Как там флиртуешь

Фото: Юрий Тутов / ТАСС / архив

В прошлом году убийство заключенного в элистинской ИК-1 спровоцировало массовую акцию неповиновения — 400 человек отказались от пищи, некоторые зашили себе рты. Во ФСИН утверждали, что погибший сам напал на сотрудников колонии, после чего те были вынуждены применить силу. Однако вскоре следователи представили иную версию событий — осужденного забили до смерти, а он не мог оказать сопротивления, так как был закован в наручники. «Медиазона» узнала предварительные итоги расследования этого инцидента.

Год назад, 21 ноября 2015 года, заключенные исправительной колонии № 1 в столице Калмыкии Элисте начали массовую голодовку. В акции участвовали около 400 человек, некоторые из них зашили себе рты проволокой. Так осужденные отреагировали на убийство только этапированного в колонию 28-летнего Дмитрия Батырева.

На следующий день Следственный комитет сообщил о возбуждении уголовного дела. «В ходе осмотра тела [Батырева] установлены многочисленные повреждения, в том числе в области головы, туловища и конечностей», — отмечали в ведомстве. В тот же день региональное управление ФСИН представило свою версию случившегося: осужденный попытался помешать сотрудникам колонии обыскать его, а потом достал изо рта лезвие и напал на них.

«В целях пресечения противоправных действий осужденного Батырева Д.О., сотрудниками были применены физическая сила и специальные средства. После применения физической силы и специальных средств осужденный был осмотрен врачом-терапевтом, в последующем находился под наблюдением медработника, — утверждали во ФСИН. — Примерно в 15 часов 00 минут осужденный Батырев Д.О. стал жаловаться на состояние здоровья и был госпитализирован в больницу». Батырев скончался после реанимационных мероприятий, настаивали в ведомстве.

24 ноября следователи задержали троих сотрудников ИК-1, подозреваемых в избиении заключенного — Казбека Исраилова, Церена Насунова и Александра Шуваева. В июле в деле появились два новых фигуранта — бывший заместитель начальника ИК-1 Баатр Дорджиев и врач туберкулезной больницы ФСИН Константин Убушаев. Все они сейчас находятся в СИЗО.

Недавно СК закончил расследование уголовного дела. Сейчас обвиняемые знакомятся с материалами, после чего их направят в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения и передачи в суд.

Убийство под камерой

В сентябре 2015 года Дмитрия Батырева осудили за избиение бывшего заместителя начальника УФСИН Калмыкии Бурханали Сафаралиева. Весной того же года Батырев женился. По словам его сестры Надежды Санджиевой, с Сафаралиевым Дмитрий знаком не был. Мужчины повздорили в магазине, принадлежавшем экс-сотруднику ФСИН.

«Завязалась какая-то словесная перепалка. Ну и вылилось это в такую драку, после чего мой брат уехал, а Сафаралиев или кто-то вызвал скорую. Не знаю, кто там еще присутствовал, — рассказывает Санджиева. — В больницу его [потерпевшего] привезли — он был в сознании, общался, разговаривал. Пролежал там ровно 21 день, ровно столько, сколько нужно, чтобы повреждения признали тяжкими». В итоге Батырева обвинили в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений (пункт «д» части 2 статьи 111 УК).

«Мой брат вину признал. Признал частично. Лишь в отношении того, что это было совершено. Что из хулиганских побуждений — это не так, конечно», — говорит Надежда. Дмитрий ожидал суда под домашним арестом; его приговорили к трем годам колонии общего режима, после чего поместили в элистинский СИЗО-1.

20 ноября 2015 года Дмитрия этапировали в колонию № 1. Известно, что при последнем личном досмотре в следственном изоляторе у Батырева в тот день не нашли запрещенных предметов, в том числе — во рту. Затем сотрудники ФСИН стали сверять анкетные данные осужденного — стандартная процедура перед этапом; как полагают следователи, Батырев назвал им свое имя, но почему-то отказался отвечать на остальные вопросы, сказав, что вся нужная информация есть в материалах дела. После этого его посадили в служебную «Газель», сковав наручниками руки за спиной.

В колонии Батырев якобы вновь отказался отвечать на вопросы, сославшись на «личные убеждения». 50-летний дежурный помощник начальника колонии Казбек Исраилов схватил осужденного за куртку и завел его в комнату для досмотра. Там он ударил Батырева, чьи руки были по-прежнему скованы наручниками; удары пришлись по голове и корпусу; осужденный упал на пол. Исраилов продолжил избивать его, а затем велел коллегам — старшему оперативнику Церену Насунову и младшему инспектору отдела безопасности Александру Шуваеву — поднять заключенного.

