находится в правом полушарии. Такие дети имеют особенности мышления — мыслят образами. Они могут обладать способностями к рисованию, музыке, а могут, наоборот, иметь ряд неврологических проблем.

Индивидуальный латеральный профиль помогает определиться с типом программы обучения (в зависимости от сочетаний ведущей руки, глаза и т.д. можно рекомендовать ребёнку школу определённого профиля. Например, ведущий левый глаз, рука и плечо – повод отдать детей в математическую.

Детей с разной латерализацией имеет смысл отдать в школу, где больше внимания уделяют чтению и гуманитарным наукам. А вот подход большинства гимназий, где берут сложную программу сразу по всем предметам, — неверный. Такая учёба очень тяжело даётся даже обычным детям и крайне тяжело – правополушарным леворуким).

Как определить ведущие руку, ухо, глаз

Проверить ведущее ухо можно, попросив послушать, тикают ли часы. Ребёнок развернётся ведущим ухом к источнику звука.

Проверить ведущий глаз – попросив «посмотреть в скважину, прищурив один глаз. Глаз, которым ребёнок будет смотреть в скважину, — рабочий».

Все эти тесты достаточны условны. Главный критерий – какой рукой ребёнку предпочтительно действовать в быту: держать ручку, карандаш, ложку для того, чтобы писать, рисовать и есть.

В школе: проблемы или просто не старается?

— Как в школе отличить дислексика от «не старается»?

— На самом деле «не старается» и «не внимателен» — это тоже то, на что нужно обращать внимание и искать причину, почему ребёнок быстро утомляется.

Родитель может обратиться к логопеду с тем, что ребёнок не запоминает, например, буквы. Но опытный специалист обязан спросить: «Что ещё беспокоит, что еще не так?»

Если родитель перечисляет: утомление, неумение переключаться, головные боли, рвота, неумение сосредоточиться – это всё симптомы и поводы для обращения к неврологу.

Если вернуться к вопросу, трудно ли усвоить буквы обычному ребёнку, ответ достаточно прост. Умение запоминать образ буквы — предуготованная функция. Дети чуть ли не с рождения видят буквы везде – на биллбордах, в газетах, в книге, которую читает папа. И в один прекрасный день ребёнок сам спросит: «Это что за буква?», — потому что слово «буква» он знает. То есть, ребёнок сам опытно-практическим путём дойдёт до того, что буква – это знак, который означает звук.

Итак, проблем с запоминанием и распознаванием букв у обычного ребёнка в целом быть не должно. Если они возникают, надо обращаться к помощи специалистов.

Почему некоторые дети не запоминают, не узнают буквы?

литеральная агнозия или грубое нарушение зрительной памяти (невозможность запомнить образ буквы),

вербальная агнозия – конкретную букву распознаёт, а при написании слов, словосочетаний, предложений отмечаются искажения схожих по написанию букв,

— вариант проблемы – «зеркальное» написание букв. Обычно «зеркалят» маленькие дети, когда процесс запоминания букв в стадии усвоения навыка. Как только этот процесс завершен (обычно все дети запоминают все образы букв к концу второго класса), дети перестают делать подобные ошибки.

При этом до конца второго класса ребёнок имеет право спросить: «А как пишется «э» или «ф»?» Это не такие частоупотребимые буквы русского алфавита. Но если ребёнок и далее, например, в пятом классе продолжает писать «с» в другую сторону — «?», то это уже не вариант оптической дисграфии, а зеркальная оптическая дисграфия.

Если ребёнок учит и не может запомнить буквы, забывает те буквы, которые часто используются в русском алфавите («а», «м» или «в»), нужно уже говорить не о дислексии, а об алексии. Такие детки обязательно, кроме логопеда, должны заниматься с нейропсихологом, клиническим психологом, получить консультацию невролога.

— А если ребенок плохо и медленно читает?

От способа чтения зависит и его скорость, отклонения в которой теперь тоже считаются дислексической ошибкой.

Здесь, наверное, нужно говорить о возрасте детей.

Существует три способа чтения: послоговое, «слог+слово» и «беглое чтение». Ещё есть «бухштабирование» — последовательное называние букв слове (Б, А, Б, А) – чтением этот процесс называть нельзя, это неправильный тип обучения чтению.