В это время в комнату зашел заместитель начальника колонии Баатр Дорджиев. Увидел, чем заняты его коллеги, Дорджиев дал указание начальнику конвойной группы Манджиеву поднять установленную в помещении камеру наблюдения — так, чтобы объектив уперся в потолок.

Избиение продолжилось. Исраилов, Насунов и Шуваев нанесли осужденному не менее 60 ударов: по голове, груди, спине, пояснице, левому бедру, ягодицам, рукам и ногам, но больше всего — по лицу. В комнате присутствовал врач-терапевт туберкулезной больницы № 2 медсанчасти ФСИН Константин Убушаев. Он не пытался остановить избиение, а позже не стал оказывать Батыреву медицинскую помощь. По данным СК, медик при этом видел, что Батырев несколько раз ударялся головой об стену и терял сознание.

Примерно в 13:40 двое осужденных по указанию избивавших Батырева сотрудников ФСИН перенесли его на руках в кабинет замначальника ИК-1 Дорджиева. Тот, в свою очередь, велел отнести заключенного в кабинет оперативников и там дожидаться врача-нарколога. В этом кабинете Батырев и скончался примерно в 15:00. По заключению медиков, причиной смерти стала тупая сочетанная травма головы, тела и конечностей, надрыв плевры нижней доли левого легкого и ушиб поджелудочной железы, осложнившейся развитием травматического и геморрагического шока.

После смерти Батырева замначальника колонии велел подчиненным составить материалы о нападении осужденного на надзирателей. Для этого сотрудники Шуваев и Насунов нанесли себе порезы лезвием и кое-где порвали обмундирование; кроме того, Шуваев попросил товарища ударить его в лицо. Дежурный помощник Исраилов написал ложный рапорт о нападении и сломал свой нагрудный видеорегистратор, а врач-терапевт Убушаев составил акт медосвидетельствования, в котором утаил часть травм, полученных Батыревым.

Сейчас по эпизоду с убийством заключенного обвиняемыми проходят пятеро сотрудников колонии. Избивавших Батырева надзирателей Исраилова, Насунова и Шуваева обвиняют в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (часть 4 статьи 111 УК), и превышении должностных полномочий с применением насилия и спецсредств (пункты «а», «б», «в» части 3 статьи 286 УК).

Замначальника колонии Дорджиева обвиняют только в превышении полномочий, а врача Убушаева — в пособничестве превышению полномочий и халатности.

«Они ведут себя очень нагло»

Надежда Санджиева, не верит, что причиной столь жестокого избиения был отказ брата называть свои анкетные данные. Она отмечает, что Дмитрий не придерживался криминальных «понятий» и к уголовной ответственности был привлечен впервые.

«И до этого он не имел дела, не общался с заключенными, бывшими заключенными, ни в какие сферы бандитские не был вхож никогда. По поводу отрицательной направленности — никогда не замечала такого», — вспоминает Надежда. Она не исключает, что трагедия в ИК-1 связана с конфликтом между ее братом и бывшим замначальника УФСИН по Калмыкии: «Мы до сих пор не отбрасываем этот факт».

Адвокат Андрей Сабинин, который представляет потерпевших по инициативе «Зоны права», говорит, что о мотивах обвиняемых его доверители могут узнать только в суде — в следственных действиях они не участвуют. «Вопросы задать, понять, как это было, мы уже только в суде сможем. У потерпевшего очень небольшой доступ к материалам, ограниченный весьма», — объясняет адвокат.

Все обвиняемые по делу сейчас находятся в СИЗО. Они не признают свою вину. «Я хожу на каждую меру пресечения. Они ведут себя очень нагло, каждый свою вину отрицает, — рассказывает Надежда Санджиева. — Сейчас позиция Шуваева и Насунова, я так понимаю, что это все сделал Исраилов. То есть они на него все сваливают». При этом сам Исраилов пытается симулировать недееспособность, хотя ранее специалисты Центра имени Сербского в Москве заключили, что он вменяем, рассказывает Санджиева.

Представители колонии и управления ФСИН по Калмыкии до сих пор не принесли семье Батырева извинений или официальных соболезнований.