Я считаю совершенно нормальным, если первоклашки читают по слогам. Так отрабатывается первый этап навыка чтения и его нельзя ускорить как-то извне – всему своё время. Ребёнок «начитался по слогам» и от этого способа переходит к другому — «слог+слово». Позже ребёнок узнаёт и начинает читать целые слова, переходя к беглому чтению.

В скорости освоения этого навыка ребёнка нельзя торопить. И просьбы родителей и учителей «читай быстрее» бессмысленны.

Так же неоправданно просить «быстрее вязать» или «быстрее переключать коробку передач в машине» человека, который только-только осваивает навык вязания и вождения машины.

Тут мы ничего не ускорим, но навредить можем: ребёнок начнёт торопиться и пытаться «угадывать» окончания слов.

Родители, которые пытаются приучить ребёнка к беглому чтению слишком рано, добиваются только одного – «угадывающего чтения», когда ребёнок пытается угадать слово по первому слогу, который он успел прочесть.

В итоге ребёнок делает ошибки, путается, не может понять текст, и вообще забрасывает чтение.

На начальном этапе формирования навыка чтения нужно проявить терпение – разрешить ребёнку читать в том темпе, который он пока может держать, не подгонять и не исправлять.

Разрешить водить пальчиком под строкой, пока эта необходимость сама не отпадёт. Пальчик – это такой «костылик», «палочка-выручалочка». Ребёнку и так очень трудно справляться с самостоятельным чтением, без которого он прекрасно обходился в дошкольном возрасте, когда ему читали взрослые.

Самое главное – это создать интригу вокруг чтения, чтобы это, скучное на первых порах, занятие довести до навыка и привить-таки к нему любовь. И одно из важных условий здесь – читать самим взрослым, подавать пример. Ребёнок должен видеть, что родители, братья-сёстры читают, что это нечто необходимое и такое же важное, как есть и спать, чтобы это вошло в его личный обиход.

Очень многие дети не прогрессируют в скорости просто потому, что не читают. А когда ребёнок читает каждый день, темп обязательно увеличится.

— А учитель способен распознать дислексика от «не старается»?

— В этом я до конца не уверена. Мне кажется, у него на это уже нет времени.

Проблему учитель, вероятнее всего, видит – разобраться с ней некогда.

Хотя нельзя исключить, что где-то в районной школе сидит замечательная Мариванна, у которой хватит душевных сил донести до мамы, какие именно у ребёнка проблемы или если уж не самой разрешить их, то предложить сходить к логопеду.

Я не склонна обвинять учителя в том, что он не может решить коррекционную проблему. Даже к логопеду учитель не может порой направить ребёнка, потому что такая штатная единица теперь не предусмотрела в школе.

Чем опасно принудительное раннее чтение

— Можно ли спровоцировать проявления дислексии у здорового ребёнка ранним обучением чтению?

— Учить ребёнка читать до школы действительно не надо.

Можно не препятствовать только тому, что ребёнок делает сам – хоть в два года.

Есть большое популяционное исследование, которое проводится в Институте возрастной физиологии РАО: проблемы памяти – это результат сверхраннего обучения, потому что создается система неадекватных требований, в том числе и очень раннее обучение чтению.

До шести-восьми лет ребенок не готов к чтению «физиологически»: не сформированы обеспечивающие функции:

не развито селективное внимание, без которого невозможно чтение и письмо, не сформированы в достаточной степени память и речь. Только к шести-восьми годам, когда созревают лобные доли мозга, у ребенка начинают формироваться эффективные зрительные дифференцировки. В этом возрасте и есть физиологический смысл начинать обучать чтению.

Если же начинает читать трёх-четырёх летний ребенок, это может привести к появлению неадекватного механизма чтения, которое ещё называют «угадывающим»: ребёнок будет неравномерно бегать взглядом по строке, успевая прочесть первые несколько букв в слове и пытаясь по ним угадать окончание. Да, таким образом можно спровоцировать дислексию.

— Имеет ли смысл ребенка с неврологическими проблемами или физиологически незрелого отдавать в школу позже?

— Я не очень люблю, когда пропускаются сензитивные (наиболее благоприятные) периоды. Самый оптимальный возраст для похода в школу — семь-семь с половиной лет. Физиологически незрелый ребёнок всё равно будет продолжать «вызревать» до пубертата, поэтому не стоит его передерживать дома. Иногда говорят, чтобы нужно продлить детство до восьми лет. Я задаюсь вопросом: а почему не до девяти или десяти, или даже до подросткового возраста? Нет, я против.