Сестра Дмитрия вспоминает, что семья узнала о его гибели не от сотрудников колонии, а через близких других заключенных. «Родственники — брат двоюродный, сестра двоюродная — поехали в колонию, когда узнали о случившемся. Как встретили сотрудники? Очень агрессивно встретили. Они не хотели вообще разговаривать, шли на конфликт, на моего брата наезжали на машине, — вспоминает Санджиева. — Уже поняв, что мы никуда не уйдем, вышли начальник колонии [Санал] Наминов и [Михаил] Сизухин — по-моему, это начальник управления. И зашел разговор о том, что мой брат сам виноват, что он напал на сотрудников, хотя был осмотр тщательный, и конвой ничего не обнаружил».

О работе, проделанной следователями, Санджиева отзывается со скепсисом. По ее мнению, у обвиняемых было время, чтобы уничтожить улики и договориться о версии, которая позволила бы им избежать ответственности. «То есть у них было время подумать, осмыслить, обсудить сто раз. Потом, видеозаписи тоже изъяли не сразу, а на второй-третий день. Все было удалено. Но хорошо, что есть те, которые эксперты сумели установить — там видно, что было», — добавляет Надежда. Она считает, что к ответственности привлечены не все причастные к гибели брата — в частности, на скамье подсудимых нет сотрудников, которые удалили записи избиения, и начальника конвойной группы, направившего камеру в потолок.

По сведениям Санджиевой, условия содержания в ИК-1 после гибели Дмитрия стали мягче. «Заключенные говорят, что сейчас все тихо», — рассказывает сестра погибшего.

В январе этого года в сети появилось очередное видео с избиением сотрудниками ФСИН заключенных. Как выяснилось, запись была сделана 20 сентября 2012 года в той же элистинской колонии № 1.

Съемка зафиксировала, как двое сотрудников ФСИН и трое бойцов ведомственного спецназа в бронежилетах и масках в комнате для досмотра избивают резиновой палкой заключенных. Всего на видео попали 12 осужденных. Их заводят в помещение по одному, ставят лицом к стене, заставляют широко расставлять ноги и бьют резиновой дубинкой. В избиении участвуют все пятеро людей в форме. В промежутках между издевательствами они требуют, чтобы заключенные повторяли обещания — например, «заправлять свою шконку по образцу, как положено». Заметно, что осужденные стараются уклониться от ответа. Некоторых из них заставляют на камеру повторить фразу: «Режим содержания обязуюсь не нарушать!».

Публикация ролика стала поводом для появления в деле Батырева нового эпизода — на видео попал уже известный следователям Церен Насунов. Обвиняемыми по этому эпизоду кроме Насунова проходят инспектор отдела безопасности ИК-1 Илья Бадма-Убушаев и замначальника отдела спецназа УФСИН Калмыкии Евгений Молозаев.

По данным следствия, 20 сентября 2012 года по приказу начальника республиканского УФСИН в колонию ввели 15 бойцов спецназа «для предупреждения возможных противоправных действий со стороны осужденных» в жилой зоне.

Избиения в тот день продолжались с 8:30 до 14:00. В постановлении следователя упомянуты семеро заключенных, пострадавших от побоев, хотя в действительности их было больше. При этом по версии следствия сам Молозаев ударил лишь одного заключенного — Марата Есенова.

Адвокат Сабинин рассказал, что не все пострадавшие согласились сотрудничать со следователями: «Я участвовал в установлении одного из возможных потерпевших. Он в другой колонии был, его даже этапировали. Но он потом отказался. Видимо, по понятиям запретили в этом участвовать».

По эпизоду с избиением заключенных Насунова и Бадма-Убушаева обвиняют по пунктам «а», «б» части 3 статьи 286 УК, а бывшего замначальника спецназа УФСИН — только по пункту «а» той же статьи.

Адвокат Андрей Сабинин допускает, что старое видео появилось в сети спустя два месяца после убийства Дмитрия Батырева неслучайно. «Нельзя исключить, что кто-то из привлекаемых пытался уходить от ответственности, и вполне возможно, что это специально был слив, чтобы на него (Насунова — МЗ) свалить основную вину. Это могла быть защитная реакция кого-то из обвиняемых», — говорит Сабинин. Он уверен, что видео снимал один из сотрудников колонии: «Его же посторонний человек не мог получить. То есть оно где-то лежало до поры до времени, а потом его кто-то слил. Здесь, скорее, либо кто-то мстит, либо кто-то пытался перекинуть основную вину на этого человека».

Сабинин считает, что между событиями 2012-го и гибелью Дмитрия Батырева есть косвенная связь. «Безнаказанность 2012-года привела к тому, что в 2015-м человек погиб. То есть существует система, которая никем не регулируется, за которой никто не следит, и убийцы как там работали, так и продолжали работать. Просто в первый раз они человека не убили, а во второй раз они его убили», — заключает адвокат.

zona.media

Пять самых гостеприимных стран мира: как там живется

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Устами местных жителей рассказываем о пяти странах, где иностранный специалист чаще всего может рассчитывать на теплый прием, помощь и дружелюбную улыбку.

Многим экспатам становится легче приспособиться к совершенно иной жизни за рубежом, если удается завести новых друзей.

Но с учетом колоссального разнообразия культур и различий в способностях к языкам, в некоторых местах зарубежным специалистам определенно бывает проще почувствовать себя как дома.

Недавно Международная сеть сообщества экспатов InterNations провела свой ежегодный опрос Expat Insider с целью определить те страны, где можно быстрее адаптироваться к местной жизни.

В опросе приняли участие более 14 тысяч экспатов из 191 страны, которым было предложено оценить ряд аспектов жизни за рубежом, в том числе и то, насколько дружелюбна атмосфера в стране и насколько легко там обжиться и завести друзей.

Мы пообщались с жителями тех стран, которые заняли первые места по уровню гостеприимства, и выяснили, что именно делает эти государства такими привлекательными для приезжих.

Правообладатель иллюстрации Tom Cockrem/Getty Image caption Высший балл по степени дружелюбности получила Уганда

Эта восточноафриканская страна получила высший балл по степени дружелюбности. По итогам опроса InterNations, 57% экспатов поставили стране максимальную оценку по критерию «общая дружелюбность» (в среднем по миру этот показатель составил 26%) — более того, отрицательных оценок ей не дал никто.

Уроженка Великобритании Шарлотта Бовуазен, которая пишет о жизни в столице страны Кампале в своем блоге «Дневник музунгу» (Diary of a Muzungu), считает приветливость по отношению ко всем народам неотъемлемой частью здешней культуры — местное население всегда встречает приезжих с улыбкой.

Представитель InterNations Надя Милева, которая переехала в Кампалу из Болгарии, согласна с ней: по ее мнению, жители Уганды «поразительно дружелюбны».

«В этой стране много хорошего: от захватывающих пейзажей до шикарных ресторанов и баров и вечного лета», — добавляет она.

Правообладатель иллюстрации Tom Cockrem/Getty Image caption Многие экспаты живут в Кампале, где большинство владеет английским языком

Конечно, в Уганде есть и свои проблемы: периодические отключения электроэнергии, загрязнение атмосферы выхлопами от старых автомобилей и все более острая нехватка необходимой инфраструктуры, которая может приводить к полной остановке дорожного движения.

Но «подавляющему большинству приезжающих в Уганду здесь очень нравится. Многие из нас продлевают контракты, многие решают поселиться здесь навсегда», — рассказывает Бовуазен.

Большинство экспатов живет в Кампале, где многие говорят по-английски и где есть хорошие рестораны.

«Здесь очень оживленный центр и спокойные окраины, что хорошо подходит семьям и домоседам», — поясняет Милева.

Южная часть города славится своим культурным многообразием, жить там дешевле, недалеко расположены озеро Виктория и аэропорт.

В северной части селятся преимущественно обеспеченные люди. Но экспаты есть везде.

«В Уганде нет кварталов, где преобладают ‘музунгу’ [иностранцы], и кварталов, где селятся только местные жители», — поясняет Милева.

Кроме того, в стране очень доступное питание и рынок труда: это означает, что экспатам, как правило, удается поддерживать высокий уровень жизни.

Эта центральноамериканская страна получила высокие оценки по всем показателям, касающимся легкости адаптации.

По данным опроса, примерно 9 из 10 экспатов (89%) удовлетворены общей приветливостью населения, а 8 из 10 (79%) чувствуют себя в Коста-Рике как дома.

По словам Дианы Стобо, владелицы спа-центра The Retreat в Коста-Рике, и иностранцев, и местных жителей объединяет стремление к pura vida («подлинной жизни»).