Всей семье психологически проще, если ребёнок пошёл в школу одновременно со своими ровесниками и продолжает решать уже известные и обозначенные проблемы одновременно с учёбой. При этом не стоит игнорировать занятия с логопедом, психологом, при необходимости — продолжать посещать невролога.

Я очень редко соглашаюсь на то, чтобы подождать до восьми лет. Это оправданно, если сильно настаивает психолог — если у ребёнка нет мотивации к обучению, он только-только начал по-настоящему играть, или же я сама вижу, что нужно дать стабилизироваться речи, которую только недавно «вызвали». Но и шестилеток в школе я видеть не хочу.

Я, например, пошла в школу в семь с половиной лет – и в жизни никуда не опоздала. И так до сих пор считаю, что всему своё время: читать будем в школе, до школы – гулять и играть – учиться взаимодействовать.

— Какие-то ещё ошибки в составлении школьных программ могут провоцировать ошибки в чтении?

— Такое возможно, когда в программу обычного обучения включают коррекционные приёмы. Например, если учитель на обычном уроке говорит: «Смотрите, дети: буква «Е» смотрит в одну сторону, а буква «З» — в другую», — назавтра половина детей будет эти буквы путать. Если у ребёнка, обучаемого обычным способом, не возникает проблем в различении букв, то разницу объяснять и не надо.

Прививаем любовь к чтению

— Надо ли на период обучения чтению оставить только книги и дозировать визуальные источники информации – гаджеты, телевизор?

— Я считаю, что книга на начальных этапах обучения конкуренции с любым визуальным рядом всё равно не выдержит. Очень многие процессы в обучении завязаны на визуализацию – не случайно складываем мы с ребёнком не «2+2», а «два и два яблока».

Поэтому в борьбе с гаджетами и компьютером будет только две эффективных средства – личный пример родителей и правильные шаги.

Например, можно устраивать совместное чтение или чтение по ролям, но надо найти книгу, которая была бы интересна для всей семьи. Может быть, получится заложить традицию семейного чтения.

Можно, привлекая на помощь любимый гаджет, предложить диафильм – вывел на проектор картинку – и ребёнок читает. То есть, главное, предложить, показать, стимулировать интерес к чтению. Понятно, что «мама мыла раму» — очень скучно. Но и без «рамы» мы не обойдёмся – там специально простая структура слова.

Не надо навязывать ребёнку свой вкус, не предлагайте ему прекрасного Носова и Драгунского, пускай ребёнок читает то, что ему нравится – про принцесс, причёски и маникюры или фантастику, про животных и машины.

Главное, чтобы ребёнок обратил внимание на книгу как источник информации.

Можно поработать с поощрениями. Подумайте, чем вы можете поощрить ребёнка, главное, чтобы поощрение было здесь и сейчас.

Это могут быть конфеты, хотя стоматологи нас не поймут.

Нужно хорошо знать своего ребёнка. Помню, у меня занимался мальчик из очень состоятельной семьи, его было трудно чем-то удивить, родители могли купить всё. И я придумала покупать ему маленькие жвачки, причём за каждый успех давала сразу несколько. Он их вообще не жевал, просто ему нравилось, что у него к концу занятия – целая горка призов. Кто-то будет стараться – за смайлик, за весёлую картинку. И такие картинки ребёнок начнёт коллекционировать просто потому это – его поощрения.

Дислексию лечит специалист

— Могут ли в случае диагностированной дислексии заниматься с ребёнком сами родители?

— Могут, но под руководством специалиста. Помимо обязательной диагностики и приездов к логопеду, можно организовать расширенные консультации, где составляется реабилитационный и обучающий маршрут, что именно с ребёнком делать. При согласии педагога возникающие вопросы можно быстро задать ему в соцсетях. Иногда целесообразно предложить для самостоятельной работы «большое» задание, с которым родитель уходит домой, а потом показывает ребёнка в динамике, спустя какое-то время.

И это может быть задание совсем не только по чтению, но и конкретный совет: подключить к работе с ребёнком других специалистов – нейропсихолога, невролога, массажиста.

Иногда бывает, что ребёнка смотрит невролог и говорит: «Давайте сначала решим проблему с энурезом и пищеварением, потому что у ребёнка третий день запор, он у вас вообще еле сидит, какое уж тут чтение?»

Читать с ребёнком дома вы всё равно будете, другое дело, что у специалиста есть лайфхаки – интересные тексты, поощрения, всякие находки. У него обучение пойдёт быстрее и веселее.

— Как долго придется посещать логопеда?

— Зависит от состояния ребёнка. Если мы быстро найдём «винтик», на котором держатся проблемы и займёмся именно им, сдвинемся с места достаточно быстро.

Если состояние ребёнка осложнено другими диагнозами – например, умственной отсталостью, — времени потребуется больше. Читать сложные тексты со множеством специальной терминологии он, конечно, не будет, но довести навык до такого состояния, чтобы ребенок им свободно пользовался, — вполне возможно.

Но я однозначно не верю в истории «сейчас мы три дня почитаем – и всё пройдёт».

«Просто объяснить» навык чтения нельзя – его нужно вырабатывать и совершенствовать.

Например, если бы в программе первого класса урок письма стоял один раз в неделю, мы бы учились писать до одиннадцатого.

— Насколько реально ко всем специалистам, необходимым для коррекции ребёнка-дислексика, попасть бесплатно по ОМС?

— Знаете, я – за частные клиники. Я понимаю, что этот ответ мало кому понравится, но всё дело в нынешних нормативах на приём. Не может специалист за три минуты посмотреть ребёнка, записать всё нужное, выписать талон и так далее. Неврологические проблемы нужно уметь трактовать, и на это нужно время.

Например, у меня как логопеда первичная диагностика ребенка и консультация занимает от часа до полутора, а в прочем я не лимитирую по времени: родитель должен получить ответы на вопросы, с которыми пришёл, разрешаю, если что-то забыли спросить, писать мне в соцсетях. Во всём мире качественные консультации – тоже чаще всего не государственные программы, увы.

— Надо ли переводить дислексика на домашнее обучение?

— Я против любого сепарирования, потому что навык общения понадобится ребёнку везде.

При этом, понятно, что наше общество я поправить не могу. Значит, ищите учителя, который готов бы был такого ребёнка не ругать, а поощрять каждый его успех. Если мы поощряем личные успехи и личный рост ребёнка, проблемы в том, что он учится среди всех, нет никакой.

Фото из личного архива Ольги Азовой

О том, как выбрать логопеда для ребенка, читайте:

www.miloserdie.ru

Если ребенок не хочет учиться

Краткое содержание: Ребенок не хочет ходить в школу. Проблемы в школе. Ребенок не хочет учиться в школе что делать? Как помочь ребенку учиться. Ребенок не хочет делать уроки. Ребенок ничем не интересуется.

Данная статья представляет собой фрагмент из книги И.Ю. Млодик «Современные дети и их несовременные родители, или О том, в чем так непросто признаться».

Наши отношения с детьми в точности копируют отношения с нашим «внутренним ребенком», которые, в свою очередь, повторяют модель отношения взрослых к нам, когда мы сами были детьми. И если родители во времена своего детства не прожили адекватно какой-то возраст, не решили какую-то важную возрастную задачу, то и своим детям с большой долей вероятности они не позволят сделать это. Если, конечно, не займутся самоисследованием и не проработают то, что по каким-то причинам им не удалось сделать в свое время. Книга именно об этом.

Психологическую часть дополняет художественный рассказ, который ведется от лица ребенка и дает возможность представить, что он мог бы рассказать взрослым, если бы умел выражать свои мысли. Издание будет интересно и родителям, и выросшим детям, пытающимся разобраться в своей жизни. Книга издана издательством «ГЕНЕЗИС». Более подробную информацию о книге и условиях ее приобретения можно найти по ссылке >>>>

«Точнее, он вообще ничего не хочет», — часто жалуются они. «Современные дети как-то особенно не хотят учиться», — уверяют меня учителя, убеждают родители. Мне не удивительно, ведь во многих семьях теперь есть возможность «помогать» ребенку учиться.

Большинство родителей, обращающихся ко мне с этой проблемой, очень вовлечены в процесс учебы ребенка. Они практически учатся за него. Отслеживают все его домашние задания, проверяют или укладывают портфель. Проверяют домашнее задание, иногда даже делают его вместе, напряженно глядя через детское плечо.