«Здесь очень сильна концепция ‘подлинной жизни’, которая привлекает тех, кто устал от шума и суеты».

Она убеждена, что важную роль в поддержании этого равенства и открытости играет социалистическое правительство.

«Уровень дохода у всех примерно одинаковый; здесь сложно добиться финансового благополучия, поэтому большинство находят мир и гармонию в том, что имеют. Ни забот, ни проблем, только «подлинная жизнь».

Представитель InterNations Дэвид Блэк, который приехал сюда из Великобритании и поселился в городке Санта-Ана, в 15 километрах к западу от столицы, Сан-Хосе, утверждает, что хотя многие здесь говорят по-английски, изучение испанского позволит лучше наладить связь с местным населением.

Правообладатель иллюстрации Jean-Pierre Lescourret/Getty Image caption Жители Коста-Рики стремятся вести pura vida

«Если потрудиться понять и принять культуру Коста-Рики, вас встретят с распростертыми объятиями и будут считать другом».

Пенсионеров-иностранцев привлекают морские курорты, такие как Гуанакасте на северо-западе и Хако и Мануэль-Антонио в западно-центральной части страны, многие зарубежные специалисты проживают в Центральной долине недалеко от Сан-Хосе.

«Санта-Ана и Эскасу [в 8 километрах к западу от Сан-Хосе] пользуются особой популярностью у североамериканцев и европейцев», — рассказывает Джонс.

За последние 10 лет стоимость жизни в Коста-Рике выросла. Джонс отмечает, что в некоторых местах за чашку кофе с пирожным приходится платить почти столько же, сколько в центре Лондона.

«Впрочем, как и во многих других странах, если знать места и жить скромно, можно найти массу возможностей поесть и купить все необходимое по разумным ценам», — уточняет он.

По мнению многих экспатов, в этой южноамериканской стране быстро начинаешь чувствовать себя как дома.

«Колумбийцы очень стараются показать свою родину в самом выгодном свете, они очень гостеприимны и внимательны к приезжим», — утверждает Анн-Мари Цверг-Вильегас, уроженка США и представитель InterNations в Медельине.

«Колумбия — одна из стран с самой низкой долей иностранцев среди населения, так что мы всем здесь в новинку. Местные склонны считать нас туристами и относятся к нам соответственно».

Уильям Дюран живет во втором по величине городе Колумбии — Медельине, — где держит учебный центр для фрилансеров, путешествующих по всему миру.

Он говорит, что такое отношение местных жителей дает экспатам уникальную возможность раз и навсегда почувствовать себя желанными гостями.

«Из сорока с лишним стран, в которых я побывал, я больше нигде не видел такого гармоничного сочетания привычного и нового, — отмечает он. — Колумбийцы очень приветливы и всегда готовы прийти на помощь. Это очень теплая страна — во всех смыслах этого слова».

Правообладатель иллюстрации John Coletti/Getty Image caption Колумбийцы очень гостеприимны и внимательны к приезжим

Экспаты в основном живут в столице, Боготе, население которой составляет почти 8 миллионов человек.

Поскольку, по словам Цверг-Вильегас, пробки в городе кошмарные, имеет смысл селиться поближе к работе.

Большинство иностранных специалистов проживает в северо-восточной части города, в таких кварталах, как Чико, Росалес, Усакен и Седритос.

«В этих кварталах есть современные торговые центры, где продаются товары международных производителей, рестораны, предлагающие блюда различных национальных кухонь, а также спортивные клубы и кружки по интересам. Там же расположены элитные ночные клубы, такие как Парке 93, Зона Т и Зона Г», — рассказывает Цверг-Вильегас.

Более молодые экспаты и любители приключений могут поселиться в южных кварталах, таких как Тэусакильо или Соледад, где полно дешевых ночных клубов и баров и где подают крафтовое пиво.

Поскольку Колумбия — страна аграрная, здесь круглый год можно дешево купить свежие фрукты и овощи; сфера услуг здесь тоже вполне доступна по ценам.

«Большинство экспатов спокойно могут себе позволить держать горничную, водителя и няню», — поясняет Цверг-Вильегас.

При этом экспаты по уровню дохода обычно попадают в категорию верхнего среднего класса, так что коммунальные платежи с них берут по повышенным тарифам, чтобы поддержать менее обеспеченные слои населения.

Оман не только входит в число самых солнечных стран мира — там живут очень дружелюбные люди, под стать теплому климату.