С одной стороны, многим родителям кажется, что насколько успешно учится ребенок в школе, настолько счастливым и обеспеченным потом будет его будущее. В этом есть доля правды, но не вся. Ведь важно не только то, какие оценки у него будут по предметам, но и какие навыки, умения и чувства у него останутся после того, как он закончит школу.

Если ребенок, учась в школе, в основном пребывает в напряжении, стрессе, страхе, если там он часто ощущает себя неуспешным, раскритикованным, неуверенным, плохим, если у него останется ощущение, что учеба — это то, что он ненавидит, это постоянное принуждение, и то, что он будет делать исключительно «из-под палки», — то, завершив обучение в школе, ему будет трудно любить учиться. Он постарается побыстрее закончить этот процесс в своей жизни, и не возвращаться к нему никогда. Так что, понукая его, вы можете достигнуть нежелательных целей. Очень многие дети больше никогда не открывают крышку пианино после окончания музыкальной школы, ненавидят читать, потому что их заставляли, не способны написать даже письмо, не то что статью или отчет, потому что кто-то критиковал их и заставлял переписывать сочинения.

Учеба в наших современных школах — непростое, но посильное занятие, с которым ваши дети способны справиться самостоятельно. Конечно, если только у вас нет непомерных родительских амбиций, и вы не отдали ребенка туда, где учебные требования выше его возможностей. Если только вы не ждете того, что ребенок прыгнет выше своей головы, реализуя ваши когда-то несбывшиеся мечты или мечты ваших родителей. А также если амбиции учителя не превышают детских способностей, и учитель не возложил на родителя почетную обязанность привести оценки вашего конкретного ребенка к его завышенным ожиданиям, дабы «не портить картину успеваемости в классе». Итак, если вы готовы к тому, чтобы он сначала научился учиться, а потом легко, самостоятельно и настолько успешно, насколько он может, постиг школьную программу.

У многих, особенно у сверхконтролирующих родителей, есть твердое убеждение, что все дети от природы ленивы, безответственны, только и думают, как бы развлечься, набедокурить, отмазаться от работы, найти приключений на свою голову. Их убежденность небезосновательна, но применима только к тем детям, которые на минутку, на полчаса, на день вырвались из-под удушающего родительского контроля. Вот этим, конечно, хочется «оторваться» и сделать все то, что им категорически запрещали. Большинство же детей на самом деле готовы заниматься делом, вполне разумно сочетая его с отдыхом, хотят быть успешными, способны сосредоточенно работать и учиться, когда понимают, что это их дело, что оно под их управлением и контролем. Когда все победы — их, и ошибки и поражения — тоже их. Дети легче и быстрее откликаются на ту деятельность, которую они сами могут организовать, на результат которой могут повлиять, в которой сами могут распределять свое время и свои усилия.

Сейчас, имеющие возможность не работать мамы или бабушки, принимают решение и дальше не заниматься своей жизнью, а «помогать» ребенку учиться, чем создают, конечно, много проблем: и себе и ему. «Помогают» большинство из них исходя из такого рода соображений: «Он такой слабенький (отстающий, невнимательный, несобранный); его надо контролировать, а то вообще ничего делать не будет». Либо из таких: «Мне вот в детстве никто не помогал, и мне было трудно. Вот для своего ребенка я сделаю все, что в моих силах». Намерения, конечно, благие, но далеко не всегда обусловленные реальными потребностями вашего ребенка.

Большинство детей невнимательны, расторможены, не собраны потому, что за свое дошкольное время так и не научились управлять собой. Скорее всего, потому, что многое делалось и решалось за них, потому, что им не ставили границ, либо ограждали от всего, и у него не было возможности сделать дело самому сначала и до конца. В любом случае, начало было положено до того, как он пошел в школу. Школа, скорее всего, проявила проблемы, и по большей части — проблемы даже не ребенка, а семейной системы, в которой он рос.