Культура странноприимства, которая имеет религиозные корни, тоже способствует открытости по отношению к приезжим.

«Оманцы традиционно очень гостеприимно относятся к посторонним. Благодаря своим сильным исламским корням и убеждениям они любят помогать ближним и нуждающимся и всегда готовы пригласить незнакомого человека к себе домой и угостить кофе, финиками или фруктами», — рассказывает Николь Бруер.

Бруер живет в городе Низве (в 160 километрах к югу от столицы, Муската) и описывает свои впечатления в блоге «Люблю ездить по миру» (I Love to Globetrot).

Страна прекрасно подходит для любителей приключений и жизни под открытым небом: здесь обычно хорошая погода и много местечек, где можно разбить палатку и отдохнуть.

Правообладатель иллюстрации Franz Aberham/Getty Image caption Благодаря хорошим погодным условиям в Омане можно проводить много времени под открытым небом

«Если вы собираетесь жить в городе, Оман рассматривать не стоит», — предупреждает Ребекка Мэйстон, представитель InterNations, которая родилась в Новой Зеландии и живет в Мускате.

«Переезжать в эту страну имеет смысл тем, кто не прочь пожить под открытым небом. Для меня жизнь — это бесконечная череда приключений, отличная погода, прекрасные пейзажи, многообразие национальностей и множество друзей».

В Мускате больше баров и ресторанов, чем в любом другом городе Омана; по словам Мэйстон, многие из ее друзей-экспатов любят отдыхать в местных клубах по выходным.

Низва, хоть и была когда-то столицей, теперь больше похожа на провинциальный городок, зато там много исторических достопримечательностей, в том числе крепость Низва и знаменитый сук — торговый район, где продают драгоценности и гончарные изделия.

Стоимость жизни в Омане растет, и тем не менее недавно эта страна была признана одной из самых доступных по ценам на Ближнем Востоке (по версии консалтинговой фирмы Mercer).

«Я могу здесь жить с большим комфортом, чем дома, и при этом выигрывать по деньгам», — радуется Мэйстон.

Это островное государство превратилось в столицу аутсорсинга: многие транснациональные компании открывают здесь офисы и привлекают сюда экспатов со всего мира.

На данный момент гражданам 159 стран для въезда на территорию Филиппин не требуется даже виза.

Английский язык — основной язык общения, и местные жители всегда рады приветствовать новичков.

«Местные очень общительны и всегда готовы помочь, благодаря чему иностранцы чувствуют себя комфортно», — рассказывает представитель InterNations Элеанор Уэбли, которая родилась в Маниле.

Здесь любят развлекаться — устраивать фестивали и вечеринки или даже просто уличные гуляния, — а значит, приезжие могут легко найти возможность завести новых друзей.

«Люди здесь очень доброжелательны и всегда улыбаются», — говорит Венделл Юсон, представитель InterNations, который родился и вырос в Маниле.

Он добавляет, что эту атмосферу отражает и девиз министерства туризма Филиппин: «На Филиппинах веселее!»

Правообладатель иллюстрации Tom Cockrem/Getty Image caption Культура отдыха на Филиппинах дает экспатам массу возможностей завести друзей

Хотя большинство экспатов работает в Маниле, многие решают поселиться недалеко от прекрасных пляжей.

Большой популярностью среди приезжих, которые хотят жить подальше от шумного города, но иметь возможность доехать туда на общественном транспорте, пользуется Тагатай в 74 километрах к югу от Манилы — между этими городами налажено регулярное автобусное сообщение.

«В состав Филиппин входит 7100 островов, и экспатов привлекает здешний тропический климат», — говорит Юсон.

Те, кто предпочитает жить в городе, обычно выбирают центральные деловые районы (в том числе главный и крупнейший — Макати, новый Бонифацио Глобал Сити и самый центральный — Ортигас — в Маниле) или селятся в Себу, втором по величине городе страны, расположенном на центральных островах.

Стоимость жизни здесь обычно не очень высока, и иностранным специалистам с ограниченным бюджетом не так сложно свести концы с концами — по данным сайта Expatistan.com, жилье, транспорт и еда в Маниле примерно на 60% дешевле, чем в Лондоне.

Однако если поселиться в фешенебельном районе или арендовать квартиру с обслуживанием, чтобы пользоваться теми же удобствами и услугами, что и в гостиницах, это обойдется существенно дороже.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

www.bbc.com