И как на возникшие проблемы прореагировала система? Она усилила свои прежние воздействия. Если его гиперопекали, стали опекать еще больше, если контролировали, то усилили контроль. «Он же не справляется, это очевидно!» И как будто не хотят замечать, что от всех этих мер проблема в корне не решается, наоборот, усиливается, закрепляется. Тогда сила воздействия повышается еще больше. его начинают наказывать, не добившись уговорами, начинают делать что-то за него. И он перестает учиться, или, во всяком случае, хотеть учиться (а это и так не просто в рамках нашей системы образования).

Родители все больше берут контроль в свои руки, соответственно, его все меньше остается у ребенка. Они все больше проявляют к нему свою родительскую волю, все меньше ее остается у него самого. Все больше обучение и его оценки становятся их делом, и тем меньше — его. К тому же у него вырабатывается стойкое и сильное сопротивление к их давлению (как и у любого человека, иначе чье-то внешнее давление разрушило бы личность, сломало ее). Сопротивление может быть пассивным и выглядеть как лень, саботаж, бесконечные походы в туалет, попить, поиграть, помечтать, забывание домашних заданий, откладывание уроков на потом. Или более активные формы: капризы, возмущения, скандалы, прогулы, конфликты, открытые протесты (как правило, в подростковом возрасте).

Родители в таком случае возмущенно тычут в ребенка пальцем, называя его лентяем, раздолбаем, хулиганом и т.д., в зависимости от широты словарного запаса и наивных представлений об особой действенности какого-либо эпитета. Им не хочется признавать, что не он один отвечает за проблему, в которой оказался. Они уверены, что они-то все делают правильно, это он — просто лентяй и далее по списку.

Постепенно у ребенка остается все меньше сил и желания пытаться справиться с тем, с чем ему невозможно справиться. Потому что при внешнем неусыпном контроле у него формируется достаточно сложный механизм. У него пропадает собственный мотив делать что-то, а вместе с мотивом — и энергия, которая всем нам нужна для того, чтобы делать что-то (особенно то, что делать не особенно хочется), к тому же у него растет сопротивление к этому внешнему давлению. Потому что любая психика стремится сохраниться и не быть растоптанной и уничтоженной чьими-то намерениями, даже если эти намерения «самые благие».

Чем больше давите, тем сильнее сопротивление (если вы, конечно, уже не «сломали» вашего ребенка и не подчинили полностью вашей воле). Если ваш ребенок сопротивляется вам, вы должны радоваться, а не возмущаться. Это значит, что у него есть силы и здоровье, чтобы не дать вам уничтожить свою личность. И ваша задача — попытаться понять, что происходит, чему он так яростно сопротивляется и постараться убрать первопричину. Потому что на сопротивление уходит так много энергии, что ваш ребенок становится слабым вдвойне: у него очень мало осталось своей энергии на то, чтобы что-то сделать, потому что вы забрали у него мотив, и он вынужден тратить еще больше сил на то, чтобы не дать вам так сильно и так сразу его раздавить.

Представьте, что вам надо на работу и кто-то из ваших домашних постоянно проверяет вас, взяли ли вы с собой нужные вам документы, написали ли вы отчет. И делал бы это постоянно, из раза в раз. Вас бы это быстро утомило, но со временем вы привыкнете и как-нибудь, когда ваши домашние забудут напомнить вам про отчет, вы, конечно, забудете его дома. И с возмущением: «Ты почему мне не напомнила!» — быстро переложите, например, на жену ответственность за вашу ошибку. А она вам на это: «Я что, обязана думать про твой отчет?» И правда, не обязана. Вот и не надо было раньше лезть не в свое дело. Кто виноват? Оба. Каждый занимался не своим. Она в свое время взяла ответственность, он отдал.

А что вы будете чувствовать, если каждый день ваши близкие после того, как вы только что пришли с работы, будут вам говорить: «Садись за свой отчет, делай свои документы. Вот прямо при мне, садись и делай. Что значит, хочу передохнуть, телевизор посмотреть? А кто твой отчет за тебя будет делать? Я ж для тебя стараюсь, чтобы тебе завтра на работе не влетело!» Если бы это делала ваша жена, вы бы уже давно расстались с ней. Если ваша мама, возненавидели бы ее, при всем уважении, и стали искать варианты, как разъехаться. Это естественно — начать ненавидеть того, кто нас принуждает. И вы бы хотели, чтобы ваши дети чувствовали то же самое по отношению к вам?

А если б они (кто-то из ваших домашних) при этом еще стояли у вас за спиной, крича на вас каждый раз, когда вы в своем отчете допускаете ошибку? Вы бы стали собраннее, внимательнее и энтузиазм бы ваш вырос? А если б заставили все переписывать, «потому что не достаточно аккуратно написано», после того, как вы вымучили первые две страницы? Ну давайте, примерьте это на себя! И как? Жмет? Много злости, возмущения, протеста и никакого желания работать?

Вам легче, вы же взрослый, вы еще можете возмутиться, всех послать по своим делам и сказать, что ваш отчет — это ваше дело, и нагоняй на работе, если что, тоже ваше дело. Можете накричать даже, стукнуть кулаком, показать, кто в доме хозяин. А ваши дети? Они не могут. Они вынуждены подавлять в себе раздражение на вас, потому что любят, боятся огорчить или, может, просто боятся ослушаться. И страх и энергия на подавление злости тоже отнимает у них силы. Не удивительно, что им не хочется учиться.

«Что вы предлагаете?! — обычно возмущенно восклицают родители на мои попытки разъяснить их непосредственное и живейшее участие в создавшейся проблеме. — Перестать его контролировать? Он тогда вообще перестанет делать уроки! И мы вообще скатимся на двойки!» Мне не хочется, конечно, им говорить, что вы-то свою родительскую двойку уже получили. Это было бы грубо. зато правда. Конечно, если сейчас, когда он уже 8-9-10 лет живет под неусыпным родительским контролем, дать ему полную свободу, это, однозначно, подставило бы его под неудачу. Особенно если дать на это ему два дня. За два дня он точно успеет только продемонстрировать весь репертуар своих невозможностей управлять собой и собственной учебой. При этом по прошествии этих двух дней его родитель с трудно скрываемым злорадством (!) ответит нам: «Я же говорил! Он не может!»

Конечно, не может. А кто бы смог? Ему предстоит этому научиться. И если другие дети учились этому в своей дошкольной жизни, причем не рискуя никаким снижением успеваемости, то именно ему сейчас предстоит это сделать с риском того, что оценки какое-то время будут очень даже не те, каких бы вам хотелось. Но нужно выбрать: либо оценки (которые в случае подобных проблем и так, как правило, невысоки), либо время для формирования у ребенка навыков самоуправления и самоконтроля. Время, в течение которого, учеба стала бы его, а не вашим делом. Время, в течение которого, он сначала будет ожидать от вас привычного «пинка», потом, не получив его, будет вас провоцировать на него или радостно забросит все, потом поймет, что учиться как-то надо и двоечником в классе все-таки быть неприятно. Потом будет постепенно учиться уговаривать себя самого, что и начнет у него выходить сначала с переменным успехом, а потом, с получением первых, честно заработанных хороших оценок, все лучше и лучше.

Если он очень привык делать все с вами и не готов добровольно от этого отказаться (что является еще более тяжелым случаем, показывающим, что ваш ребенок или совсем уж не верит в себя или очень боится ошибаться, или достаточно инфантилен, психологически незрел), то пробуйте начинать хотя бы с тех уроков, которые всегда давались ему легко. А остальные, более сложные, пусть делает сам, но может обращаться к вам за помощью, если ему что-то непонятно. Очень важно, чтобы по возможности он сам мог планировать свое время, когда что делать. Чтобы если не успевает что-то сделать, то шел бы в школу со своими не выученными уроками и получал там свои законные «двойки», расстраивался, исправлял.

Вы быстрее достигнете успеха, если будете отмечать каждый шаг все более возрастающего контроля ребенка над собой, его каждый маленький успех. Если на неудачи будете реагировать не нотацией и упреком «я же говорил, что схлопочешь «двойку»!», а попыткой вместе разобраться, почему это произошло.

Важно понимать, что вам трудно будет отдать контроль ребенку, если при этом вы не найдете, чем можно заняться вам в это время, если в вашей жизни не найдутся ваши собственные смыслы, потребности и занятия. У многих мам и бабушек сверхзабота и сверхконтроль — всего лишь компенсаторная возможность уйти от своих страхов ненужности, нереализованности, невовлеченности в профессию или призвание. Многим из них значительно легче командовать в чужой жизни, чем управлять собственной. И некоторые из них радостно хватаются за эту соломинку. Только их ребенок здесь при чем?

www.adalin.mospsy.ru